Обсуждение Белая крепость России.

Регистрация
23.08.2018
Сообщения
11 878
Репутация
1 826
Баллы
0
Лайки
4695
Пол
мужской
Много есть в истории Руси событий, по которым никогда не снимут исторических фильмов, о которых никогда не расскажут школьникам на уроках истории. Даже Задорнов. Потому как брутальные суровые язычники, торговавшие своими соплеменниками на всех рынках раннего средневековья, конечно же, намного «круче» христиан.

…Изучив подробности, некоторые, может быть, даже усмотрят большое сходство с Брестской крепостью, за тем отличием, что Брестскую крепость взяли, а крепость Белую – нет.

…В 1634 году польская армия во главе с королем Владиславом Польским числом в 20 тысяч человек с осадной артиллерией, провиантом и наемниками шла на Москву. Дошла она ровным образом только до крепости Белой, в которой был воевода Феодор Волконский и 500 забитых и затурканных попами смиренных рабов Божиих (в бака-вики написано 1000 – наверное, считали два раза или каждым глазом). Воеводе предложили по быстренькому не тянуть резину и сдать крепость под честное польское слово, тем более, что боярин Шеин так уже и поступил, а геройства в глухом захолустье оценить некому. Заупокой отпоют, и дальше на Москву пойдут.

Воевода Феодор потеребил бороду и ответил, что боярин Шеин ему не в пример. Пинком под зад выставили парламентеров и закрыли ворота.

Король Владислав пожал плечами и начал обстрел крепости, сопровождая его периодическими штурмами стен. Видя, однако, что дело странным образом затягивается, отправили храбрых немцев рыть подкоп с пороховой миной. Подкоп сделали. Взорвали. Оказалось, что подкоп был проведен под лагерь осаждавших, в результате чего погибло несколько десятков храбрых поляков. Подозрения подтвердила стрела, воткнувшаяся в телегу. К стреле была привязана берестяная записка полууставом «Крепость здесь» с нарисованной стрелкой в сторону крепости.

Король Владислав опять пожал плечами и опять отправил храбрых немцев рыть подкоп в новом направлении, любезно указанном осажденными. Подкоп сделали. Взорвали. И из пролома с радостными криками выбежали русские, которые начали рубить всех подряд, порубили 2000 человек, включая королевскую гвардию и самого короля Владислава, после чего с теми же радостными криками убежали обратно в крепость и забили пролом досками.

Король, вынесенный все теми же отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру и, сказав польским наречием «что за…?», отправил ломать забитый досками пролом уже серьезно.

Пролом разбили. Из пролома… Да! Правильно! С радостными криками выбежали опять 300 русских. Они порубили еще 2000, и опять убежали в крепость, попутно прихватив 8 осадных орудий и несколько полковых знамен. Пролом забили досками.

Король, вынесенный с поля брани отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру, сказал польскою мовою «реали! что за..? «Чёрт с ней с этой чертовой крепостью» и повел войско в обход крепости. В это время пролом начали решительно ломать изнутри. Из разломанного пролома появились русские, которые решительно загнали короля с войском обратно в лагерь, где Владиславу вручили письмо от воеводы: «Слышь, королевское величество, ты это, не балуй. Пришел брать крепость – так бери крепость. Нехрен по окрестностям бродить. Не отвлекайся. И вообще – может, это, сдашься, а? А то мы, яко христиане, кровопролития не любим, да и хоронить вас всех тут особо негде».

Король, уже сказавший на польской мове нечто совершенно неразборчивое, дал приказ трубить отступление и идти обратно в Краков. В это время через пролом с криками: «А ну стоять! Куда это вы собрались!» выбежали 200 русских и погнались за уже 15000-ным польским войском. Догнать смогли только двоих.

Известно про одного из участников осады Белой крепости – крестьянина Афанасия Сухова, что он лично убил 117 человек, взял в плен 48. Отличился он еще тем, что подбирал неразорвавшиеся гранаты, исправлял и c криком «учить надо матчасть, учить!» кидал обратно.

Сам воевода был контужен одной из разорвавшихся гранат и его носили на носилках по полю боя женщины и дети (наверное, именно их посчитала википедия в число 1000).

Это не Спарта. Это Русь.

PS. На самом деле там было все, конечно, намного жестче. Два раза поляки полностью захватывали крепость, и их оба раза выносили через пролом, прогоняя до самого лагеря. Из воинов в живых осталось только 200 человек. Почти полностью полег «спецназ» – сотня московских стрельцов, которые вели прицельный огонь с горящих деревянных башен. Коней после вылазки втягивали в крепость канатами, настолько они были обессиленными.
 
Регистрация
10.02.2017
Сообщения
24 665
Репутация
1 095
Баллы
11
Лайки
8150
Пол
мужской
Много есть в истории Руси событий, по которым никогда не снимут исторических фильмов, о которых никогда не расскажут школьникам на уроках истории. Даже Задорнов. Потому как брутальные суровые язычники, торговавшие своими соплеменниками на всех рынках раннего средневековья, конечно же, намного «круче» христиан.

…Изучив подробности, некоторые, может быть, даже усмотрят большое сходство с Брестской крепостью, за тем отличием, что Брестскую крепость взяли, а крепость Белую – нет.

…В 1634 году польская армия во главе с королем Владиславом Польским числом в 20 тысяч человек с осадной артиллерией, провиантом и наемниками шла на Москву. Дошла она ровным образом только до крепости Белой, в которой был воевода Феодор Волконский и 500 забитых и затурканных попами смиренных рабов Божиих (в бака-вики написано 1000 – наверное, считали два раза или каждым глазом). Воеводе предложили по быстренькому не тянуть резину и сдать крепость под честное польское слово, тем более, что боярин Шеин так уже и поступил, а геройства в глухом захолустье оценить некому. Заупокой отпоют, и дальше на Москву пойдут.

Воевода Феодор потеребил бороду и ответил, что боярин Шеин ему не в пример. Пинком под зад выставили парламентеров и закрыли ворота.

Король Владислав пожал плечами и начал обстрел крепости, сопровождая его периодическими штурмами стен. Видя, однако, что дело странным образом затягивается, отправили храбрых немцев рыть подкоп с пороховой миной. Подкоп сделали. Взорвали. Оказалось, что подкоп был проведен под лагерь осаждавших, в результате чего погибло несколько десятков храбрых поляков. Подозрения подтвердила стрела, воткнувшаяся в телегу. К стреле была привязана берестяная записка полууставом «Крепость здесь» с нарисованной стрелкой в сторону крепости.

Король Владислав опять пожал плечами и опять отправил храбрых немцев рыть подкоп в новом направлении, любезно указанном осажденными. Подкоп сделали. Взорвали. И из пролома с радостными криками выбежали русские, которые начали рубить всех подряд, порубили 2000 человек, включая королевскую гвардию и самого короля Владислава, после чего с теми же радостными криками убежали обратно в крепость и забили пролом досками.

Король, вынесенный все теми же отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру и, сказав польским наречием «что за…?», отправил ломать забитый досками пролом уже серьезно.

Пролом разбили. Из пролома… Да! Правильно! С радостными криками выбежали опять 300 русских. Они порубили еще 2000, и опять убежали в крепость, попутно прихватив 8 осадных орудий и несколько полковых знамен. Пролом забили досками.

Король, вынесенный с поля брани отчаянными немцами, пришел в себя к вечеру, сказал польскою мовою «реали! что за..? «Чёрт с ней с этой чертовой крепостью» и повел войско в обход крепости. В это время пролом начали решительно ломать изнутри. Из разломанного пролома появились русские, которые решительно загнали короля с войском обратно в лагерь, где Владиславу вручили письмо от воеводы: «Слышь, королевское величество, ты это, не балуй. Пришел брать крепость – так бери крепость. Нехрен по окрестностям бродить. Не отвлекайся. И вообще – может, это, сдашься, а? А то мы, яко христиане, кровопролития не любим, да и хоронить вас всех тут особо негде».

Король, уже сказавший на польской мове нечто совершенно неразборчивое, дал приказ трубить отступление и идти обратно в Краков. В это время через пролом с криками: «А ну стоять! Куда это вы собрались!» выбежали 200 русских и погнались за уже 15000-ным польским войском. Догнать смогли только двоих.

Известно про одного из участников осады Белой крепости – крестьянина Афанасия Сухова, что он лично убил 117 человек, взял в плен 48. Отличился он еще тем, что подбирал неразорвавшиеся гранаты, исправлял и c криком «учить надо матчасть, учить!» кидал обратно.

Сам воевода был контужен одной из разорвавшихся гранат и его носили на носилках по полю боя женщины и дети (наверное, именно их посчитала википедия в число 1000).

Это не Спарта. Это Русь.

PS. На самом деле там было все, конечно, намного жестче. Два раза поляки полностью захватывали крепость, и их оба раза выносили через пролом, прогоняя до самого лагеря. Из воинов в живых осталось только 200 человек. Почти полностью полег «спецназ» – сотня московских стрельцов, которые вели прицельный огонь с горящих деревянных башен. Коней после вылазки втягивали в крепость канатами, настолько они были обессиленными.
Интересная история. А сколько у нас ещё таких малоизвестных историй?! Мы как то безолаберно относимся к освещению исторических событий нашего государства. На западе каждый свой пук обсасывают, а мы разбрасываемся...
 
Регистрация
23.08.2018
Сообщения
11 878
Репутация
1 826
Баллы
0
Лайки
4695
Пол
мужской
Интересная история. А сколько у нас ещё таких малоизвестных историй?! Мы как то безолаберно относимся к освещению исторических событий нашего государства. На западе каждый свой пук обсасывают, а мы разбрасываемся...
Даст Бог и эту напость переживем...
 
Регистрация
15.05.2018
Сообщения
2 138
Репутация
0
Баллы
0
Лайки
1472
Пол
мужской
А потом был подписан "Поляновский мир", доблестная оборона Белой, завершилась тем, что Ржечи Посполитой, отошла и крепость Белая, и Смоленск, и Чернигов, и Трубчевск, и Рославль, и заплатило за это, Русское царство исчо 20 тыс рублей серебром...

Но русские отстояли свое право, не разрешать строить католические костелы в Русском царстве... Безусловно, великое достижение русского царя))).
 
Регистрация
23.08.2018
Сообщения
11 878
Репутация
1 826
Баллы
0
Лайки
4695
Пол
мужской
Безусловно, великое достижение русского царя))).
Тут хоть слово про царя было?
Впрочем, по факту все это завершилось тремя разделами Польши... а отнюдь не Поляновским миром...:58:
 
Регистрация
15.05.2018
Сообщения
2 138
Репутация
0
Баллы
0
Лайки
1472
Пол
мужской
Тут хоть слово про царя было?
Впрочем, по факту все это завершилось тремя разделами Польши... а отнюдь не Поляновским миром...:58:
Вы зря все так болезненно воспринимаете, мой пост написан ночью - я проснулся выкурить свою ночную сигарету, а потому не был расположен к большим постам.
Сейчас время есть, а потому - более подробно, о вашем стартер-посте.

Во-первых, хотел бы напомнить слова древнеримского историка Тацита: если история войны, создана, как описание подвигов, то за этими описаниями, стоит кровавое поражение.

Во-вторых, король Ржечи Посполитой, Владислав польский, оказался у крепости Белой, не с глубокого похмелья, а по причине того, что, Московское царство, нарушило положения Деулинского перемирия от 1618 года, до его истечения; в Москве, прекрасно понимали, что, в связи с близкой смертью польского короля Сигизмунда, отца Владислава, в Ржечи Посполитой наступит смута, и захотели поживиться землицей и городами Великого княжества Литовского (ВКЛ), состоявшего в унии, с польским королевством. Кстати, к Литве сие княжество, относится лишь по названию - его жители, литвины, были предтечами, современных белорусов.

В-третьих, Смоленскую войну, начало Московское царство - осадив Смоленск, Полоцк и ряд других городов ВКЛ, еще в 1632 году.

В-четвертых, самое интересное - крутой замес, в который попал король Владислав, после своей коронации, в феврале 1633 года: с востока - идет наступление Московского царства, с юга - собирается в набег на правобережную Украину, крымский хан, с севера угрожают войной шведы. Владислав, был, кстати, внуком, короля Швеции, и ко всему, в 1610 году, московская семибоярщина, свергла Василия Шуйского, и, избрала Владислава - московским царем. Царем де-юре, Владислав не стал по простой причине - отказался переходить из католичества в православие. У польского короля, нет достаточно войск, чтобы воевать на три фронта, но - достаточно здравого смысла: он договоривается со шведской родней о замирении, затем двигает свое войско в правобережную Украину, где, то ли договаривается с крымским ханом, то ли заваливает его золотом, после чего орда уходит в набег на московские земли, а сам - выдвигается к Смоленску.
И был на пути к Смоленску, эпизод с осадой Белой, но - была снята осада со Смоленска, тридцатитысячное войско московского царя было разгромлено, чуть более 8 тысяч, вернулись в Москву, остальные - погибли либо попали в плен.

Почему я столь подробно изложил события тех времен? Потому что у меня сложилось впечатление от стартер-поста, как от описания всех событий 1632-1635 годов.

Зы. И таки-да, вы правы, в конечном итоге, через почти 150 лет, Ржечь Посполита, прекратила свое существование...
 
Регистрация
23.08.2018
Сообщения
11 878
Репутация
1 826
Баллы
0
Лайки
4695
Пол
мужской
Кстати, к Литве сие княжество, относится лишь по названию - его жители, литвины, были предтечами, современных белорусов.
Таки да... Пороли на панских конюшнях именно белорусов... Сапеги, Вишневецкие и Потоцкие в белорусскости как то замечены не были...
 
Регистрация
15.05.2018
Сообщения
2 138
Репутация
0
Баллы
0
Лайки
1472
Пол
мужской
Таки да... Пороли на панских конюшнях именно белорусов... Сапеги, Вишневецкие и Потоцкие в белорусскости как то замечены не были...
Разумеется, пороли - у меня нет оснований, считать любое государство тех времен, образцом гуманизма.
 
Регистрация
23.08.2018
Сообщения
11 878
Репутация
1 826
Баллы
0
Лайки
4695
Пол
мужской
Оборона Албазина. 1685 г.

В 1651 году Ерофей Хабаров занял укрепленное селение даурского князька Албазы (кит. упр. пиньинь: Arba?i). — на Амуре недалеко от слияния рек Шилки и Аргуни, напротив устья реки Албазихи.
После ухода отряда Хабарова селение запустело, пока в 1665 г. здесь не обосновались русские казаки, промысловики и крестьяне во главе с Никифором Черниговским — бежавшие на Амур после восстания против илимского воеводы. Сибирская администрация формально не признавала их поселения, но албазинцы продолжали считать себя поданными России и отсылали в ближайшие остроги собранную на Амуре пушную дань.

В 1672 году Черниговский и его люди были прощены, в Албазин был назначен правительственный представитель — приказчик. В 1682 году было образовано Албазинское воеводство, в которое вошло Приамурье по обоим берегам от слияния рек Шилки и Аргуни. Туда был послан воевода Алексей Толбузин. В 1678-1684 годах острогом управлял сын боярский Григорий Лоншаков.

Установившаяся в Китае с середины XVII века маньчжурская императорская династия Цин не признавала присоединения к России приамурских земель, которые считала своими родовыми владениями, но до того фактически не контролировала. В 1682 году отношения между Россией и Китаем обострились, оба государства принимали меры по усилению своего присутствия на Амуре. Россия учредила отдельное Албазинское воеводство, направив на Амур воеводу А. Толбузина с отрядом служилых людей, организовывались новые поселения в бассейне реки Зея. В сентябре 1682 года китайский император дал поручение сановникам Лантаню и Пэнчуню оценить возможности вытеснения русских из Приамурья.

Фудутун Пэнчунь занимал должность верховного командующего, но фактически роль организатора и руководителя военной операцией играл Лантань, которого русские называли «воеводой» и отдавали должное его военным способностям. В ноябре Лантань с небольшим конным отрядом побывал вблизи Албазина, где объяснил свое появление охотой на оленей. Русские и маньчжуры обменялись подарками. По результатам своей рекогносцировки Лантань составил доклад об организации военной экспедиции против Албазина, деревянные укрепления которого он оценил как слабые.
Император Канси и Военный совет (Цзюньцзичу) в марте 1683 года издали ряд распоряжений по подготовке военных действий на Амуре.

Главное внимание уделялось снабжению продовольствием в отдаленной пустынной местности сравнительно небольшого для Китая войска. Для этого надлежало собрать с местного населения в Маньчжурии 3-летний запас продовольствия, впоследствии войска должны были завести собственные посевы. На Сунгари строилась речная флотилия, которая должна была перевозить войска и провиант на Амур. В 1683 году Лантань, появившийся на Амуре с передовыми силами, окружил близ устья реки Зея своей флотилией и заставил сдаться струги русского отряда Григория Мыльника (70 чел.), следовавшего из Албазина в зейские остроги и зимовья. После этого русские оставили без боя Долонский и Селемджинский остроги. В Верхнезейском остроге 20 русских казаков оборонялись против 400 маньчжур до февраля 1684 года. Ланьтань основал в качестве передовой крепости на правом берегу Амура крепость Айгун с земляными укреплениями. В 1684 году, продолжая подготовку к переброске на Амур основной армии, маньчжуры беспокоили окрестности Албазина набегами небольших конных отрядов, разорявшими окрестные деревни; крестьяне оттуда спасались за стенами укрепленного города. В Западной Сибири был набран отряд служилых людей для усиления гарнизона Албазина, но он двигался по сибирским рекам и волокам к Амуру очень медленно.

В начале лета 1685 года значительная цинская армия (по китайским данным — 3 тыс., по русским — 5 тыс. человек, не считая конницы) на кораблях речной флотилии двинулась от Айгуна вверх по Амуру. В Албазин было послано два казака из отряда Мыльника с указом Лифаньюаня (учреждения по связям с вассальными землями); от русских под угрозой смерти требовали немедленно уйти с Амура. 10 июня цинская флотилия появилась вблизи Албазина. В этот момент к нему подходили плоты со спешившими укрыться за крепостными стенами 40 жителями деревень с верховий Амура. Маньчжурские корабли обстреляли плоты из пушек и захватили их, пленив крестьян.

Два последующих дня цинские войска строили вокруг Албазина осадные сооружения, позиции для артиллерии. Напротив северной крепостной стены были установлены наиболее мощные «ломовые» пушки. Когда они открыли огонь, оказалось, что бревенчатые укрепления Албазина, предназначенные для защиты от туземных стрел, не выдерживают попаданий из тяжелых орудий. По словам очевидцев, бывали случаи, когда китайские ядра пролетали город насквозь, пробивая и северную, и южную стену. В результате вспыхнувших пожаров в Албазине сгорели хлебные амбары и церковь с колокольней. Была подбита одна из трех русских пушек. Жертвы артиллерийских обстрелов составляли около 100 человек.
В Нерчинске воевода Иван Власов подготовил отряд для похода на помощь Албазину (100 человек с 2 пушками). На помощь Албазину спешил и отряд из западно-сибирских острогов под командованием Афанасия Бейтона, однако в Забайкалье он оказался связан боями с монголами. Подкрепление опоздало. Ранним утром 16 июня цинские войска начали общий штурм. Защищавшие Албазин гарнизон и люди «всякого звания» не давали маньчжурам преодолеть окружавшие крепость ров и вал и забраться на полуразрушенные укрепления. В 10 часов вечера маньчжуры отступили в свой лагерь. Лантань отдал приказ готовить новый штурм; маньчжуры заваливали крепостной ров хворостом, так что русские решили, что их готовятся сжечь вместе с городом. Отогнать противника от стен албазинцы не могли, так как у них подошли к концу запасы пороха.

Сдача и разрушение Албазина
Воевода Толбузин обратился к Лантаню с предложением вывести гарнизон и жителей из Албазина в Нерчинск. Цинское командование настаивало на уходе русских в Якутск, считая, что Нерчинск также находится на маньчжурских землях. Однако Толбузину удалось настоять на отступлении вверх по Амуру, что было для русских гораздо предпочтительнее, чем переход через горный хребет в Якутию. 26 июня 1685 года русские беспрепятственно покинули город и двинулись на запад. Лантань уничтожил строения Албазина и, считая свою миссию выполненной, отошел к Айгуну. Там был оставлен гарнизон в 500 человек, остальные цинские войска ушли по Сунгари на юг в Маньчжурию.

Восстановление Албазина
В конце июня в Нерчинске собрались и бывшие албазинцы, и опоздавшее к ним подкрепление. Не желая себе «побежную славу из Албазина учинить», русские решили попытаться вернуть себе город. В середине июля из Нерчинска вниз по Амуру был послан русский разведывательный отряд. Узнав, что цинские войска покинули разрушенный Албазин и даже не сняли посевы в окрестных деревнях, воевода Толбузин при поддержке нерчинского воеводы Власова немедленно организовал поход для восстановления главной русской крепости на Амуре. Заранее выслав вперед 200 конных казаков Бейтона, 27 августа 1685 года на пепелище Албазина прибыл на стругах сам Толбузин с войском из 514 служилых людей и 155 промысловиков и крестьян, которые до зимы отстроили заново город и несколько деревень. Таким образом, несмотря на военную победу Цинскому Китаю не удалось вытеснить русских из Приамурья, и в следующем году военные действия были продолжены новой обороной Албазина.

Набеги Манжуры из крепости Айгун внимательно следил за восстановлением Албазина. С осени 1685 года из Айгуна стали отправлять небольшие конные отряды, которые нападали на русские деревни, убивали крестьян, захватывали пленных, сжигали запасы зерна. Для предотвращения подобных нападений было организовано патрулирование окрестностей Албазина «отъезжими караулами». В самой крепости в постоянной готовности находился русский конный отряд под командованием Бейтона.
В октябре-ноябре 1685 года Бейтон с отрядом в 200 казаков вступал в бои, с примерно равными силами маньчжурской конницы, у Покровской слободы, Монастырской и Шингаловской заимок. Обычно китайцы отступали при появлении русского отряда, успев разграбить поселение. В феврале 1686 года после сожжения китайцами Большой заимки всего в 10 верстах от Албазина, Бейтон с 300 казаками сам совершил набег на правый берег Амура и у реки Кумары уничтожил цинский дозор из 40 человек. Захваченные пленные сообщили о подготовке Цинским Китаем нового большого похода на Албазин.

Подготовка к осаде Сразу после возвращения русских в августе 1685 года на место уничтоженного после первой обороны Албазина, началось строительство крепости, способной противостоять осадной цинской артиллерии. Вместо привычных для Сибири бревенчатых стен за глубоким рвом новый Албазинский острог окружили земляные валы, в центре которых находились засыпанные срубы. Толщина валов достигала 4 сажени (8,5 м.), высота была в 1,5 сажени (более 3 м). На гребне вала были оборудованы боевые позиции, укрепленные обмазанными глиной плетеными фашинами. На речной стороне для наблюдения построили традиционную бревенчатую башню.

Для лучшего обстрела с укреплений их линия была сделана ломаной, с выступами «бастеями» (бастионами). По одной версии, идея подобных укреплений принадлежала заместителю воеводы Толбузина Афанасию Бейтону (принявшему православие немецкому офицеру), знакомому с западноевропейской фортификацией. Однако русские казаки применяли земляные укрепления против оснащенного тяжелой артиллерией противника еще с начала XVII в. (например, при осаде Кром в 1605 году); деревянно-земляные укрепления ранее использовались и на Амуре в боях с маньчжурами при обороне Кумарского острога в 1655 году.
Албазин был оснащен мощной по сибирским меркам артиллерией — тяжелая мортира, стрелявшая пудовыми ядрами, восемь медных пушек и три легких затинных пищали. Артиллерией руководили два опытных московских пушкаря. Имелось достаточное количество боеприпасов — 112 пудов пороха и 60 пудов свинца. Благодаря тому, что удалось собрать богатый урожай 1685 года, продовольствия в крепости должно было хватить на 2 года защитникам города из более 800 чел., в состав которых входили как служилые казаки, так и промысловые люди и крестьяне.В 1685 году удалось собрать большой урожай хлеба, и продовольствия должно было хватить на два года осады гарнизона численностью 800 человек.

Набеги
Цинский гарнизон крепости Айгун внимательно следил за восстановлением Албазина. С осени 1685 года из Айгуна стали подходить небольшие конные отряды, которые нападали на русские деревни, убивали крестьян, захватывали пленных, сжигали запасы зерна. Для предотвращения подобных нападений было организовано патрулирование окрестностей Албазина «отъезжими караулами». В самой крепости в постоянной готовности находился русский конный отряд под командованием Бейтона. В октябре-ноябре 1685 года Бейтон со 100—200 казаками имел бои с примерно равными силами маньчжурской конницы у Покровской слободы, Монастырской и Шингаловской заимок. Обычно маньчжуры отступали при появлении русского отряда, успев разорить селение. В феврале 1686 года после разорения маньчжурами Большой заимки всего в 10 верстах от Албазина, Бейтон с 300 казаками сам совершил набег на правый берег Амура и у реки Кумары уничтожил цинский дозор из 40 человек. Захваченные пленные сообщили о подготовке Цинским Китаем нового большого похода на Албазин.
Начало осады 17 апреля 1686 года цинский император Канси на аудиенции полководцу Лантаню дал указания по ведению военной кампании: взять Албазин, но на этот раз не разрушать его как в прошлом году, а укрепить как базу для дальнейшего наступления на Нерчинск. Для перевозки на Амур 5-тысячной цинской армии с артиллерией и провиантом потребовалось 150 речных судов. Часть войска двигалась берегом, для чего было привлечено 3 тысячи лошадей. В Албазин были направлены пленные с «прелестными письмами», предлагавшие русским покинуть город. На собранном круге албазинцы приняли общее решение: «Един за единого, голова в голову, а назад де без указа нейдем». Высланные вниз по Амуру караулы заранее сообщили о приближении вражеских сил. Крестьяне из окрестных селений укрылись в Албазине; табун из 500 лошадей был отогнан в тайгу.

7 июля 1686 года на Амуре у Албазина появился цинский флот; началась высадка войск на берег. Воевода Толбузин решил помешать ей и послал часть своих сил на вылазку, которой руководил Бейтон. Атака казаков, поддержанная пальбой с крепостных валов, внесла расстройство среди высаживавшихся цинских войск. Потребовалось личное вмешательство Лантаня, чтобы привести маньчжурские силы в порядок и оттеснить русских обратно в крепость.
Лантань ожидал, как и в 1685 году, быстро сломить сопротивление защитников Албазина непрерывным артиллерийским обстрелом, но тот не давал результата; китайские ядра вязли в земляных валах. Однако от бомбардировки албазинцы несли потери, всего от обстрелов в городе погибло за лето 40 человек. Среди первых из них был воевода Алексей Толбузин. 12 июля он наблюдал за противником из башни, когда влетевшее ядро оторвало ему ногу; через четыре дня воевода скончался.
Командование гарнизоном перешло к Афанасию Бейтону (обрусевший шотландец). В ночь на 14 июля цинские войска устроили общий штурм с приречной и северной стороны, однако албазинцы не только отбили приступ, но и сами сделали вылазку, дойдя до вражеского лагеря у речного берега.Дальнейший ход осады Лантань принял решение готовиться к долгой осаде.
Для цинского войска вокруг Албазина было устроено четыре осадных городка из землянок. Русскую крепость на расстоянии 400 м со всех сторон окружили траншеями и валами (в том числе, вал был и за Амуром). За валами были устроены «раскаты» — насыпные возвышения, на которых устанавливались тяжелые орудия для обстрела внутрикрепостного пространства. Всего у маньчжур было 15 тяжелых «ломовых» орудий, способных простреливать весь Албазин. Защитники вынуждены были укрываться от их огня в подземных убежищах, все строения в городе были разрушены.

Пять раз албазинцы устраивали вылазки, успешно применяя в них тогдашнюю военную новинку — гранаты («ручные ядра»). Особенно успешной была вылазка в ночь на 16 августа, когда русские едва не захватили главную северную осадную батарею. Во время вылазок было убито по русским данным до 150 маньчжур; сами русские потеряли 20 человек.
1 сентября маньчжуры устроили масштабный штурм всеми силами, который закончился для них неудачей; чтобы взорвать крепостной вал, рылся подземный ход, но русские его обнаружили и заблаговременно взорвали сами.
Наступила осень, приближалась зима. Из-за ледохода маньчжуры были вынуждены поставить свои суда в затон. Из-за прекращения речного сообщения у цинского войска сразу же возникли проблемы с продовольствием. У русских в Албазине хлебных запасов было довольно, но вспыхнула эпидемия цинги, от которой к осени уже умерло 50 человек. Маньчжуры подбрасывали в крепость грамотки с предложениями свободно выпустить русских из крепости либо принять их «с честью» на свою службу,
В октябре 1686 года маньчжуры устроили последний и самый ожесточенный штурм. К крепости двигали два «дровяных» вала, чтобы засыпать ими ров и поставить вровень с валами. С таких подвижных валов цинские войска могли бы сбить с крепостных укреплений защитников и ворваться в крепость. Русские вновь устроили вылазки и подожгли один вал, второй был взорван при помощи подкопа. Часть дров досталось русским, которые использовали их для обогрева. В результате боев к началу зимы погибло около ста русских, гораздо тяжелее были потери от болезней — из-за цинги умерло 500 человек.
К декабрю в Албазине оставалось в живых всего 150 казаков, из которых только 45 могли нести караульные службу, остальные «оцынжали» и лежали больными. Сам Бейтон из-за опухших ног передвигался на костылях. Осада приняла характер борьбы на истощение. Цинские войска несли потери в боях и от голода. Всего по русским данным, основанным на показаниях пленных, «на приступех де под Албазиным побито китайских и мунгальских людей тысячи с полторы и больши». Общие потери цинских войск оцениваются в 2,5 тыс. человек.

После перемирия
В конце октября 1686 года в Пекин прибыли подьячие Посольского приказа Никифор Венюков и Иван Фаворов. Китайский император, зная об упорной обороне Албазина, согласился на перемирие, ожидая большего успеха на переговорах. Сообщение о перемирии дошло до Албазина в начале декабря. Однако цинские войска, прекратив обстрелы, не отходили от русской крепости, надеясь, что холод и болезни всё же заставят русских сдаться. Когда Бейтон выслал двух казаков в тайгу для сбора сосновой хвои (ее отвар был традиционным средством от цинги), маньчжуры их перехватили и убили. Только 6 мая 1687 года Лантань отступил от Албазина на 4 версты. Маньчжуры оставались вблизи города, чтобы не дать русским засеять окрестные поля. В августе маньчжуры наконец ушли вниз по Амуру. Однако в последующем цинские флотилии появлялись у Албазина в июле 1688 и в августе 1689 года, сжигая посевы, чтобы лишить русский гарнизон запасов продовольствия. Таким образом, в случае возобновления военных действия и новой осады, Албазин не смог бы долго продержаться. Во многом это определило согласие России, в соответствии с Нерчинским договором, на уничтожение Албазина

Подписние Нерчинского договора.
В сентябре 1689 года русский гарнизон, взяв имущество, пушки и церковную утварь, покинул Албазин, предварительно разрушив укрепления и дома.оставление Албазина Несмотря на уничтожение города по условиям соглашения и уход русских из Приамурья, оборона Албазина заставила Цинский Китай отказаться от своих претензий на другие русские земли.
 
Сверху Снизу