Обсуждение Фармацевтическая индустрия и Covid-19

Пал Сергеич

Команда форума
Регистрация
11.02.2017
Сообщения
5 142
Репутация
158
Баллы
13
Лайки
4300
Пол
мужской
Ни одна из крупных фармацевтических компаний, расположенных в Швейцарии, не планирует специально исследовать коронавирус или инвестировать отдельные ресурсы в разработку вакцины.
В Швейцарии размещаются штаб-квартиры ведущих мировых фармацевтических и биотехнологических компаний. Однако борьба с коронавирусом?! Для них это не очень интересное поле деятельности. Пока ни одна швейцарская компания не входит в составленный Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) список фирм, предлагающих инновационные методы вакцинации и терапии. И ни одна из крупных фармацевтических компаний, расположенных в Швейцарии, не планирует специально исследовать вирус или инвестировать отдельные ресурсы в разработку вакцины.

Все чаще фармацевтические гиганты, включая и швейцарские компании, игнорируют новые инфекционные заболевания обычного масштаба и вместо этого сосредотачивают весь свой бизнес на прибыльных сверхдорогих направлениях, таких как, например, лечение рака. И это можно только приветствовать, однако одна только стратегия максимизации прибыли ослабляет нашу общую борьбу с эпидемиями, такими как новая коронавирусная инфекция. Закрывать эту лакуну приходится смелым малым предпринимателям и компаниям на основе государственно-частного партнерства.

Оригинал статьи ¿Por qué las grandes farmacéuticas dan la espalda a las enfermedades infecciosas?
Перевод под спойлером.
Все чаще фармацевтические гиганты, включая и швейцарские компании, игнорируют новые инфекционные заболевания обычного масштаба и вместо этого сосредотачивают весь свой бизнес на прибыльных сверхдорогих направлениях, таких как, например, лечение рака. И это можно только приветствовать, однако одна только стратегия максимизации прибыли ослабляет нашу общую борьбу с эпидемиями, такими как новая коронавирусная инфекция. Закрывать эту лакуну приходится смелым малым предпринимателям и компаниям на основе государственно-частного партнерства.

В Швейцарии размещаются штаб-квартиры ведущих мировых фармацевтических и биотехнологических компаний. Однако борьба с коронавирусом? Для них это не очень интересное поле деятельности. Пока ни одна швейцарская компания не входит в составленный Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) список фирм, предлагающих инновационные методы вакцинации и терапии. И ни одна из крупных фармацевтических компаний, расположенных в Швейцарии, не планирует специально исследовать вирус или инвестировать отдельные ресурсы в разработку вакцины.

Бернар Пекул (Bernard Pécoul) является генеральным директором инициативы «Лекарства для забытых болезней» (Drugs for Neglected Diseases Initiative DnDi), некоммерческой организации, базирующейся в Женеве. Такая ситуация его не удивляет. «Многие крупные фармацевтические компании полностью отказались от работы в области инфекционных заболеваний. В настоящее время это является серьезной проблемой, и эпидемия коронавируса, конца которой не видно, лишний раз указывает на это обстоятельство», — указал Б. Пекул в интервью порталу SWI swissinfo.ch.

С момента своего основания в 2003 году инициатива DnDi стремится как может инвестировать в борьбу с заболеваниями, которые едва ли являются приоритетными для крупной фармацевтической промышленности. Эта структура разрабатывает новые методы терапии и тестирует нестандартные модели финансирования, с тем чтобы обеспечить необходимыми средствами всех тех, кто «забыт мощной фарминдустрией». Недавно она приступила к осуществлению программы по борьбе с сонной болезнью, которая угрожает миллионам людей в Африке.

Забыты крупной индустрией

Но ресурсы таких структур как эта ничтожны, особенно по сравнению с миллиардами, доступными ведущим фармацевтическим компаниям. И эти миллиарды в основном инвестируются в исследования рака и прочих редких генетических дефектов. Инвестиции в другие инфекционные заболевания, кроме ВИЧ, малярии и туберкулеза, становятся едва ли не исключениями.

Последние данные «Индекса Доступа к Медицине» (Access to Medicine Index), рейтинговой аналитической системы, рассматривающей работу фармацевтических компаний с .... зрения поставок самых нужных и необходимых лекарств, например, показывает, что почти половина научно-исследовательских проектов 20-ти крупнейших фармацевтических компаний мира направлены на борьбу с раковыми заболеваниями, в то время какие-либо проекты в области противодействия семейству коронавирусов, в частности, таким возбудителям, как MERS-Cov и SARS-Cov, на момент публикации вообще не осуществлялись.

Компания «Новартис» вообще продала свой бизнес по производству вакцин британской фармацевтической компании GSK в 2014 году, отчаявшись, после многих лет финансовых потерь, сделать этот бизнес рентабельным. Поэтому эта швейцарская компания больше не обладает необходимой вирусологической экспертизой, и ни одна из ее лабораторий не работает над антивирусными препаратами или соответствующими методами диагностики.

В итоге бизнес по производству вакцин сегодня контролируют четыре крупные компании, на которые приходятся около 80% рынка, что эквивалентно годовому обороту в 43 миллиарда долларов США. «Эти компании концентрируются на рынках, которые приносят наибольшую прибыль», — говорит Б. Пекул. «Наиболее выгодны сегодня онкология, а также лечение крайней редких заболеваний».

Меньше инвестиций, разные приоритеты

Структура под названием «Policy Cures Research» мониторит тенденции в фармацевтической промышленности по всему миру. Этот австралийский аналитический центр, расположенный в Сиднее, специализируется в основном на постоянно вновь и вновь возникающих инфекционных заболеваниях. Предварительные результаты отчета, который будет опубликован в этом году, показывают, что в 2016 году финансирование проектов, связанных с противодействием корона-патогенам (с акцентом на группу Mers, но включая только Sars), составило около 27 миллионов долларов США, увеличившись до 50 миллионов долларов США в следующем 2017 году, значительно снизившись (до 36 миллионов долларов) в 2018 году.

Этот показатель намного ниже уровня финансирования проектов борьбы с такими заболеваниями как Ebola и Zika. «Показательно, что за этот период времени частный бизнес в борьбу с коронавирусами если и инвестировал, то совершенно минимальные средства», — говорит Пол Барнсли (Paul Barnsley), старший аналитик Policy Cures Research. Он объясняет, что такие инвестиции будут в значительной степени зависеть от того, будут ли иметь место серьезные эпидемии и от того, возможно ли проводить необходимые клинические испытания. «Тот факт, что в период, охватываемый нашими данными, так мало было сделано в отношении борьбы с коронавирусом, частично можно объяснить отсутствием возможностей для проведения полноценных клинических испытаний», — говорит П. Барнсли.

Эллен `т Хоен (Ellen 't Hoen), директор консалтинговой и аналитической фирмы Medicines Law & Policy, говорит, что «фармацевтические компании не всегда согласовывают свои приоритеты с глобальными приоритетами в области здравоохранения». Дипломированный адвокат и юрист, работавшая в организации «Врачи без границ» (MSF) и в ВОЗ, объясняет, что акционеры привыкли к большим и гарантированным прибылям, и что эти прибыли не могут быть получены за счет работы в сфере «обычных» заболеваний.

Однако для многих фармацевтических компаний такое объяснение является откровенно однобоким. Они говорят, что, формируя инвестиционную стратегию, они отнюдь не забывают действительно глобальные проблемы. Рак, например, это вторая по частоте причина смертности в мире. Есть что делать и в области хронических заболеваний, таких, как диабет, затрагивающий сейчас все больше и больше людей во всем мире.

Харальд Нуссер (Harald Nusser), глава компании Novartis Social Business, объяснил на Всемирном экономическом форуме в Давосе в январе 2020 года, что «компаниям необходимо, основываясь на своем опыте и ресурсах, каждый раз заново расставлять приоритеты, определяя, с какими болезнями лучше всего им бороться и как»? По его словам, компания «Новартис», например, делает акцент на тропических болезнях, таких, как малярия, проказа и лейшманиоз. «Конечно, эти болезни далеко не самая большая угроза общественному здоровью на данный момент, но из-за них все равно гибнет много людей», — сказал он в Давосе.

Проблема эпидемий

Эпидемии представляют собой для фармацевтических гигантов особую проблему. Их интерес достигает наибольшей степени в момент, когда происходит первая вспышка инфекции, но после того, как первая волна спадает, их интерес соответственно уменьшается, равно как и инвестиции. Это означает, что часто «вполне перспективные медицинские технологии оказываются на обочине внимания, просто потому, что никто не хочет тратить на них деньги», — говорит Эллен `т Хоен. Это подтвердил и генеральный директор концерна «Новартис» Васант Нарасимхан (Vasant Narasimhan) в интервью телеканалу CNBC в начале 2020 года.

По его словам, «когда начинается эпидемия, каждый хочет что-то сделать для борьбы с ней, но когда она заканчивается, интерес к ней пропадает». Поэтому основной вопрос состоит в том, как обеспечить финансирование в течение периодов, на которые приходится спад эпидемиологической опасности?

В этом контексте в прессе часто упоминается опыт фармацевтического гиганта GSK, накопленный им во время эпидемии лихорадки Эбола. После долгих лет инвестиций в разработку трёх вакцин на заключительном этапе их клинических испытаний в 2016 году GSK резко прекратила работу. Почему? Резкое сокращение случаев Эболы. Не имея реальной перспективы финансовой отдачи, фармацевтический гигант, наконец, сдался и в прошлом 2019 году передал все права некоммерческой структуре в США, которая и продолжила эту работу.

Одновременно эпидемия лихорадки Эбола вновь вспыхнула, только теперь уже в других частях Африки, например, в ДР Конго. «То же самое произошло во время эпидемии атипичной пневмонии», — заявил Томас Куени (Thomas Cueni), генеральный директор «Международная федерация фармацевтических производителей и ассоциаций» (International Federation of Pharmaceutical Manufacturers Associations), выступая на франкоязычном швейцарском телеканале RTS. «Семнадцать лет назад компании начали разрабатывать вакцины. Но когда пришло время клинических испытаний, пациентов уже не было, потому что вирус за это время куда-то исчез».

Печальный опыт

Этот печальный опыт, вероятно, и сделал фармацевтических гигантов куда более осторожными. И эта осторожность теперь негативно влияет на процесс поиска вакцины против нового коронавируса. В результате многие компании ограничиваются консультированием органов здравоохранения и тестированием уже разработанных препаратов на их эффективность. Концерны Novartis, Johnson & Johnson и Sanofi уже объявили о том, что они проверяют уже существующие виды их продукции, чтобы определить, можно ли их использовать их для борьбы с Covid-19.

Таково, например, лекарство от артрита Actemra от компании Roche, которое включено в правительственный план диагностики и лечения коронавируса в Китае. Компания Roche также сотрудничает с одной немецкой компанией для ускорения методов диагностики. Представитель швейцарской компании сказал SWI swissinfo.ch, что ее цель — изготовить как можно больше тестов на вирус. Для таких крупных компаний, как Roche, охота за вакциной была бы слишком большой финансовой задачей в рамках очень краткосрочной перспективы со слишком малыми шансами на заметную прибыль. Кроме того, неотложность проблемы борьбы с коронавирусами связана для неё и с другими рисками, включая юридические аспекты и обязательства.

Поэтому многие инвесторы ориентируются на более мелкие стартап-компании, которые идут на риск с куда большей готовностью. Например, когда малоизвестная компания Vaxart объявила о том, что она начинает поиск возможной вакцины от Covid-19, стоимость ее акций немедленно выросла на 106,1%. Котировки бумаг и других биотехнологических компаний, таких как, например, Novovax и Inovio, также выросли после того, как они объявили о планах проведения тестов и испытаний в области борьбы с коронавирусом. По данным ВОЗ, для производства вакцины от коронавируса потребуется около 18 месяцев, что, в целом, короче, чем в случае других вакцин.

Изменить модель

Для Эллен `т Хоен, которая на протяжении вот уже больше 35 лет занимается решением глобальных проблем в области здравоохранения, все это — сплошные упущенные возможности. «К сожалению, из прошлого сейчас не извлекается ровным счетом никаких уроков. Коронавирус только добавится в список глобальных проблем здравоохранения, от которых отворачивается фармацевтическая промышленность. Кажется, что помочь тут могут только какие-то дополнительные стимулы», — написала она недавно в комментарии, опубликованном на сайте деловых новостей Barrons.

Она убеждена, что, в конечном счете, инициативу на себя должно взять государственно-частное партнерство, то есть сотрудничество между компаниями и государственными учреждениями и фондами. Но тут есть и препятствия, особенно в области тарифов и прав пользования. Например, подходящим партнёром могла бы стать «Коалиция за инновации в области обеспечения готовности к эпидемиям» (Coalition for Epidemic Preparedness Innovations CEPI), которая в основном финансируется правительствами и благотворительными организациями.

Однако ей редко удается привлекать крупные фармацевтические компании в качестве партнеров, поскольку те настаивают, прежде всего, на получении крупных прибылей и требуют для себя исключительных прав собственности. Бернар Пекул требует смены парадигмы. Если бы фармацевтические гиганты в борьбе против коронавируса просто жертвовали лекарства и давали деньги, то это, по его словам, был бы «не тот подход. Нам требуется реальное участие от всей души, а не просто благотворительность с барского плеча».

3353
 

Пал Сергеич

Команда форума
Регистрация
11.02.2017
Сообщения
5 142
Репутация
158
Баллы
13
Лайки
4300
Пол
мужской
Вот такая занимательная фармацевтика.
Рулят бабки, а не забота о здоровье граждан.
 
Регистрация
14.02.2017
Сообщения
3 303
Репутация
0
Баллы
0
Лайки
2288
Пол
мужской
Вот такая занимательная фармацевтика.
Рулят бабки, а не забота о здоровье граждан.
Так они не будут заниматся иследования,что швейцарские что немецки фармоконцерны вывели свои половину фабрик за границу,
и шлепоют лекарства китай и индонезия и так далее..
А здесь за большие бабки продают..
Об этом недавна заявили аптекари Германии и Швейцарии,теперь хотят обязать вернуть назад ,заманивая снижением им налогов..
Вот когда кто то что то найдет,вот тогда они с радастью и будут выпускать,затратив минимум ...
Сегодня как говорили в мюнхенском эпидемологическом центре,на эту вакцину надо примерно два года.Два года.
Что бы пройти все клинические испытание и выявить побочные эфект..
А остальное сырец с неизвестностью..
 
Регистрация
29.08.2018
Сообщения
5 635
Репутация
22
Баллы
0
Лайки
221
Пол
мужской
на производствах и в прочих помещениях,наверно впору навешивать ультрафиолет как в больницах.
 
Регистрация
19.08.2017
Сообщения
3 992
Репутация
0
Баллы
5
Адрес
Краснодар
Лайки
1579
Пол
женский
Тоже мне открытие...
Это давно известно, что фармакология имеет основную цель - зарабатывание денег.
А не помощь страждущим.
Что делать, отрыжка капитализма. :01:
 
Регистрация
15.05.2018
Сообщения
2 151
Репутация
0
Баллы
0
Лайки
1472
Пол
мужской
Отрыжка сие, или жертва аборта понятия не имею.

Был бы рад, ежели бы кто, осветил, с позиции профи, кто, все же, в мире, занимается инфекционными болезнями, и вакцинами против них.
То есть, на чье бабло, делается банкет? Это - бюджетное финансирование, от государств, или - инициативные разработки, частных компаний?

Лично мне, мало верится, что государства рискнут, оставить, без внимания, потенциальных разработчиков, биологического оружия.
 
Сверху Снизу