Геополитика.

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
«Новая Ялта» назрела

В сентябре в Нью-Йорке пройдет первая в истории встреча руководителей держав «большой пятерки» – стран постоянных членов Совбеза ООН. Это можно прогнозировать с почти стопроцентной вероятностью после того, как предложенную Владимиром Путиным идею встречи глав великих держав поддержал Дональд Трамп. Впрочем, еще одна, неформальная встреча «большой пятерки» может состоятся раньше.



Не прошло и пяти недель после того, как Владимир Путин предложил в этом году провести встречу глав государств – постоянных членов Совета Безопасности ООН (России, Китая, США, Франции и Великобритании), как ее проведение можно считать гарантированным.
Выступая 23 января в Иерусалиме, Путин не называл места и времени – «в любой стране, в любой точке мира, где это будет удобно коллегам», предлагая обсудить это с главами остальных стран-участников, послания которым он отправил тогда же. Франция и Китай согласились практически сразу. И все стали ждать реакции США, потому что в случае их согласия Великобритания неизбежно присоединилась бы к саммиту. И в прошедшую субботу Дональд Трамп поддержал предложение Путина:
«Они все теперь хотят обсудить контроль над вооружениями, и это мудро. Мы сейчас расходуем более 20 млрд долларов на ядерные вооружения и на сверхскоростные ракеты, а также на многое другое. Они обратились ко мне, все они хотят обсудить контроль над вооружениями. Это включает Китай, это включает Россию. Думаю, с их стороны очень мудро добиваться этого. Думаю, и с нашей стороны очень мудро этого добиваться. И мы будем обсуждать это в Нью-Йорке».
Таким образом, Трамп не только принял предложение, но и назвал Нью-Йорк в качестве места встречи, подразумевая открывающуюся в конце сентября 75-ю сессию Генассамблеи ООН. Ведь Путин же назвал проведение встречи именно в этом году «важным и символичным» потому что отмечается 75-летие основания Организации Объединенных Наций, ну, так и давайте соберемся в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке.

Но Путин говорил и о том, что встреча важна и потому, что отмечается 75 лет с окончания Второй мировой войны. А она хотя и окончилась 2 сентября капитуляцией Японией, все же в большинстве стран мира больше ассоциируется с 8-9 мая, то есть капитуляцией Германии. Поэтому инициативу Путина можно рассматривать и как аккуратный намек на то, что «большая пятерка» могла бы собраться и в Москве накануне 9 мая или же на следующий день после парада Победы.
Но Путин и Трамп не будут перетягивать саммит друг у друга, потому что изначально более реалистичным представлялся осенний вариант встречи. Но и на 9 мая не стоит ставить крест.
На слова Трампа уже отреагировал Сергей Лавров, сообщивший во вторник, что Россия надеется на скорое согласование места и времени саммита. То есть оно уже идет по дипломатическим каналам. И понятно, что вариант Нью-Йорка фигурирует как основной. Это выгодно Трампу – за месяц с небольшим до выборов он принимает у себя (американцы не будут вдаваться в то, что формально на территории ООН) глав ключевых мировых держав. Обсуждаются вопросы войны и мира, разоружения и будущей архитектуры мировой безопасности. Трамп не случайно сделал акцент на контроле над вооружениями: ему очень хочется обсудить новый и уже многосторонний договор на смену выброшенному им в корзину Договору о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД).
Причем обсудить не только с Россией, с которой он и действовал, а вместе с Китаем, из-за которого Штаты и покинули ДРСМД. Им нужно, чтобы Пекин присоединился к новому договору, взяв на себя определенные обязательства и ограничения. Китайцы, которые сильно отстают по количеству ракет от России и США, естественно, не горят желанием подписывать подобный договор, но почему бы не поговорить всем вместе на действительно важную тему.

Встреча «большой пятерки» в любом случае станет историческим событием – лидеры официальных ядерных держав ни разу в истории не собирались вместе.
За три четверти века не было ни такой возможности, ни желания. Но теперь разрушающийся «ялтинский» и постялтинский мир требует серьезных разговоров о будущем.

В Ялте в начале 1945-го были заложены основы послевоенного миропорядка: не просто определено будущее Европы, но и зафиксирован мировой баланс сил. Закрепленный в существовании Совбеза ООН с его пятью постоянными членами, наделенными правом вето. Вот только функционирование «пятерки» практически изначально было неполноценным – Китай, находившийся в 1945-м на пороге возобновления гражданской войны, в 1949-м стал красным, однако его место в Совбезе ООН до 1971 года занимали бывшие власти, убежавшие на остров Тайвань. Запад блокировал прием Китайской Народной Республики в ООН и тем самым искусственным образом оставляя СССР в одиночестве в «большой пятерке».
Но когда к концу 60-х ссора Китая и СССР дошла до вооруженного приграничного конфликта, США сменили политику в отношении КНР и вскоре Пекин получил свое место в Совбезе. В котором с тех пор стало три силы: с одной стороны три страны Запада, с другой СССР, а с третьей, блокируясь то с одними, то с другим, КНР. В конце 80-х Москва и Пекин помирились, но развал СССР не позволил сложиться новой конфигурации в рамках «большой пятерки».
Более того, рухнул весь двухполярный мир и атлантисты в США заговорили о «конце истории». В однополярном «мире по-американски» Совбез, да и ООН в целом смотрелись как рудимент прошлого – Штаты вначале просто диктовали там свою волю, а потом, когда Россия начала восстанавливать свою силу и голос, стали просто игнорировать Совбез. Бомбежки Югославии в 1999-м, да и вторжение в Ирак в 2003-м – все это шло вопреки мнению и позиции России и Китая, а во втором случае еще и Франции (то есть, трех из пяти держав «большой пятерки»).

Англосаксам не нужен был весь этот «ялтинский хлам». Но вскоре выяснилось, что однополярный мир заканчивается, не успев состояться. К концу нулевых годов Америка и глобализаторы как таковые надорвались, а Россия и Китай вернулись в «большую игру», требуя учета своих интересов и, в целом, фиксации нового, постамериканского, баланса сил.

2014-й год обозначил рубеж – Россия открыто отказалась признавать за Западом право мирового руководителя и управителя. Давление на Москву ни к чему не привело. Наоборот, в 2016 году в Штатах победил на выборах Трамп, сам настаивающий на пересмотре правил глобальной игры, на том, чтобы снять с США как государства форму обслуги глобальной элиты, работающей на наднациональный проект.
Китай стал первой экономикой мира, Британия вышла из Евросоюза, Франция пытается стать европейским лидером, но Европа не может привыкнуть к мысли о неизбежной скорой самостоятельной жизни без контроля со стороны США, которые в свою очередь теряют Ближний Восток, где идет уже несколько затяжных войн одновременно. И это только часть происходящих в мире изменений. Которые просто рвут на части и так неработающий механизм баланса сил.
И тут все вспоминают про ООН. Ведь именно в ее «большой пятерке» собраны все основные силы – Атлантисты-англосаксы (США и Великобритания), Европа (Франция), Китай и Россия. Есть смысл поговорить, тем более все понимают, что все двухсторонние игры и противоречия зашли в тупик (Россия-Запад, США-Китай), да и сами проблемы носят многосторонний характер.

В Москве или Нью-Йорке? Это не принципиально – хотя и имеет не только символическое значение.
Встреча в Москве означала бы фактическое признание Западом полного провала своей политики давления на Россию. Она и так провалилась. И более того, ни Макрон, ни Трамп не скрывают этого. Но проведение саммита в Москве подчеркивало бы перекличку с Ялтой – а именно «новой Ялтой» уже и называют предстоящую встречу.

Ялта 1945-го была несомненной победой СССР – Сталин получил от англосаксов вынужденное признание в качестве правителя половины Европы. Москва-2020 не может повторить Ялту-1945-го, потому что сейчас геополитическая война не идет к своему концу, а находится в самом разгаре. Фиксация новых правил мирового порядка возможно будет только по ее итогам. Но пока важно хотя бы начать разговор об этом будущем мироустройстве. Для Запада Москва слишком символическое место для этого.
Поэтому сентябрьский Нью-Йорк более нейтрален: все-таки формально все привязано к ООН, к ее Совбезу. Но это не значит, что Трамп, Путин, Си, Джонсон и Макрон соберутся вместе только тогда – у них все еще есть шанс увидеться через уже через два месяца. В Москве на 9 мая. Трое из пятерки в это время точно будут на Красной площади. А если приедет пока еще не давший окончательного согласия (но хотевший) Трамп, то несомненно подтянется и Джонсон.
Да и две встречи «большой пятерки» на протяжении пяти месяцев – еще лучше, чем одна. Пусть первая будет и неофициальной, говорить все равно будут об одном и том же.

Петр Акопов, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Андрей Бабицкий: Насколько реальна перспектива военного конфликта между Турцией и Россией в Сирии

Идлиб оказался своего рода бутылочным горлышком. В котором Сирия и Турция рано или поздно должны были обязательно столкнуться. В 2018 году Россия и Турция договорились, что турецкий контроль за этой провинцией сохранится на том условии, что там будет осуществляться постепенная демилитаризация. По мере того, как сирийские правительственные силы освобождали территории страны, разнообразные группировки радикального толка уходили именно в Идлиб. Во избежание лишних жертв им предоставлялся коридор для прохода.



После того как в ночь с 27 на 28 февраля после авиационных ударов погибли турецкие военнослужащие, находившиеся в провинции, встал вопрос уже о вступлении в острую фазу военного конфликта между Турцией и Россией. Но очевидно, что ни Москва, ни Анкара не желают, чтобы события развивались по такому сценарию. Кто бы ни нанес удар на самом деле, в обеих столицах предпочитают говорить о том, что это дело рук сирийских военнослужащих.

Турция апеллирует к соглашению 2018 года, утверждая, что Россия его нарушила. Российская сторона в свою очередь указывает на неисполнение Эрдоганом обязательств по умиротворению провинции. Поскольку ровным счетом никаких результатов в деле демилитаризации Идлиба не наблюдается, то приходится действовать силой. По большому счету, стоит вопрос о том, сумеет ли Сирия восстановить свою территорию в границах 2011 года. Провинция осталась последним частью, которой не хватает, чтобы собрать весь пазл.
На самом деле возможности Эрдогана контролировать сборище отъявленных бандитов, окопавшихся в Идлибе, весьма ограничены. Осколки ИГ (запрещена в России), других радикальных исламистских группировок будут защищаться до последнего, зная, что терять им нечего. Если бы Анкара имела реальное влияние на ситуацию, то она давно бы уже сделала ставку на самую умеренную оппозиционную силу – «Свободную сирийскую армию», которая в принципе готова сесть за стол переговоров с президентом Сирии Башаром Асадом и договориться с ним о создании коалиционного правительства. Но радикальные элементы почти неподконтрольны Турции и это представляет для нее большую проблему. Приходится иметь дело с тем взрывоопасным материалом, который имеется.
Однако это и есть главная проблема. Тесное взаимодействие турецкой армии с подонками и террористами всех мастей – это свидетельство неизбирательного подхода Анкары к тем силам, которые она готова считать союзниками в борьбе с Асадом. Вот как ситуацию несколько дней назад прокомментировал глава комитета Государственной думы по международным делам Леонид Слуцкий:

«Нахождение без предупреждения и передачи координат представителей вооруженных сил Турции в боевых порядках террористических формирований в Идлибе вызывает вопросы, об этом мы неоднократно говорили турецким партнерам, в том числе в плоскости парламентской дипломатии»
Эрдоган в свое время поставил очень многое на переустройство или раздел Сирии, не оценив устойчивость режима Асада. Ему приходится продолжать эту сложнейшую партию, поскольку на кону внешнеполитическое влияние его страны в регионе и способность эффективно использовать силовые инструменты для его наращивания. Сдать Идлиб он не может, поскольку это подорвет его позиции внутри Турции, общественное сознание которой воспринимает армию и ее успехи или поражения как один из самых значимых признаков дееспособности или слабости власти.
Завтра Владимир Путин и Реджеп Эрдоган проведут переговоры и от их результатов очень многое зависит. Россия и Турция могут стать непреодолимыми помехами друг для друга на сирийском театре военных действий, если наметившийся конфликт получит дальнейшее развитие. Такой вариант не устраивает обе стороны, поскольку совершенно очевидно, что издержки окажутся колоссальными. Вероятнее всего два президента сумеют договориться так, чтобы Эрдоган сумел сохранить лицо. У себя дома часть политической элиты критикует его за то, что он якобы готов идти на поводу у Москвы. Поэтому необходим вариант, который давал бы возможность турецкому правителю представить дело так, что он одержал пусть маленькую, но победу над Россией.

Леонид Слуцкий уверен, что прямой военный конфликт удастся предотвратить: «Уверен, что скатывание к элементам военного противостояния между Москвой и Анкарой в Сирии невозможно. И это хорошо понимают и в обеих столицах, и военные командиры на земле». «Мы, как бы ни было непросто, и свидетельств тому достаточно в новейшей истории, сумеем найти общий язык и совместно продолжить обеспечивать безопасность в зоне деэскалации Идлиб», — считает российский парламентарий. Завтрашний день покажет, насколько верны такие благоприятные прогнозы, но по большому счету уже сегодня можно утверждать, что вероятность того, что они сбудутся приближается к 100 процентам.

Андрей Бабицкий, специально для News Front
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
К. Мочар. Снова о глобальной "заднице" для бывшей Украины и ловушке для России (коротко) аудио
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Константин Косачев: Сегодня у Путина и Эрдогана - получилось, и это главное

Важнейшие переговоры между президентами России и Турции завершены. Ключевое — найдены взаимоприемлемые решения проблемы обострения в сирийском Идлибе. Переговоры были ожидаемо непростыми, но тем весомее итог.



А он заключается не просто в рукопожатиях под камеру, и не только в заявлениях о продолжении работы по Идлибу. Хотя, с учётом накала обстановки до того, и это было бы отличным результатом. Однако согласован конкретный и подробный совместный документ по урегулированию в Сирии. Основное: Россия и Турция создадут коридор безопасности в сирийской провинции Идлиб в районе трассы М4, а с 15 марта стороны начинают совместное патрулирование вдоль трассы М-4. Кроме того, в ночь с 5 на 6 марта в Идлибе будет введен режим прекращения огня. При этом подтверждена приверженность суверенитету Сирии, а также согласие в том, что сирийский конфликт не имеет военного решения.
Напомню, что встреча сама по себе стала если не сенсацией, то точно для многих неожиданным событием. Эскалация обстановки в Идлибе, гибель турецких и сирийских военных и, не в последнюю очередь, массированная информационная кампания Запада в трагических и полуистерических тонах, как это бывает всегда, когда наступают не прозападные силы – все это не только делало возможность личной встречи Путина и Эрдогана весьма шаткой, но и вообще привело к разговорам об очередной русско-турецкой войне.

Однако три фактора были за встречу. Во-первых, негативный опыт прежних лет (а там, как мы помним, была даже гибель российских военных), который, тем не менее, удавалось преодолевать именно в личном диалоге лидеров. Во-вторых, взаимное уважение интересов, несмотря на многие разногласия в оценках и подходах. Но, опять же, альтернативой переговорам о разногласиях может быть лишь выяснение отношений на поле боя, а ни одной из сторон это точно не нужно. Понятно, что желающих стравить Россию и Турцию гораздо больше, чем заинтересованных в добрых отношениях между ними, но это не повод идти на чужом поводу. Наконец, в-третьих, отдал бы должное подчеркнуто дипломатической линии В.Путина в международных делах, в отличие от западного подхода, основанного на угрозах и санкциях для продавливания «единственно верной» — то есть западной — позиции.
«Проблемы? Давайте встретимся и обсудим» — этот подход Москвы неизменен уже много лет, и каждый раз, когда его не разделяли наши визави (то ли считая его слабостью, то ли не считаясь с нашими интересами), начинались проблемы.
О которых мы предупреждали заранее. Судя по всему, президент Эрдоган, при всей его воинственности, также почувствовал вкус к дипломатии, которая может сберечь много жизней и развязать те узлы, которые кажутся безнадежными.
Поэтому уже вначале встречи оба лидера больше сказали именно о российско-турецких отношениях, которые, по мнению главы Турции, достигли пика, и, которыми мы, как отметил В.Путин, очень дорожим. Это не просто дань вежливости, а, пожалуй, четвертый фактор, делавший встречу важной и нужной обоим политикам – уровень взаимных связей, которые имеют в прошлом, включая недавнее, так много преодоленных проблем, что их хорошее состояние имеет само по себе ценность не меньшую, чем разрешение ситуации в Идлибе.

Сегодня две эти вещи напрямую увязаны между собой, и альтернативы полной реализации договоренностей президентов России и Турции, достигнутых в сентябре 2018 года по зоне деэскалации в Идлибе, попросту нет. Сегодня — новый документ в развитие этих договорённостей. И это дает повод для оптимизма. Хотя и не гарантирует от новых кризисов. Восток дело тонкое, а где тонко, часто рвется. Особенно, если в этом многие заинтересованы, в том числе – далекие от Востока силы. Сегодня у них не получилось, а у Путина и Эрдогана — получилось, и это главное.

Константин Косачев
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Не нужен нам берег турецкий. А вот Сирия очень нужна!

Забавно, если судить по пресс конференции, никакой дружбы у Путина с Эрдоганом не получилось.



Оба были крайне сдержанны и уже не говорили «мой друг». Причём, подавленным выглядел Эрдоган.
Хотел бы напомнить, после телефонного разговора с Путиным, Эрдоган разразился воинствующе речью перед своими депутатами в адрес Путина. В частности, говоря о присутствии турецкой армии в Сирии Эрдоган сказал в адрес Путина очень жёсткую фразу, которую российские СМИ не решились перевести. А она звучала так: «Путин, убирайся с моей дороги в Сирии!» (знающие турецкий язык могут это подтвердить).
Очевидно, Эрдоган надеялся, что Путин поймёт степень серьёзности позиции Турции в сирийском вопросе и пойдёт на уступки. А Путин взял и не испугался и, более того, заявил, что у него слишком много дел в России, чтобы уделять огромное количество времени взаимоотношениям с Турцией. В итоге, Эрдогану пришлось лететь в Москву на поклон Путину, хотя он рассчитывал, что это Путин прилетит в Анкару.

Свой приезд в Москву Эрдоган очень невнятно объяснил тем, что Путин находится в сложном положении с принятием поправок в Конституцию РФ. Поэтому Эрдоган пошёл навстречу своему коллеге, заметьте, не другу, как в прежние времена, а коллеге и сам прилетел в Москву. Ну а процесс переговоров проходил, скорее всего, как на Восточном базаре, когда каждая сторона называет свою цену. И с этой точки зрения, позиция Путина была более крепкой, так как в экономическом плане Турция больше зависит от России, чем Россия от Турции. Речь идёт не только о туристах и огурцах, речь идёт о сотнях турецких строительных компаниях, которые зарабатывают в России для Турции миллиарды долларов. И если Россия введёт ограничения на их деятельность, а сделать это весьма просто, приняв поправки к нормативам строительства либо на использование иностранных рабочих и специалистов, то турецкие компании в России обанкротятся, а это нанесёт серьёзный удар по экономике Турции.

Что будет дальше? А дальше Эрдоган будет балансировать как циркач на стальной проволоке, стараясь и турецким нацикам угодить, желающих восстановить территорию Турции в границах 1914 года, и экономические отношения с Россией сохранить, чтобы не допустить обвала экономики Турции. Однако, подобная балансировка на проволоке может обернуться для Эрдогана либо очередной попыткой госпереворота, либо добровольной отставкой.

Ибраш Нусупбаев, Казахстан
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Теперь Анкаре устроить очередной кризис будет сложнее. Ростислав Ищенко

Переговоры российского и турецкого президентов в Москве завершились сдачей турками даже более серьёзных позиций, чем можно было первоначально предположить. Было ясно, что никто не отведёт сирийские войска на позиции октября-ноября 2019 года. Было также ясно, что Дамаск не уступит контроль над трассой М-5.



Но вот создание зоны безопасности вокруг трассы М-4 и её совместное патрулирование могло рассматриваться только как очень запросная позиция (чтобы было что уступать в ходе переговоров). В конце концов, сирийские войска пока находятся относительно (по местным меркам) далеко от трассы М-4, а ход боевых действий в течение последней недели не давал надежду на крупные прорывы. Шло упорное встречное сражение, в котором обе стороны несли серьёзные потери в людях и в технике и должны были скоро выдохнуться (тем более, что сирийская армия безостановочно наступает уже три месяца).
Тем не менее турки уступили. Уступили, хоть не могут не понимать, что применение «сочинского принципа»: «вы не смогли разблокировать трассу, потому мы захватили пол-Идлиба», — к ситуации с трассой М-4 более чем вероятно. Асад настроен освободить весь Идлиб. Россия его в этом поддерживает. У Турции нет формальных причин держать армию на сирийской территории. После этой капитуляции устроить очередной кризис Анкаре будет в разы сложнее.

Собственно, уже в ходе данного кризиса Россия проявила потрясающее равнодушие к турецким угрозам. Оно и понятно. Если Турция хотела воевать, это надо было делать в 2015 году. Тогда большая территории Сирии контролировалась разного рода боевиками. Войска Асада с трудом удерживали отдельные города и коммуникации между ними (и то, на трассы постоянно прорывались боевики). Сирийская армия была слаба и растянута, а российская группировка ещё не завершила сосредоточение. В этих условиях турецкое наступление имело некоторые шансы, если не на победу, то на компромиссный мир — война была бы слишком тяжела для России.
В нынешних же условиях, когда Турция встрепенулась, будучи прижатой к границе, а у Асада, по сути, нет других фронтов, воевать Анкаре не с руки. Тем более, что у неё незавершённые военные кризисы в Ливии, Ираке и Рожаве.
И всё же повторю, Турция отдала слишком много, даже для её нынешнего (далеко не блестящего положения). В конце концов, в Анкаре знали, что Россия также не жаждет прямого конфликта с Турцией и не будет доводить дело до разрыва. То есть, компромисс мог быть более благоприятным для Турции.

Но если кто-то в чём-то теряет, то в чём-то другом он должен найти. Особенно если потери носят характер невынужденной уступки. Что же могла найти в ходе состоявшихся переговоров Турция, если согласилась на достаточно жёсткие условия, которые Эрдогану ещё предстоит «продать» на внутреннем турецком политическом рынке (что будет совсем не просто)?
Думаю, ответ надо искать в том, что нас сближает. На Ближнем Востоке существует три основных региональных лидера, претендующих на гегемонию в регионе. Это Турция, Иран и Израиль. Все государства не арабские, а Израиль ещё и не исламское. Ко всем к ним в арабском мире относятся с серьёзным подозрением. Арабы предпочитают никому из них не давать серьёзно усиливаться.
До начала XXI века наибольшие опасения у арабов вызывал турецко-израильский неформальный союз, который к тому же опирался на США и НАТО. Но в начале века этот союз распался, а Израиль стал партнёрствовать с Саудовской Аравией (в сирийский кризис он тоже влез в компании с Эр-Риядом). Турция сделала попытку играть самостоятельную роль, в результате чего и оказалась вовлечённой во все ближневосточные кризисы, без единого союзника. Иран, в жёстком противостоянии США и союзным им Саудовской Аравии и Израилю сумел укрепить свои позиции, за счёт установления частичного контроля над Ираком, однако они (позиции) оставались глубоко уязвимыми. Проигрыш в Сирии вёл к однозначному перенесению боевых действий на иранскую территорию.
Как видим, три потенциальных региональных гегемона вовлечены в сирийский кризис, причём для каждого из них проигрыш в этом кризисе влечёт за собой серьёзные издержки. Приход России в Сирию сделал неизбежной победу Асада, а значит укрепил позиции Ирана.
Но России совсем не нужен царящий над всем Ближним Востоком Иран, помноживший на ноль всех своих геополитических противников. В этом случае, союз с Москвой будет ему совсем не нужен, а противоречий между нами достаточно, чтобы Тегеран начал проводить недружественную политику в отношении России, вытесняя её с Ближнего Востока и создавая проблемы в Закавказье и Средней Азии.
Таким образом, России необходимо, чтобы после сирийского кризиса, который разрешится однозначной победой Асада, Турция, как и Израиль сохранили свой региональный потенциал. В таком случае, поскольку противоречия в треугольнике Турция-Иран-Израиль всегда сильнее, чем противоречия любого из этих государств с Россией, Москва может выступать в комфортной для себя роли третейского судьи и гаранта стабильности в регионе. Единственное, что мешало оперативному созданию подобной конструкции — неготовность Турции и Израиля к компромиссам. Анкара желала оставить за собой навсегда «зону безопасности» на севере Сирии, а Израиль напрочь отказывается даже обсуждать возможность возвращения Сирии Голанских высот.

Похоже, что в Москве с турками удалось договориться именно по стратегическому взаимодействию на всём Ближнем Востоке. Они безоговорочно сдают свои позиции в Сирии, зато получают российскую поддержку в решении курдского вопроса и возможно в вопросе иракского урегулирования. В конце концов Москве не нужен Ирак, вассальный в отношении Персии. Если нет возможности обеспечить ему полную самостоятельность, пусть на данном этапе Анкара и Тегеран там уравновешивают друг друга. Естественно, маленькие геополитические игры будут дополнены расширением программ экономического и военно-технического сотрудничества. Турецкая экономика оказывается во всё большей зависимости от России (в том числе от доступа на российский рынок и от совместной торговли энергоносителями). Это создаёт куда более прочную связь, чем военно-политические размены и/или угрозы.
Если с Турцией выгорит, а пока что с ней выгорает, то это будет прекрасным примером и для Израиля. Тель-Авив постоянно обращается к Москве за поддержкой, понимая, что именно Россия в ближайшие десятилетия будет играть в регионе первую скрипку и от неё будут зависеть вопросы войны и мира. Но, как было сказано выше, Израиль пока не готов к нужному уровню геополитического компромисса. Со временем его геополитическое положение будет неизбежно ухудшаться, а следовательно, готовность к компромиссу будет повышаться.

У Израиля действительно очень хорошо подготовленные генералы. Они умеют считать не только актуальную ситуацию, но и тенденции. Время, когда угроза быть сброшенным в море материализуется в отношении Израиля, они могут уже сейчас вычислить с точностью до нескольких месяцев. И они знают, что осталось не так много — срок исчисляется годами, но уже не десятилетиями.
Когда решение надо будет принимать срочно, пример конструктивного российско-турецкого сотрудничества должен будет помочь израильскому руководству принять правильное решение. В конце концов, как показывает практика последних лет, Россия никому зла не желает и готова помочь каждому, но только в том случае, если претендент на российскую поддержку договороспособен и готов помогать себе сам.
Таким образом, думаю, что огромные, явно не оправданные ситуацией тактические уступки Турции в ходе московских переговоров, должны компенсироваться кумулятивным эффектом, которые Москва и Анкара должны получить от стратегического партнёрства на Ближнем Востоке.
В общем-то, это решение довольно прозрачное. Уверен, что наши оппоненты на Западе его также хорошо просчитывают. Поэтому Московский мир ещё попытаются сорвать — как за счёт давления на Эрдогана со стороны турецкой партии войны, так и путём организации провокаций в Идлибе. Но никто не обещал, что будет легко.

Ростислав Ищенко, Ukraina.ru
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Сидеть сразу на нескольких стульях у Эрдогана уже не получится. Javan, Иран

Как утверждает спецпредставитель госсекретаря США по проблемам Сирии и Ближнего Востока Джеймс Джеффри, США думают о том, как можно помочь Турции в Идлибском кризисе. Но не меньше США волнует и вопрос, как заставить Анкару отказаться от приобретения российских ракетных комплексов С-400!



Он рассказал, как во время своего визита в Стамбул предложил турецкой стороне помощь США сразу в нескольких, «животрепещущих» для Турции вопросах: помощь Анкаре разведданными, чтобы в Анкаре точно знали, какая сирийская оппозиция «хорошая», а какая — «плохая», помощь в вопросах о беженцах, гуманитарная помощь. Кроме того, как утверждает американский дипломат, он намерен постараться оказать давление на европейских партнеров и союзников Америки, чтобы те непременно оказали Турции «весомую» поддержку в противостоянии в районе провинции Идлиб.
Предложения Джеффри о помощи Турции со стороны США прозвучали сразу после того, как Турция заявила, что намерена отказаться от использования американских ракетных комплексов «Пэтриот» (Patriot) в провинции Идлиб. Настойчивые предложения американской стороны «услуг» своих ракетных комплексов звучат весьма странно на фоне того, как все европейские партнеры Вашингтона и Анкары один за другим выражают обеспокоенность ситуацией в Идлибе и эскалацией вооруженного противостояния. Вместе с тем, очевидно: дай в руки туркам еще и комплексы «Пэтриот» — мира в Идлибе точно тогда не видать!
При этом, отношения Турции с Россией, которая еще сравнительно недавно превратилась из соперника Анкары в Сирии в партнера, вновь обострились ввиду того, что у сторон — явные расхождения в отношении происходящего в провинции Идлиб, как и в целом, в отношении к дамасским властям. И похоже, Турцию действительно серьезно волнует мнение России, раз Реджеп Тайип Эрдоган намерен продолжать консультации с Россией по сирийским вопросам и готов к прямым контактам со своим российским коллегой Владимиром Путиным. Он даже, как видно, готов самолично приехать в Москву, дабы согласовать позиции с президентом России по Сирии.
Похоже, что Турция действительно оказалась в сложном положении: и в противостоянии с Москвой она зашла слишком далеко, и за помощь от Вашингтона Анкаре придется платить ту цену, которую турки явно платить не хотят — отказаться от приобретения и использования российских систем ПВО С-400. Но и готовность Анкары к повторному использованию проблемы сирийских беженцев как механизма давления на ЕС и европейских партнеров, чтобы добиться поддержки от Европы в отношении Идлиба, как это уже имело место всего 2-3 года назад, показывает: и в отношениях Анкары с Брюсселем тоже далеко не все в порядке.

И похоже, действительно, Анкаре все-таки придется в ближайшем будущем окончательно определиться с тем, «на каком же стуле ей сидеть» в вопросах отношений с Дамаском — на российском, на американском или на европейском. Потому как сидеть сразу на нескольких, равно как и преследовать какие-то свои собственные, «независимые», как настаивает Эрдоган, интересы в идлибском кризисе, у Анкары пока явно не получается!

Javan, Иран

Перевод ИноСМИ
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Предпосылки и реализация «Ялты-2»

Действующий сегодня миропорядок был определен в далеком январе 1945 года в Ялте на конференции стран-победителей. СССР, США и Великобритания зафиксировали устройство послевоенного мира и своих сфер влияния с использованием Бреттон-Вудской системы денежных отношений и торговых расчетов на базе доллара. Инструментом этой системы были «международные финансисты» в лице ФРС, МВФ и ВТО. Установленный тогда миропорядок и система денежных отношений без существенных изменений существуют до сих пор.



Коррекция произошла в 1991 году с распадом Советского Союза и переходом под контроль Запада Восточной Европы и значительной части постсоветского пространства.
Бреттон-Вудская система продолжала действовать, и о ее кризисе экономисты начали говорить с 2008 года, а в 2016 известный российский финансист Михаил Хазин заявил о неизбежности этого кризиса и спрогнозировал его наступление на конец 2019 года. В подтверждение его прогноза в 2016 году резко обострилась война мировых финансовых глобалистов и изоляционистов, поддерживаемых промышленным капиталом.

Эта борьба приняла непримиримый характер во время президентских выборов США, разгоревшись между Трампом, представляющим республиканцев-изоляционистов, и Хиллари Клинтон, поддерживаемой демократами-глобалистами. Как известно, битва закончилась победой Трампа, с чем до сих пор не могут согласиться демократы. Отсюда обвинения в причастности Москвы к выборам и неудачная попытка объявить Трампу импичмент.
Обострение борьбы между двумя международными кланами, определяющими пути развития международной экономики и финансов, объяснялось кризисом Бреттон-Вудской системы, выразившимся в невозможности поддержания существующего миропорядка в связи с исчерпанностью ее резервов и невозможностью дальнейшего стимулирования экономики.
Система оказалась не в состоянии выполнять возложенные на нее функции, ей на смену должна прийти другая система денежных отношений. Международный финансовый капитал раздул мыльный пузырь фиктивных финансов, который не обеспечен реальным производством, и он неизбежно должен лопнуть.
Были попытки снизить риски такого кризиса, проводя с помощью МВФ политику по стимулированию оттока капитала из развивающихся стран, в том числе из Китая и России, но эти меры оказались уже исчерпаны.

Перед неизбежным крахом международного финансового капитала встала необходимость принятия новой системы политических и денежных отношений, и для этого необходим созыв конференции тех стран, которые победили этого монстра.
Победителями в этой борьбе могут быть только реальные мировые центры силы, которые представлены сегодня США, Россией, Китаем и Евросоюзом. Последний теряет свою силу, с выходом из союза Великобритании он перешел в затяжной кризис, и, учитывая, что команда Трампа работает на развал ЕС, субконтинент может в недалеком будущем перестать быть значимым центром силы.
В кругу избранных Россия оказалась не только благодаря своему влиянию и военной мощи, но также по причине своего сказочного богатства природными ресурсами, своего выгодного географического положения и громадной территории. Проще говоря, у России есть если не контрольный пакет мировых природных ресурсов, то уж совершенно точно блокирующая акция. Поэтому глобалисты так стремились обескровить Россию и разделить ее на множество государств.
Участниками конференции, получившей в информационном пространстве наименование «Ялта-2», должны стать победители старого мирового порядка, представленного «мировыми финансистами» ФРС, МВФ и ВТО, а также американскими демократами ― основным ударным звеном глобалистов. Эти страны должны также победить своих внутренних глобалистов. В США Трамп первую победу одержал в 2016 году, став президентом, но нанес им сокрушительное поражения и в январе этого года, провалив импичмент и практически обеспечив себе избрание на второй срок. От победы Трампа на президентских выборах будет зависеть возможность ликвидации господства мирового финансового капитала.
Следует иметь в виду, что Трампа привел к власти не только промышленный капитал США, но и мировые глобальные элиты, осуществляющие концептуальную власть в мировом масштабе и с помощью Трампа собирающиеся ликвидировать «мировых финансистов».

Как ни странно, но в «социалистическом» Китае произошло засилье своих либералов в правительстве во главе с премьер-министром Ли Кэцяном. Между ним и главой Поднебесной Си Цзиньпином уже несколько лет идут трения по поводу путей развития страны. По прогнозам аналитиков, команда Си Цзиньпина должна до осени этого года отодвинуть либералов от власти.
В России уже несколько десятилетий большинство во всех правительствах составляли либералы, полностью контролировавшие финансово-экономический блок и выполнявшие команды МВФ. В январе этого года Путин неожиданно для всех без объяснения причин отправил правительство в отставку и назначил новое, в котором либералов на ключевых постах уже нет. По прогнозу аналитиков, до конца этого года Путин будет зачищать от либералов основные государственные институты (ЦБ, системообразующие банки, госкорпорации). По всей видимости, президент РФ начал подготовку к «Ялте-2» и формирует властные структуры без либералов.
Россия к этому времени смогла обезопасить себя от уничтожения извне, нарастив оборонно-промышленный комплекс и внедрив принципиально новые комплексы вооружений, а также не допустив реванша либеральных сил, продемонстрировав способность не церемониться с либеральной оппозицией летом прошлого года во время беспорядков в Москве.
Путин продемонстрировал мировому сообществу возрождающуюся Россию, готовность садиться за стол победителей и на равных решать вопросы будущего мироустройства. Все эти годы он не спешил с политическими преобразованиями в стране, не обострял отношения с либералами и практически не вмешивался в разборки на постсоветском пространстве. Не исключено, что готовил Россию к участию в глобальном переделе мира и возвращению статуса сверхдержавы.

Трамп также проводит в США подготовку к возможному изменению миропорядка. Под его руководством ограничивается глобальное американское влияние в мире там, где это не несет экономической выгоды: объявлено о выводе американских войск из Сирии и Ирака, такое же соглашение подписано с движением «Талибан» в Афганистане. Трамп предпринимает шаги по повышению экономической мощи и реиндустриализации Соединенных Штатов, возвращению основных промышленных производств на свою территорию. Он пытается заставить союзников по НАТО платить за военный зонтик над Европой и увеличить оборонные расходы, стремится выровнять торговый дисбаланс между США и КНР.
Все это говорит о том, что в трех великих державах готовятся к возможным глобальным изменениям в мироустройстве и проведению конференции победителей. Целью конференции «Ялта-2» должна быть выработка условий нового миропорядка, определение зон ответственности и назначение «смотрящих» за ними. Наиболее вероятно, мир будет разделён на несколько крупных регионов, в каждом из которых будет свой экономический центр. В каждой зоне — своя главная региональная валюта, а валютный обмен должен осуществляться по согласованным правилам.
По мнению Хазина, таких зон может быть три или более. Евразийская зона может охватывать, кроме постсоветского пространства, Восточную Европу, Иран, Турцию, Ближний Восток, Израиль и даже Японию. Китайская может включать Юго-Восточный и Азиатско-Тихоокеанский регионы. Индия может создавать свою собственную зону либо присоединиться к евразийской или китайской. Западная объединит Северную Америку, Западную Европу, Австралию, Новую Зеландию. Будущее Латинской Америки и Африки пока неясно: в какие зоны они войдут или станут самостоятельными зонами, и кто будет их «смотрящим».

Конечно, всех интересует, что делается по подготовке такой конференции и когда она может состояться. Инициативу по проведению первого этапа конференции неожиданно в январе этого года проявил Путин. В послании Федеральному собранию он заявил о необходимости разработки основ и принципов стабильного миропорядка и проведения реальных действий. Он предложил пяти странам ― основателям ООН (СССР, США, Китай, Великобритания и Франция) собраться и выработать подходы к обеспечению стабильности на планете с учетом политических, военных и экономических аспектов международных отношений.
На встрече по Холокосту в январе в Израиле президент РФ вновь предложил провести встречу пяти государств, уточнив, что целесообразно сделать это в 2020 году. Россия направила такое предложение во все пять столиц.
Лидеры Китая и Франции сразу же дали согласие на такой саммит, несколько позже согласился и Трамп — в своем стиле и в завуалированной форме. Он завил, что «они, в том числе Китай и Россия, пришли ко мне и хотят обсуждать контроль над вооружением… Мы будем обсуждать это в Нью-Йорке».
Лидеры ведущих держав согласились на проведение конференции, в которой примут участие Великобритания и Франция. По мнению экспертов, на ней они будут в качестве статистов. Другие глобальные игроки набрали силу и будут диктовать свои условия.

Первый этап «Ялты-2» может состояться уже в сентябре этого года в Нью-Йорке во время проведения Генассамблеи ООН. До этого времени станет понятно, насколько эффективно лидеры России и Китая смогут зачистить государственные структуры от засилья либералов и готовы ли они на равных бороться вместе с Трампом за новое мироустройство в интересах своих держав.
На вопрос, когда же может состояться передел мира, ведущие экономические эксперты называют 2021–2022 годы. Все будет зависеть от того, чем закончатся американские выборы. В победе Трампа практически все уверены, вопрос только в том, как поведут себя проигравшие американские глобалисты, смогут ли развязать гражданскую войну в США. Потеряв с избранием Трампа значительную часть своего влияния в мире, они будут готовы на многое. Так что избрание Трампа ― это не только избрание президента США, но и выбор вектора развития будущего мироустройства.

Юрий Апухтин, ИА Альтернатива
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Какова прочность мира в сирийском Идлибе?

Бои в сирийской провинции Идлиб прекратились. Точнее, почти прекратились. Некоторые отряды совсем уж «отмороженных» джихадистов все еще стремятся как-то «заявить о себе», пытаются вернуть утраченные позиции. Но даже они осознают новую реальность и постепенно сворачивают военные действия. Хотя возможно, что и ненадолго, только перегруппируются.



Зато прекратились полеты боевой авиации. Почти замолкла артиллерия. Наступает хотя бы относительная тишина – время раздумий и анализа всего недавно происходившего.
Напомним, обстановка вокруг провинции Идлиб серьезно обострилась в начале февраля. Именно тогда силы правительственной армии Сирии перешли в наступление и выбили вооруженные отряды оппозиции со многих, занятых ими позиций. Эта боевая активность объяснялась Дамаском многочисленными нарушениями ранее принятых соглашений со стороны находящихся в Идлибе группировок дхихадистов. Они проводили обстрелы позиций армии, пытались использовать против них дроны с ракетами и так далее. Несколько ударных беспилотников были сбиты и на подлете к российской авиабазе Хмеймим.
Пиком обострения ситуации стал день 27 февраля, когда в районе населенного пункта Бальюн под обстрел сирийской артиллерии попала группа турецких военнослужащих. Как указали сирийцы, речь шла об обстреле боевиков из террористических формирований, и что никаких турецких военных там не должно было быть. Турки с этим не согласились и указывали, что поставили в известность о координатах своих военнослужащих российское военное командование в Сирии. Мы, в свою очередь, указали, что никаких таких сведений не получали, иначе, безусловно, не допустили бы обстрела. Таковы договоренности между нашими и турецкими военными в Сирии, и никто до сих пор еще не мог усомниться в том, что российская сторона их соблюдает.

Но то, что случилось, уже случилось. И ситуация начала развиваться на полных оборотах, увеличиваясь в размерах, как снежный ком.
Турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган обратился к народу с серией гневных выступлений, предъявил обвинения не только в адрес Дамаска, но и в адрес Москвы. В ночь на 28 февраля у российских дипмиссий в Турции начались демонстрации протеста, звучали угрозы в адрес россиян.
В частности, заявлялось, что ответственность за гибель военнослужащих несет именно Москва. Дамаск, дескать, не отважился бы на столь кровопролитную акцию против турецких военных без санкции русских. Звучали даже угрозы перекрыть пролив Босфор для прохода российских кораблей.
В Анкаре прошло заседание Совета безопасности страны. На нем было принято решение начать консультации с НАТО, поскольку Турция является членом этого альянса. С призывом поддержать Анкару в противостоянии с Москвой обратился к президенту США сенатор-республиканец Линдси Грэм. 28 февраля в Брюсселе прошли экстренные совещания послов стран-членов НАТО. Генеральный секретарь организации Йенс Столтенберг выразил глубокое соболезнование Турции в связи с гибелью солдат и солидарность с ней.

Ситуация развивалась стремительно. Однако постепенно накал стал спадать. Становилось очевидным, что в дальнейшей эскалации напряженности не заинтересована ни одна из сторон. Угрозы турецкого президента становились все менее грозные, чем-то напоминая известную тактику продавца на восточном базаре, когда он запрашивает у покупателя огромную цену, но после недолгой торговли спускает ее наполовину, а то и еще ниже.
В итоге никакой серьезной войны не началось: ни региональной, ни, тем более, мировой. А между тем некоторые наблюдатели на Западе такие варианты предсказывали. При этом они ссылались на взрывной характер турецкого президента, который, дескать, давно вообразил себя истинным султаном и все время подчеркивает, что не намерен отступать ни в какой ситуации.

Тем не менее ситуация привела лишь к переговорам между президентами России и Турции. Они прошли в Московском Кремле и, по многим оценкам, были очень непростыми. Не случайно разговор шел шесть часов подряд, в том числе три часа «с глазу на глаз».
Сегодня мировые СМИ подводят итоги московской встречи и подписанного сторонами протокола. Подводятся и общие итоги февральских событий в Идлибе. Итоги эти, на мой взгляд, пока еще не окончательные, а только промежуточные.
Но все-таки речь можно, скорее, вести о серьезной победе – во-первых, позиции Москвы, а во-вторых, Дамаска, а именно сирийских правительственных войск. Еще, безусловно, не о полной победе, но все же очень серьезной.
Это подтверждают, в том числе пункты московского протокола, который подписали президенты Путин и Эрдоган. По многим оценкам, этот документ, хотя еще и не является полной гарантией прочного мира в Сирии, но обозначает уверенную дорогу к нему.

Что же является главным в этом протоколе? На мой взгляд, здесь много важных составных частей. Прежде всего, так называемый «идлибский анклав», он же «зона деэскалации», много лет являющийся местом скопления различных антиправительственных группировок, в том числе террористических, сузился почти на треть. Речь идет почти о двухстах занятых войсками режима Асада населенных пунктах.
В пользу Дамаска закончились и длительные кровопролитные бои за город Сарикиб. А значит, опять же правительственные вооруженные силы устанавливают уже полный контроль над трассой М5 (Дамаск – Хама – Алеппо). Оппозиция также лишается контроля над трассой М4 (Латакия – Алеппо). Там будет осуществляться совместное боевое патрулирование силами российской и турецкой военной полиции. Вдоль этой трассы организуется демилитаризованная зона глубиной в 12 километров, по шесть километров с каждой стороны шоссе.
До этого трассу М4 контролировали боевики террористической группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ). Между тем она напрямую соединяет сирийские морские порты с провинцией Алеппо. И освобождение шоссе от боевиков, несомненно, будет способствовать восстановлению хозяйственной деятельности в важнейшей сирийской провинции.

Результаты московских переговоров, надо сказать, несколько удивили многих наблюдателей. При этом далеко не всех – приятно. Ведь некоторые из них однозначно предсказывали провал встречи в Кремле, и даже резкое обострение отношений между поддерживающей режим в Дамаске Россией и опекающей сирийскую оппозицию Турцией. Вплоть до возможности начала боевых действий между находящимися в Сирии вооруженными формированиями двух стран.
Почему ничего подобного не случилось?
Почему в отношениях между Москвой и Анкарой не «пробежала черная кошка», как это кое-кем предсказывалось? Напротив, кажется, эти отношения только упрочились. Очень многие наблюдатели связывают такой итог с мудростью обоих лидеров, с их несомненным искусством вести переговоры, отстаивать позиции своей страны, в то же время уважая аргументы и заинтересованность партнера.
Но это, безусловно, не все. Сейчас многие СМИ на Западе склонны считать, что все-таки на переговорах сложился явный перекос в пользу позиции Москвы и Дамаска по сирийскому вопросу. И это стало возможным еще и благодаря сложившейся с последние дни расстановке сил. Многие уверены, что Эрдоган пытался добиться большего, даже намного большего, но ему не удалось включить на полные обороты ранее намеченные механизмы.

Прежде всего, и это очевидно, турецкая сторона явно рассчитывала, что ее позицию по Сирии поддержат США и Европа. Но не получилось. В первом случае выяснилось, что, хотя Вашингтон и стремится всячески к тому, чтобы отношения между Турцией и Москвой стали хуже, он все же не очень-то готов поддержать лично Эрдогана. Для американцев он – правитель, которого неплохо было бы сменить на более уступчивого. И ранее, как известно, такие попытки уже предпринимались.
В случае же с Европой, турецкий лидер вообще пошел на прямой шантаж, применив угрозу открыть границу для сотен тысяч находящихся на территории Турции беженцев из исламских стран. И даже уже пошел на этот шаг, что, безусловно, создало сложную ситуацию для соседних Греции и Болгарии, через территории которых беженцы устремляются в более богатые государства Евросоюза, прежде всего, в Германию. Тем не менее Евросоюз шантаж Эрдогана не принял, и помощи ему в вопросе давления на Москву отказал.
При этом для европейцев очевидно, что турки открывают границу перед беженцами вовсе не из-за того, что озабочены судьбами тысяч сирийцев, спасающихся от военных действий. И в Греции, и в Болгарии наступление на силы полиции вели выходцы из Афганистана, Ирака, Сомали, Пакистана и других стран. Сирийцев там были единицы.

Существуют и иные причины, заставившие Эрдогана быть сговорчивее на переговорах в Москве. Довольно скоро после начала масштабных действий турецкой армии в Идлибе в конце февраля в самой Турции вдруг начал резко рушиться рейтинг одобрения действий власти населением. Так, против расширения военной операции в Сирии сразу же выступило 49 процентов опрошенных, а поддержали ее только 31 процент граждан. Резко против выступила и парламентская оппозиция, что даже привело к драке в турецком парламенте.
Явное недовольство начали высказывать представители разных кругов населения, в том числе в очень влиятельных – военных и крупного бизнеса.

Между тем турецкий президент ревностно стремится сохранять хорошие отношения с армией, в том числе и потому, что военные перевороты – далеко не редкость в истории страны.
Да и интересы крупных предпринимателей игнорировать власти не могут. И дело здесь не только в тех самых помидорах, которые, как известно, Турция успешно поставляет на российский рынок. Здесь, как выясняется, для турецкой стороны действует четкий принцип: война – войной, а деньги – деньгами.

Так, в самый разгар боевых действий в Сирии в конце февраля, когда там как раз погибли турецкие военнослужащие, и в этом Анкара, в том числе, обвиняла и Москву, между двумя странами завершались переговоры по увеличению квот на ввоз в Россию турецких томатов – со 150 тысяч тонн до 200. И завершились они успешно.
Но все-таки помидоры – это мелочь. Речь идет о крупнейших совместных турецко-российских экономических проектах. Например, о недавно вступившем в строй газопроводе «Турецкий поток», который сулит турецкому бизнесу огромные выгоды.
Очень большие прибыли получает турецкий бизнес и от потока туристов из России. Здесь в выгоде оказываются и турагентства, и владельцы отелей, и рестораторы, и множество мелких торговцев и частных гидов.
Нет, у турецкого президента были очень серьезные аргументы для того, чтобы не ссориться с Москвой из-за ситуации в Идлибе. Он, безусловно, зашел уже очень далеко в своих гневных выступлениях по этому поводу. Но надо было как-то «откатывать назад».

И тут Москва ему также неожиданно помогла. Многие присутствовавшие на встрече в Кремле журналисты обратили внимание на то, что в своем выступлении перед ними российский президент Владимир Путин, в частности, указал, что и сирийская армия понесла большие потери в ходе февральских боев. Тем самым, по ряду оценок, он как бы намекнул и на высокие боевые качества турецких военных подразделений.
Возможно, считают некоторые наблюдатели, такая оценка и способна несколько снизить критику действий турецкой армии в Идлибе. А их, эти действия, многие в Турции подвергают резкой критике. Как слишком мягкие, почти беспомощные.
Хвастать Анкаре действительно нечем. Так, по данным агентства Lenta.ru, за февраль Турция потеряла в Идлибе убитыми как минимум 62 военнослужащих, почти 100 солдат ранены; уничтожены несколько десятков единиц турецкой бронетехники и сбиты более десяти беспилотников, в том числе ударных.
Но все же военные действия в Идбиле почти закончились. И это важно. Конечно же, все это происходит только пока. И что будет впереди – неизвестно. Очень многие наблюдатели предсказывают, что в любой момент война может возобновиться. Ведь, между прочим, соглашение в Москве подписали вовсе не представители режима в Дамаске и не командиры радикальных исламистских вооруженных отрядов. А именно они главным образом и воюют между собой.

Что касается сирийских военных, то они, безусловно, будут следовать приказу и на провокации не пойдут. Однако мало надежды на то, что «по приказу» успокоятся джихадисты, например, окопавшиеся в районе города Джизр-эш-Шугур. В их рядах много выходцев из нашего Северного Кавказа, из Средней Азии. До последних дней они постоянно нагнетали обстановку, в том числе направляя беспилотники в сторону российской базы Хмеймим.

Откажутся ли эти боевики и им подобные от военных действий? Примут ли мир в Идлибе? После наступления которого им, скорее всего, придется покинуть Сирию? Думаю, вряд ли.
Да и похоже, турецкий президент только затаился. Во всяком случае, согласно кадрам ТВ из Кремля, вид у него не напоминал политика, готового на новые уступки. А их турецкой стороне придется делать, если в Анкаре действительно хотят мира в Идлибе. По лицу Эрдогана мне лично показалось, что он думал о чем-то другом, о своем, сокровенном…
При этом Эрдоган, как опять же мне показалось, постоянно косил глаза на установленную в кремлевском зале фигуру императрицы Екатерины Второй, в годы правления которой турки проиграли битву за Крым.
Бросал он короткие взгляды и на золоченые каминные часы, украшенные фигурами солдат в русской военной форме времен обороны Шипки…

Андрей Правов, Столетие
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Решится ли Эрдоган еще раз протестировать Кремль «на слабо»?

Турция отступила и поняла, что Россия – не «еда», а как минимум равный партнер. Вопрос только в том, насколько долго в Турции будут помнить об этом уроке и как скоро снова решат испытать Кремль.



Российско-турецкая сделка по Идлибу, заключенная между Путиным и Эрдоганом 5 марта, касалась не только будущего Сирии. Она должна была спасти российско-турецкие отношения.
Сама сделка сейчас успешно имплементируется. Сирийская армия завершила наступление, турецкие войска и подконтрольная им часть террористов прекратили атаковать сирийцев. Турецкие СМИ называют сделку успешным завершением военной операции в Идлибе (удалось заставить Асада уважать интересы Турции и «прекращать убивать бедных сирийцев»), российские же пишут о не менее успешном принуждении Анкары признать нынешний статус-кво и де-факто согласиться с тем, что Асад отгрыз от турецкой зоны влияния почти полторы тысячи квадратных километров, включая стратегическую трассу М5 (Алеппо – Дамаск).
Однако мартовское соглашение – это не точка в сирийской гражданской войне, скорее запятая. И тем более его нельзя считать каким-то завершением кризиса в российско-турецких отношениях – скорее это важный этап их отрезвления.
Легитимно сорвут
Так, в плане развития ситуации в Идлибе соглашение является, по сути, временным прекращением огня. Передышкой, необходимой для деэскалации ситуации и недопущения ввязывания Эрдогана в прямую войну с Дамаском, Тегераном и Москвой – катастрофичную войну для Турции, но в то же время нежелательную войну для Асада и его союзников. Это соглашение не решает никаких фундаментальных проблем Идлиба.
Турция не зачистит эту территорию от радикальных боевиков – для этого у Эрдогана нет ни возможностей, ни желания. Сирия не сможет интегрировать контролируемые террористами территории назад под власть Дамаска – Асад не может даже договориться с более спокойной оппозицией, да и мараться переговорами с последышами «Ан-Нусры» не будет ни он, ни тем более Россия. В то же время сами боевики не создадут на территории Идлиба никакой Швейцарии или даже Северного Кипра – территория останется рассадником исламизма и радикализма.
Именно поэтому соглашение, скорее всего, проживет недолго – и будет сорвано началом очередного наступления сирийской армии. Более того, срыв Дамаском этого соглашения будет совершен на вполне легальном основании – невыполнении Турцией одного из основополагающих пунктов соглашения. Дело в том, что в ходе наступления сирийская армия не успела освободить от террористов другую стратегически важную трассу – М4, соединяющую Алеппо с находящейся на побережье провинцией Латакия.
И Москве удалось добиться от Турции гарантий того, что по этой трассе будет организовано свободное движение. Для этого Анкара обязана обеспечить 12-километровую зону безопасности (то есть полосу шириной в 6 км от трассы на север и 6 км на юг). Точные параметры этой зоны будут обговорены в ближайшее время, однако очевидно, что а) Анкара обязана будет очистить эти полосы от боевиков и б) она не сможет это сделать, поскольку там находятся подконтрольные террористам населенные пункты, да и вообще идти на уступки они не готовы.
А значит, Башар Асад получает основания для того, чтобы обеспечить безопасность трассы своими силами. И воспользуется этим правом тогда, когда перегруппирует свои войска, дооснастит их оружием (прежде всего системами ПВО для защиты от турецких дронов) и дождется, пока усилия Анкары по зачистке полос закончатся фиаско.

Правило подворотен
Что же касается российско-турецких отношений, то казалось, что жесткая позиция Москвы по Идлибу нанесла им непоправимый урон. И если почитать турецкие СМИ или форумы, с этим можно согласиться. Однако все, как ни странно, совсем наоборот. Принципиальность Кремля в сирийском вопросе стала не ударом, а скорее цементом для российско-турецких отношений.
Дело в том, что отношения эти были весьма специфичными. Да, Москва и Анкара реализовывали вместе ряд важнейших проектов (завершение сирийской гражданской войны, строительство электростанции «Аккую», «Турецкий поток», С-400), после чего Запад называл их чуть ли не союзниками. Однако на самом деле Россия и Турция были всего лишь ситуативными партнерами, которых свел вместе американский неоимпериализм и у которых при этом было множество разногласий. Главное из них – турецкий экспансионизм, предполагающий создание «тюркского мира», в котором Турция играла бы роль политического лидера, экономического гегемона и духовно-идейного наставника. Что категорически противоречит интересам России.
Крым, Кавказ и Поволжье находятся под властью Москвы, и Кремль не позволит никому там навязывать двойную лояльность. Средняя Азия втягивается в российские интеграционные структуры. И даже в Сирии Россия не дает Турции разгуляться, требуя от нее разобраться с боевиками (фактически турецкими прокси, которые и должны были водрузить турецкий флаг над Дамаском), после чего покинуть сирийскую территорию.
До поры до времени Москве и Анкаре удавалось нивелировать эти конфликты за счет здравого смысла: обе стороны понимали, что им важно сохранить двусторонние отношения. Однако в Турции росло недовольство (как в элитах, так и в обществе), и вот во время операции в Идлибе точка зрения «доколе» победила. Не в том плане, чтобы наплевать на российскую позицию и атаковать ее (как было в 2015 году во время удара по российскому самолету), а в том, чтобы протестировать ее «на слабо» – занять жесткую позицию и посмотреть, готова ли Москва прогнуться.
Ни для кого не секрет, что в международной политике действует не принцип джентльменских клубов, а скорее правила подворотни. Одно из этих правил в том, что слабых бьют – или, как минимум, с их мнением не считаются. Если бы Москва проявила слабость по Идлибу, сдала Асада во имя сохранения хороших отношений с Турцией (как она в свое время отказалась поставлять С-300 в Иран или пропустила резолюцию Совбеза об установлении бесполетной зоны в Ливии – ради хороших отношений с Западом), то никаких отношений бы не было. Уступка вдохновила бы Эрдогана на требование новых уступок – как по Сирии, так и по другим вопросам.

В Кремле это понимали – и не уступили. В итоге взяли джекпот: Турция отступила и поняла, что Россия – не «еда», а как минимум равный партнер. И что заставить Москву подвинуться перед неоосманскими планами Эрдогана не получится. Вопрос только в том, насколько долго в Турции будут помнить об этом уроке и как скоро снова решат протестировать Кремль «на слабо».

Геворг Мирзаян, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Получится ли у Помпео рассорить Путина с Эрдоганом?

Когда государственный секретарь США Майкл Помпео выступил с заявлением о том, что «Россия виновна в убийстве десятков турецких военных» в Сирии, а американцы «поддерживают Турцию — нашего партнера по НАТО» и «рассмотрят принятие дополнительных мер для того, чтобы оказать помощь Турции и положить конец насилию в Идлибе и на остальной территории Сирии», возникло сразу несколько интригующих вопросов.



Прежде всего, почему Помпео выступил со своим номером так поздно? Ведь идлибский кризис был разрешен еще 5 марта в ходе встречи и переговоров в Москве президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, которые согласовали введение режима прекращения огня и ряд других мер, нацеленных на урегулирование ситуации в Идлибе. С 15 марта было начато совместное патрулирование по трассе М-4, вдоль которой будет создан коридор безопасности. Если связывать пассаж Помпео с этими событиями, то тогда вырисовываются некоторые элементы несостоявшейся американской операции. По всем признакам Вашингтон рассчитывал, что Москва и Анкара не договорятся, ведь по ходу идлибского кризиса турецкая сторона обращалась за поддержкой к США и НАТО.

В этой связи полковник, доктор философии и автор пяти книг Дуглас Макгрегор откровенно писал в американском издании The National Interest следующее: «Госсекретарь США и его доверенный агент — и по совместительству противник Трампа — посол Джеффри, занимающий должность специального представителя по сирийскому взаимодействию, составили план по разжиганию войны между Россией и Турцией. Движимый, очевидно, неизлечимой ненавистью к России, Госдепартамент пообещал Эрдогану обеспечить его боеприпасами и разведданными в надежде на то, что турецкие вооруженные силы смогут вытеснить Россию из Сирии».
По его же словам, Помпео исходил из того, что «Эрдогану удастся спровоцировать Путина на войну», и поскольку у Москвы «в Сирии нет значительного контингента сухопутных войск, Эрдоган может с легкостью помешать России укрепить ее немногочисленный контингент в Сирии через Дарданеллы». Ставка также делалась на то, что «военная кампания Путина в Сирии не вызывает никакого энтузиазма у россиян» и у лидера России могут появиться проблемы внутриполитического характера, как и у Эрдогана в Турции. Не получилось, Москва и Анкара проявили желание и умение договариваться.

Помпео тогда промахнулся. В кого же он стреляет на сей раз, выступая, как пишет турецкое издание Yeni Akit, «с провокационным заявлением», используя гибель турецких солдат как доказательство того, что Турция должна проявлять «осторожность» при выстраивании отношений с Россией? Дело в том, что, как заявил глава турецкой дипломатии Мевлют Чавушоглу, Анкара «хочет закупить у Москвы дополнительную партию зенитно-ракетных комплексов С-400» и обсуждает совместную с русскими работу в авиационной, космической и атомной отраслях. Эту информацию подтвердил глава Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Дмитрий Шугаев с определенным уточнением: Турция может «участвовать в производственном процессе». О высокой вероятности заключения нового контракта заявил и вице-премьер России Юрий Борисов. Нужны ли Турции новые партии ЗРК С-400 — вопрос открытый, но Анкара выставила перед Вашингтоном «морковку», что воспринимается США, да и другими членами НАТО, как ответ на их бездействие в период идлибского кризиса. Реагируют они, как и прежде, угрозой ввести санкции против Турции «в не столь отдаленном будущем». А в настоящем ставка делается на развертывание информационной кампании.

В ее задачи входит дискредитацию внешней политики Анкары в целом и в отношении России в частности. Так, The Washington Post после заявления Помпео выступила со статьей, в которой утверждается, что «Эрдоган играет в опасную игру, балансируя между Путиным и президентом США Дональдом Трампом, и, похоже, потерял обоих». При этом свое отношение к Эрдогану американцы связывают с его отношениями с Путиным. Ретрансляция таких тезисов осуществляется и через ряд влиятельных турецких изданий. На наш взгляд, официальная Анкара в период идлибского кризиса позволила себе прорыв наружу антироссийских настроений, на что сейчас и делает ставку Помпео, пытающийся расшатать политическую ситуацию в Турции. Ставка делается и на то, что, согласно суждениям американских экспертов, Идлиб находится «в фазе ожиданий нового всплеска осложнений между Турцией и Россией», и появляется шанс «конвертации кризиса во внутриполитическую дестабилизацию в Турции».

Конечно, Анкара и Москва — партнеры непростые. Эксперты отмечают, как быстро в моменты кризисов общественное мнении двух стран «прыгает от «стратегического партнера» до «исторического врага». Но Путин проявил понимание того, какие проблемы появились у Эрдогана после гибели турецких военных в Идлибе. Поэтому он предпринял максимум усилий для того, чтобы дать турецкому коллеге возможность разрядить ситуацию.
При этом стороны отлично представляют коридор возможностей сотрудничества и, как показывает дипломатическая практика, умеют играть на контрасте своих отношений с США. Главное тут — наличие политического доверия друг к другу, стремление сохранить достигнутые не без огромных усилий отношения в самых различных сферах, включая и военно-техническое сотрудничество. Не случайно, как отмечают многие эксперты, «за последний год из всех иностранных лидеров больше всех личных встреч Путин провел именно с Эрдоганом». В свою очередь и Эрдоган осознает, что не его западные партнеры, а именно Путин во многом способствовал укреплению за президентом Турции имиджа самостоятельного политика мирового значения.
Даже при наличии разногласий, которые естественны в таком сложном регионе, как Ближний Восток, Эрдогану пока удается действовать так, чтобы не портить отношения с Путиным и поддерживать контакты с Трампом. Пока это удается. Но новая игра Помпео только начинается, если, на что намекает Макгрегор, госсекретаря не отправят в отставку.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Леонид Слуцкий: Кризис – это не только время потерь, это еще и время возможностей

Газета The Wall Street Journal сообщила, что Соединённые Штаты изучают возможность введения новых санкций в отношении России в качестве одного из рычагов воздействия на рынок нефти с целью стабилизации цен.



На днях Евросоюз продлил до 15 сентября 2020 года индивидуальные санкции в отношении 175 физических лиц и 44 организаций России в рамках «ограничительных мер в связи с действиями, подрывающими или угрожающими территориальной целостности, суверенитету и независимости Украины». В феврале президент США Дональд Трамп еще на год пролонгировал действие рестрикций против России…
Сообщения о новых санкциях Запада или об их угрозе, к сожалению, стали будничными, как прогноз погоды. В России никто им уже не удивляется и сильно не расстраивается. Президент РФ Владимир Путин в интервью #ТАСС совершенно точно сформулировал настроения россиян по этому поводу: «Да плевать на эти санкции».
Между тем, драматическое развитие событий вокруг пандемии с точки зрения последствий для мировой экономики, казалось бы, создают очевидные предпосылки для отказа от политики взаимных ограничений и сдерживания. Предпосылки, очевидные для многих здравомыслящих политиков, но не для США и их сателлитов. Почему? Ответ прост: Вашингтон не желает выпускать из рук инструмент для недобросовестного продвижения своих экономических и геополитических интересов.

К примеру, последние угрозы санкций (пока еще даже не озвучено, за что конкретно хотят вновь «наказать» Россию) американские СМИ напрямую ассоциируют с просьбой нефтяных компаний США, которым предрекают банкротство из-за падения цен на углеводороды. Представители бизнеса связывают ситуацию не с пандемией, а с «ценовой войной между Саудовской Аравией и Россией». Сообщается, что на Эр-Рияд при этом хотят оказать дипломатическое давление, а в отношении Москвы – ну куда без двойных стандартов – конечно, ввести новые ограничительные меры.
Между тем, в Европе все больше и больше понимают пагубное воздействия санкционной политики, навязываемой странам континента из-за океана. Если ранее экономический ущерб стран ЕС якобы покрывался доводами общей евроатлантической солидарности, то теперь — в условиях разъедания экономики коронавирусом — каждый, очевидно, становится «сам за себя». И именно по этой причине все больше парламентариев в Евросоюзе призывают к снятию антироссийских санкций. Подобные настроения достаточны сильны во многих западноевропейских странах, однако, общеевропейскому «да» в этом вопросе продолжает противопоставляться зависимость от США, которых экономические интересы европейцев сейчас похоже вовсе не волнуют, напротив.

Что сказать в завершении? Кризис – это не только время потерь, это еще и время возможностей. В том числе, возможностей для переосмысления приоритетов.

Леонид Слуцкий
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Коронавирус воскрешает в Европе старые геополитические инстинкты

На протяжении многих лет Варшаву часто видели в компании с прибалтийскими республиками, особенно когда дело касалось противостояния России. Однако во время пандемии коронавируса Польша устроила приключения латышам, литовцам и эстонцам. В то же самое время Варшава излучает позитив в сторону Минска. Возможно, у Польши появилась новая суверенная политика на восточном направлении.



Государства переживают трудные времена как люди. Во-первых, осознается, что рассчитывать гарантировано можно только на себя. Во-вторых, просыпаются старые геополитические инстинкты — кто ближний, а кто нет. В-третьих, становится ясно, какие связи устойчивы и прочны, а какие — ложные. Сегодня такую ломку переживают члены Европейского союза.

«Пандемия коронавируса показала, что во времена реального кризиса именно суверенное национальное государство остается единственным сообществом, на которое европейцы могут рассчитывать, — отмечает польский политолог Ян Федорчук. — Сам ЕС, в свою очередь, оказывается колоссом на глиняных ногах. В решающие моменты люди автоматически обращаются к национальным правительствам. ЕС — это империя, которая существует только теоретически».
На протяжении многих лет Варшаву часто видели в компании с прибалтийскими республиками. Если дело касалось противостояния России, запугивания «русской угрозой», попыток помешать совместным проектам Москвы с теми же европейцами, на подмостках выступал один и тот же хор — Польша и Прибалтика, Прибалтика и Польша. Можно было даже решить, что это не четыре соседних государства, а прочный устоявшийся субрегион, которому ничего не угрожает. Однако стоило в Европу прийти коронавирусу, как былое единство тут же дало трещину. Варшава закрыла свои границы, что поставило под удар латышей, литовцев и эстонцев, планировавших через польскую территорию вернуться домой, — они застряли и растерялись. Последовала бурная реакция. Ярче всего себя проявила Эстония. Ведущая эстонская газета Postimees опубликовала обращение к польскому правительству по этому вопросу, министерство иностранных дел обвинило Польшу в закрытии границ, что негативно отразилось на региональной безопасности».

«Позор тебе, Польша!» — пишут эстонцы. И они правы, — констатирует польский оппозиционный еженедельник Polityka. — Сопротивление поляков настолько рассердило Таллин, что он пожаловался американцам и НАТО, справедливо отмечая потенциальную угрозу снабжению войск альянса, дислоцированных в Эстонии.
В конце концов Германия оказала помощь, позволяя отправлять путешественников на паромах из своих балтийских портов». Так были актуализированы укорененные в истории связующие нити, ранее припорошенные «европейской солидарностью». Оказалось, что от Таллина до Берлина куда ближе, чем до Варшавы. В свою очередь, и Германия не упустила возможность показать Польше, что она о ней думает. Коронавирусное бедствие стало поводом для некоторых немецких изданий заявить, что польские больницы не готовы бороться с эпидемией, утверждать, будто «польские врачи опасаются, что официальное число зараженных является лишь верхушкой айсберга». Заодно критике подвергли решение Варшавы закрыть границу, из-за чего немцы лишились возможности затариваться по дешевке в польских магазинах, и поставили вопрос, кто же, вместо поляков, будет этой весной собирать в Германии спаржу.

В этой ситуации теплые нотки звучат на линии Варшава — Минск. В 20-х числах марта должен был состояться визит в Польшу министра иностранных дел Белоруссии Владимира Макея. По понятным причинам его пришлось перенести. Стороны заменили личную встречу переговорами в режиме видеоконференции. Как отмечает белорусское информагентство «Белта», со стороны Польши выступили глава МИД Яцек Чапутович и уполномоченный правительства по вопросам стратегической энергетической инфраструктуры Петр Наимский. «Руководители внешнеполитических ведомств обменялись мнениями о текущей ситуации, вызванной предпринятыми рядом стран жесткими мерами в связи с распространением коронавируса COVID-19, затронув в этой связи проблематику торгового транзита и экономики, — сообщает МИД Белоруссии. — Рассмотрены вопросы разрешения ситуаций с возвращением домой из Польши белорусских и российских граждан, также как и польских граждан, следующих из Белоруссии». Польское дипломатическое ведомство добавляет: «Министры договорились, что они как можно скорее встретятся в Варшаве, как и планировали, и обсудят широкий спектр двусторонних отношений между Польшей и Белоруссией… Чапутович подчеркнул, что участие Польши в делах Белоруссии имеет широкую политическую и социальную поддержку в нашей стране».

На фоне раздрая в Европейском союзе, искр между странами — членами ЕС сегодня Минск становится для Варшавы направлением, где она демонстрирует настрой на сотрудничество. Польшу не смущает то, что Белоруссия одновременно кооперируется с Россией. И не похоже, что Варшава при этом сейчас рассчитывает оторвать Минск от Москвы или предполагает такой вариант, хотя, возможно, и держит его в уме, но в отдаленной перспективе. Не исключено, что на белорусском направлении Польша в настоящее время начинает обозначать контуры своей новой и суверенной политики, отвязанной от европейских проектов. Посмотрим, что из этого всего выйдет. Председатель правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослав Качиньский на днях подтвердил свое желание прибыть 10 апреля в Смоленск на церемонию памяти жертв катастрофы правительственного борта, если Белоруссия и Россия подтвердят готовность пропустить делегацию в условии карантинных мероприятий. Ранее в Варшаве говорили, что встреч с российскими официальными лицами не планируется. А с белорусскими? Ведь путь в Смоленск лежит через белорусские города.

Станислав Стремидловский, ИА REGNUM
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
На смену турецкому проекту неоосманизма может вернуться проект «Великая Сирия»

Когда президент США Дональд Трамп заявил о готовности его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана договориться с курдами, запахло сенсацией. «Эрдоган не очень хотел, курды не очень хотели. Они начинают воевать, другие страны подключаются, — отметил Трамп. — Тогда я говорю: заключите договоренности. Они говорят: «Окей, мы заключим сделку».



Но поскольку Трамп не обозначил информационный повод для такого заявления и формат своих переговоров с Эрдоганом, то появилось множество вопросов. Одним из них является важное уточнение: о каком периоде ведется речь? Хорошо известно, что 7 августа 2019 года США и Турция достигли соглашения о создании так называемой зоны безопасности на северо-востоке Сирии и совместном турецко-американском ее патрулировании. Правда, детали этого соглашения до сих пор не озвучены. Но если судить по некоторым заявлениям министерства обороны Турции и посольства США в Анкаре, то планировалось вывести из этой зоны боевые подразделения сирийских курдов. Турция предлагала действовать по ливийскому сценарию: сформировать в этой зоне «временную администрацию», которая в будущем могла бы выступить как одна из сторон в сирийском урегулировании, но без участия курдских представителей из отрядов народной самообороны (YPG). Тогда Эрдогану казалось, что ему удалось «продавить» Трампа по курдам.
Однако президент США решал другую задачу. Нужно было завязать Эрдогана в переговорном процессе, чтобы предотвратить готовившуюся Турцией очередную военную операцию на северо-востоке Сирии.
Когда Трамп «конфиденциально» сообщил коллеге о готовящемся выводе американских военных подразделений из Сирии, турецкая сторона восприняла это как сигнал к началу действий. Но не тут-то было. Белый дом, понимая желание Анкары начать военную операцию на востоке Евфрата, предложил свое посредничество в начале переговоров с представителями партии сирийских курдов «Демократический союз» (ПДС), которую Анкара внесла в список террористических организаций, тогда как американцы считают ПДС своим союзником в борьбе с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Партитуру «турецкого концерта» потом прочитал президент Франции Эммануэль Макрон. Он обвинил Турцию в сговоре с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и объявил о «смерти мозга» НАТО, так как о вторжении в Сирию консультировался Эрдоган только с Трампом.
«Мне жаль, что у нас нет единого определения терроризма. Когда я смотрю на Турцию — сейчас они сражаются против тех, кто сражается вместе с нами, кто сражался вместе с нами плечом к плечу против ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), — заявил французский президент. — А иногда они даже сотрудничают с марионетками ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ)». Кстати, Макрон является одним из тех европейских политиков, который официально принимает представителей ПДС в Елисейском дворце, тем самым политически легализируя эту организацию. Эрдоган не пошел по этому пути, и его проект с США оказался сорванным. Только после этого он начал интенсивный диалог с президентом России Владимиром Путиным. Вот почему мы считаем, что президент Трамп, говоря о готовности Эрдогана договориться с курдами, имеет в виду все же какую-то другую историю. Как сообщают турецкие СМИ, президент Турции после недавних переговоров в Брюсселе с ЕС по пути на родину рассказал журналистам президентского пула о том, что предложил Путину совместно разрабатывать сирийские нефтяные месторождения восточнее Евфрата, а на вырученные деньги восстанавливать Сирию. И получил ответ: «Возможно».

Эрдоган также сообщил, что такое предложение он готов сделать и Трампу. Видимо, оно было сделано и получило соответствующую реакцию со стороны последнего.
Смысл затеянной интриги в том, что можно теоретически предполагать совместную разработку нефтяных месторождений в Сирии с участием компаний Турции и России, что неизбежно предполагает нормализацию отношений между Анкарой и Дамаском. Трамп же считает, что об этом нужно договариваться не с Дамаском, а с курдами. В этом контексте выходит, что Эрдоган провел тест российской и американской позиции по курдам, высветив различные сценарии дальнейшего возможного развития событий. Позиция Москвы последовательна и ясна. Она выступает за сохранение территориальной целостности Сирии, а курдский вопрос может решаться в этом формате во внутриполитическом диалоге по урегулированию. США же толкают Турцию в сторону фрагментирования Сирии.
Американцы призывают Анкару позволить курдам закрепиться восточнее Евфрата и вместе с ними начать разработку там нефтяных месторождений, которые сейчас находятся под прикрытием спецназа США. Потому, как пишет турецкое издание Yeni Mesaj, что «все регионы, где дислоцированы турецкие войска сегодня (Африн, Джераблус, Аль-Баб, некоторые регионы Идлиба), находятся в сотнях километрах от нефтяных месторождений». Это же издание сообщает, что Трамп и Совет курдского самоуправления в Аль-Хасаке предоставили израильской компании полномочия по добыче и сбыту сирийской нефти и увеличению добычи на ее скважинах со 125 тысяч баррелей до 400 тысяч баррелей. То есть Вашингтон заявляет, что продолжает политику дальнейшей фрагментации не только Сирии, но и всего Ближнего Востока, а на данном этапе считает курдов новой геополитической реальностью, с которой нужно считаться. С другой стороны, Эрдоган, понимая, какую опасность это несет Турции, вынужден вести активный диалог с Россией и думать о налаживании отношений с сирийским президентом Башаром Асадом.
Просто не остается другого выхода у Анкары, и действовать ей необходимо, пока не поздно.
Дело в том, что проблема сирийского урегулирования в варианте сохранения ее территориальной целостности или появления в регионе курдского государства не являются единственными элементами формирующейся новой геополитической составляющей на Ближнем Востоке. Сейчас многие западные эксперты предполагают, что на смену турецкому проекту неоосманизма может вернуться проект «Великая Сирия» — создание федерации арабских государств под покровительством Великобритании. Он был разработан британцами в 1942 году. Федерация должна была состоять из кусков современных Сирии, Ливана, Израиля. Проект был частично завершен появлением в 1948 году государства Израиль.
Во времена Османской империи (XVI — начало XX века) и французского мандата (1920 — 1946 годы) территория нынешней Сирии представляла собой конгломерат геоэкономических регионов со слабой привязкой к единому центру в Дамаске. Северо-восточная часть Сирии, включающая в себя регионы Аль-Хасеке, Аль-Камишлы, Ракки и продолжающаяся до Евфрата, имела сильные связи с Ираком. Сейчас не случайно эта территория является ареной боевых действий между ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и курдскими вооруженными формированиями. Напомним также и о том, что после кэмп-дэвидского договора между Египтом и Израилем в 1979 году Сирия стала полюсом арабского национализма, стал возрождаться проект создания «Великой Сирии» (Билад аш-Шам) в составе Сирии, Ливана, Иордании и Палестины под эгидой Дамаска.

В таком контексте конфронтация Эр-Рияда с Дамаском была неизбежной, особенно в период восстановления и укрепления отношений Дамаска с Тегераном, который с момента начала сирийского кризиса в 2011 году поддержал Асада. STRATFOR писал, что после вывода американских войск из Ирака и Сирии произойдет «массивный сдвиг в балансе сил в регионе, в результате чего Иран превратится из маргинальной страны в сверхдержаву».
И что тут светит Турции? Парадокс в том, что сейчас на сирийском направлении Анкара вместе с Москвой состоит в альянсе с Тегераном. Если США удастся вырвать Турцию из такого «треугольника», то ее пустят в геополитический расход и втянут в региональную войну с Ираном. Так что сирийский конфликт давно перестал быть внутренней гражданской войной, он носит международный характер. При существующем раскладе сил отказ Эрдогана вести диалог с Асадом существенно затягивает решение конфликта. Для Анкары пришло время критической переоценки ситуации. Трамп говорит туркам: «Идите с курдами». А что будет завтра, если Асаду удастся мобилизовать курдов на борьбу с «турецкими захватчиками»? Но мы вряд ли скоро узнаем, что на самом деле готовит Эрдоган.

Станислав Тарасов, ИА REGNUM
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Россия и Китай могут остаться единственными мировыми лидерами после глобального кризиса. Даниил Безсонов

Несколько лет назад я очень часто слышал термин «Новый мировой порядок». Сначала на своих ютуб-канал его использовали исключительно блогеры, ориентированные на тематику всемирного заговора и закулисной политики, затем этот термин перекочевал на телевидение и даже в эфир федеральных каналов. Это был прямой посыл общественности – мир начинает меняться. В Донецке было не до этого – наш мир уже давно изменился до неузнаваемости.



Так сложилось, что Донбасс одним из первых ощутил на себе все прелести переломного времени – и мы окунулись в них с головой, сразу, без подготовки. Отсюда и такое отношение Дончан к коронавирусу – истерии здесь просто нет. Все, кто любили поистерить, отсюда выехали; остались люди стойкие. Но вернемся к Новому мировому порядку — его причинам и последствиям. У писателей-фантастов и поклонников футуристической литературы этот термин неминуемо вызовет негативную реакцию – Большой Брат, тоталитаризм, свободу попугаям, и так далее. Я, конечно, и сам понимаю – всегда есть вероятность скатиться к электронному рабству или, наоборот, к первобытному строю, но нет будущего, кроме того, которое мы построим сами. Новый мир будет таким, каким создаст его господствующее государство или государства. Всё зависит от победителя.

У западной модели общественности и системы ценностей в том виде, в котором мы наблюдаем это всё сейчас, будущего нет. Западный мир построен вокруг культа потребления, самоуничтожения, вырождения, радикальной толерантности. Покупай новые айфоны каждые полгода, обновляй автопарк каждый год, одежду каждый месяц – бери в кредит, лизинг, не имей ничего своего, но плати постоянно. Плати бумажками, которые не подкреплены золотым резервом, которые выводятся на рынок в нерегулируемом никем (и здравым смыслом тоже) количестве. Живи в государстве, которое формирует бюджет не из эффективных налогов, а из кредитов ФРС. Улыбайся и уступай места в общественном транспорте семьям геев-афромексиканцев, чтобы тебя не обвинили в расизме. Питайся фастфудом, весь 150 кг. и катайся по району на специальной четырехколесной тележке для бодипозитивных.
Помоги своему ребенку определиться с гендерной принадлежностью в его 4 года – ему без твоей помощи не справиться, вдруг в 6 лет он откажется делать операцию по смене пола – соседи засмеют. Вот так выглядит современный идеальный Западный мир, именно поэтому он обречён. В нём уже разрушены институты семьи – на очереди разрушение государственности. Это не очередная чушь про загнивающий запад – это он и есть.
Нам годами показывали и навязывали то, чего на самом деле никогда не существовало – идеальную западную цивилизацию. В Новом мировом порядке, катализаторами которого являются надвигающийся мировой кризис и коронавирус, такая система ценностей не выживет. Америка уже теряет позиции на мировой арене – она не так сильна, как раньше. Евросоюз уже можно не воспринимать как один из мировых центров силы или же нечто целостное – в союзе останется максимум несколько государств, и значение этого политического образования из глобального станет региональным. Реальные шансы остаться мировыми сверхдержавами имеют Россия и Китай. Причём для России эта ситуация будет прекрасным шансом отвязать рубль от доллара и навсегда освободиться от западного влияния на внутренние и внешние политические процессы.

Даниил Безсонов, Аналитическая служба Донбасса
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
За помощь от Путина Трамп платит предательством Прибалтики

Президент США Дональд Трамп попросил у Владимира Путина гуманитарную помощь для спасения Америки от коронавируса. За сотрудничество с Россией Трамп оправдался перед американцами тем, что Россия и США были союзниками в борьбе с нацизмом, и потому американцам нужно говорить с Россией, а не с Германией. То есть американский лидер походя предал своих самых преданных союзников в Восточной Европе с их вечными камланиями про Пакт Молотова —Риббентропа и «равно преступные тоталитарные режимы».



Первая серия сериала про коронавирус была китайской, вторая — европейской, третья, уже очевидно, будет американской. Остается надеяться только, что у сериала не будет второго сезона, однако последствия для мировой экономики и политики в любом случае будут колоссальными.
В том числе для положения США в мире.
Мировой гегемон вынужден просить гуманитарную помощь у двух своих главных геополитических оппонентов — Китая и России.
У Вашингтона просто не остается другого выхода. В США на 31 марта 165 тысяч подтвержденных случаев коронавируса. Уверенное первое место в мире, серьезный отрыв от «конкурентов» и взрывной рост случаев заболевания по экспоненте.
Американские СМИ пишут о национальной катастрофе, и в некоторых штатах эта катастрофа — уже свершившийся факт.
Нью-Йорк прочно закрепил за собой сомнительную славу «американского Бергамо»: штат «Большого яблока» официально признан эпицентром распространения эпидемии, от столицы Восточного побережья закрываются другие штаты, система здравоохранения Нью-Йорка рухнула под напором инфицированных COVID-19, умерших больше тысячи, на Манхэттене дежурят мобильные морги.
В этих условиях Пекин направляет в Северную Америку самолеты медицинских принадлежностей, а президент США звонит в Кремль и после разговора с Путиным говорит, что это же сделала Россия.
«Китай прислал нам кое-что, это было отлично, Россия послала нам очень-очень большой самолет, заполненный медицинскими принадлежностями, это было очень мило», — рассказал Дональд Трамп о странах, которые в трудную минуту помогают Америке.
«Тема действительно затрагивалась. Говорилось о важности международного взаимодействия. Обсуждение этой темы в прикладном плане продолжается по договоренности президентов на рабочем уровне», — рассказал о разговоре двух президентов пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков.

То есть, судя по всему, имела место просьба о помощи терпящим бедствие Соединенным Штатам.
Разумеется, у всякого следящего за международными делами в этом месте возникают вопросы. Американцам помогают две страны, которые Вашингтон более всех в мире демонизирует. С одной ведет торговую войну и требует шесть триллионов долларов компенсаций за «изобретение» коронавируса, против второй раз в квартал вводит новые санкции. Америке не унизительно просить у них милостыню?
Трамп понимает, что такие вопросы будут. Особенно от злейших врагов — демократов. Особенно в отношении России, которая, согласно не поддающейся сомнению религиозной догме Демократической партии, сделала скандального миллиардера президентом США.
Поэтому хозяин Белого дома сыграл на опережение и заявил, что сотрудничество США с Россией правильно и высокоморально, потому что американцы и русские были союзниками во Второй мировой войне.
«Не скажу, что наши отношения безупречны, (…) но они воевали во Второй мировой войне, они потеряли 50 миллионов человек, они были нашими партнерами в этой войне. Германия была нашим противником. А теперь мы не говорим с Россией, а говорим с Германией», — рассказал Дональд Трамп об отношениях с Россией своему «ядерному» электорату в эфире консервативного телеканала Fox News.
Германии на этом месте, конечно, стало обидно. Сколько бы десятилетий ФРГ ни повторяла, что она совершенно новая страна, построенная после войны с нуля на базе антифашизма, в ряду великих держав ее все равно считают неполноценной из-за нацистского периода истории и разгрома Третьего рейха во Второй мировой. Причем считает не Россия — Путин никогда ничего такого не говорил, а главный стратегический союзник по НАТО.
Однако есть те, кому слова Трампа должны быть не менее обидны, чем Германии. Это страны Восточной Европы — «серой зоны» Второй мировой войны, которые по большей части воевали на стороне Гитлера, а теперь плачутся, что они «невинные жертвы», которых оккупировали и принудили.
Президент США походя предал самых верных и преданных союзников в странах Прибалтики с их бесконечным нытьем про «равно преступные тоталитарные режимы» и Пакт Молотова — Риббентропа.
Предал — и не заметил, что предал. Если бы ему на это указали, отмахнулся бы и дальше пошел.
Трампу абсолютно плевать на душевную уязвимость союзников из Эстонии, Латвии и Литвы — он и названий-то этих не помнит. Положа руку на сердце, ему и на Вторую мировую абсолютно плевать.
Просто Белому дому понадобилось идеологическое обоснование для экстренно возникшей необходимости «поладить с Россией». Трамп и взял с полки то, что ближе всего лежит. Боевое братство, антигитлеровская коалиция, встреча на Эльбе, Вторая мировая как война не геополитических монстров, а добра и зла, в которой русские и англосаксы вместе уничтожили нацистское чудовище Третьего рейха.
Альтернативная история Второй мировой, в которой сражались друг с другом кровавые гитлеровская и сталинская империи и преступные идеологии — нацизм с коммунизмом, идет лесом.
Даром что американцы ее сами разрабатывали и внедряли через восточноевропейских политэмигрантов — бывших полицаев. Американцы — очень прагматичная нация.

В годы холодной войны с Советским Союзом у них была политическая целесообразность раскручивать мифологию Второй мировой имени Молотова — Риббентропа для укрепления антисоветских настроений в Восточной Европе в годы холодной войны с Советским Союзом.
Завтра им понадобится быстренько договориться с Россией, и тогда станут политически целесообразны «новая Ялта», «новый Потсдам» и объединяющая память победы над нацизмом.
Прибалтийские союзники и прочие «невинные жертвы» при этом, как уже было сказано, идут лесом.

Александр Носович, Rubaltic.Ru
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Коронавирус запускает большую геополитическую войну

Государства должны отставить в сторону свои разногласия мирного времени и помогать друг другу в борьбе с общим страшным врагом – пандемией коронавируса, потому что победить его можно только вместе. Такие призывы звучат из уст самых разных политиков со всего света, но выполнимы ли они? И главное – насколько они искренны?



«В условиях международного кризиса все страны должны помогать друг другу», – заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, комментируя отправку российских военных врачей в Италию. А постпред США при НАТО Кэй Бейли Хатчисон сказала, что наступило «время гуманитарного кризиса, кризиса в области здравоохранения», и НАТО и Россия должны и будут помогать друг другу в борьбе против коронавируса.
Да, Россия помогает странам НАТО в борьбе с коронавирусом – самолеты в Италию, потом борт в США. Если, не дай бог, понадобится помощь России – страны НАТО, если будут в состоянии, тоже окажут ее нам. Это нормально – болезнь не имеет границ, и человечество (пока что) все-таки единый биологический вид. И когда будет изобретена вакцина – где бы это не произошло – ею поделятся со всеми. Страх объединяет – но только до известных пределов, до определенного порога, да и то с оговорками. Как только уровень паники и страха спадает – на первое место снова выходят вечные ценности соперничества. Да и во время вынужденного сотрудничества они на самом деле далеко не уходят.

Пандемию уже сравнивают то с третьей мировой войной, то с войной с международным терроризмом – но сделать из коронавируса Гитлера или Бен Ладена не получается. Война с Гитлером объединила враждебно настроенных друг к другу англосаксов и русских (Черчилля и Сталина) не потому, что Гитлер был абсолютным злом, а потому, что его победа угрожала существованию СССР и Британской империи. США же примкнули к союзникам потому, что война давала им уникальный шанс на мировое господство.
11 сентября 2001 года было использовано Штатами для борьбы за удержание своей гегемонии, возникшей после распада СССР – а Россия поддержала войну с исламистскими террористами исходя не только из неприятия терроризма как такового, но и по совершенно практическим соображениям: мы в это время вели войну в Чечне, где против нас сражались такие же радикальные исламисты, как и те, что устроили атаку на Нью-Йорк. Штаты в итоге превратили войну с террором в империалистический «крестовый поход», еще более радикализировавший и разворотивший весь Ближний Восток – последствия чего Россия была вынуждена разгребать в Сирии.

Коронавирус угрожает всем – но последствия вызванного им глобального кризиса все попытаются использовать в свою пользу. Да, сейчас ключевые державы попытаются вместе справиться как с пандемией, так и с экономическим тайфуном, разворачивающимся на наших глазах, чтобы хоть как-то уменьшить его силу, сократить неизбежный огромный урон для всех. Но этот огромный кризис – это и огромная возможность для главных мировых игроков. Возможность изменить мировой порядок – или попытаться сохранить его.
США будут делать ставку на сохранение – не Дональд Трамп, который как раз сам выступает за корректировку американского глобального курса в сторону уменьшения тягот «бремени мирового гегемона» (уже и не являющегося таковым – но пытающимся так себя вести), а американская правящая элита как таковая.
Никакого отказа от жесткого диктата не произойдет – это видно уже сейчас по тому, как ведут себя Штаты в разгар кризиса и пандемии. Ужесточение давления на Венесуэлу (рассчитывая, что падение цен на нефть ослабит Мадуро), отказ от ослабления санкций против Ирана (который серьезно пострадал от коронавируса) и КНДР (на которое Россия и Китай предлагали пойти и до коронавируса – и которое приобрело дополнительное гуманитарное измерение в ходе пандемии) – все это показывает абсолютное нежелание «града на холме» хоть как-то корректировать свою политику.

Более того, Вашингтон еще будет вовсю использовать коронавирус в большой игре с Китаем.
Чтобы давить на Пекин, обвиняя его то в сокрытии правдивых данных (из-за чего якобы Америка не приняла вовремя нужных мер), то в использовании преимущества «вылечившегося первым» для усиления своих позиций в переживающих пандемию странах Европы и мира (через оказание им сначала гуманитарной, а потом и экономической помощи).

Другое дело, что возможности Штатов вести наступление на Китай будут в ближайшее время сильно ограничены – пандемия там пока в самом разгаре, а последствия для американской экономики могут оказаться куда более серьезными, чем даже для китайской. Если смертность от коронавируса в США пойдет на многие десятки, а то и сотни тысяч, а остановка экономики будет затягиваться, то на фоне предвыборной кампании это может привести к серьезным внутренним потрясениям в и так расколотом американском обществе.

Китай же в любом случае выходит победителем – не потому что справился с вирусом первым, а потому что продолжит свою экспансию во все части света. Экономический кризис ударит по китайской экономике и китайскому экспорту – но китайская экономика куда более производственная, чем американская: а товары весь мир все равно будет вынужден покупать, пусть и в меньшем объеме.
К тому же китайская экономика куда легче управляется и регулируется – то есть восстановление ее после падения пойдет быстрее. Китай, и так бывший первой экономикой мира и направлявший огромные инвестиции в разные концы света, сейчас будет выступать как спаситель для многих ослабленных экономик по всему миру – а возможности американцев блокировать китайские покупки и проекты уменьшатся (та же Европа и так не хотела отказываться от 5G с Huawei).
Усиление Китая и ослабление США происходило бы и без нынешнего кризиса – это главная тенденция последних десятилетий. Но нарастающее противостояние двух держав недавно подошло к важной точке – стал реальным переход к открытой конфронтации по всем фронтам, от торгового до региональных.

Китай не хотел открытого конфликта – предпочитая продолжить наращивать мускулы, догоняя Штаты в том, где он еще заметно или даже очень сильно отстает (например, военный флот). Штаты же, понимая, что у них все меньше возможностей для всеобъемлющего сдерживания Китая, провоцировали его на обострение отношений – но при этом сами тоже не хотели очутиться в ситуации полномасштабного глобального противостояния с Пекином (наподобие того, что было с СССР).
В такой позе обе державы балансировали бы еще достаточно долго – но коронакризис взорвал ситуацию. Теперь ослабление Штатов может сильно ускориться, а рост влияния Китая заметно убыстрится. Спровоцирует ли это изменение переход к стадии открытой конфронтации?
И тут многое зависит от России – потому что американо-китайское сражение является лишь частью общей геополитической войны. В которой линия фронта проходит не только по китайско-американским «границам», но и по всей совокупности конфликтов (экономических, географических, идеологических) в первую очередь между атлантической цивилизацией и силами цивилизаций Евразии. В этом сложносоставном конфликте Россия выступает не просто как обладатель «золотой акции», как думают американцы, а как главный мотор всего процесса создания нового миропорядка.
Россия и Китай – по сути союзники, у нас очень близкое видение постамериканского мира. При этом Россия не заинтересована в переходе американо-китайского конфликта в откровенно жесткую фазу именно сейчас – как, впрочем, не хочет этого и Китай. Американцы, постоянно провоцируя Китай, при этом крайне заинтересованы в отрыве Москвы от Пекина – и до сих пор почему-то считают это возможным.

Россия не будет разыгрывать американо-китайскую карту – но она может выступить стабилизатором в ситуации обострения конфликта Вашингтона и Пекина. Не тем, кто мирит (в конце концов мы сами на одной из сторон) – а тем, кто переводит выяснение отношений в обсуждение и согласование правил новой игры.
Предложенная Путиным встреча пяти великих держав (то есть по сути двух пар США – Европа и Китай – Россия), которая предварительно была запланирована на сентябрь в Нью-Йорке, теперь приобретает особое значение. Ее условно называли «новой Ялтой» – с оговорками насчет того, что в 1945-м мир все-таки делили по итогам большой войны, а сейчас, в условно мирное время, никто не захочет и не сможет ни о чем серьезном договориться.
Теперь, после начала коронакризиса, которой называют новой мировой войной, у встречи в верхах великих держав появляется столь необходимый «военный» признак. И послевоенный мир (не в смысле отсутствия войны) может возникнуть быстрее, чем мы ожидали.

Петр Акопов, ВЗГЛЯД
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
События в Черногории касаются не только Сербии, но и России

Отношения между Российской Федерацией и Черногорией фактически заморожены. Черногория среди стран НАТО, скорее в неконструктивном звене блока вместе с Польшей и Прибалтикой. Разногласия между странами идут по разным позициям, но прежде всего, это такие принципиальные вопросы как непризнание Крыма и статус Косово, поддержка Черногорией антироссийских санкций и высылка российских дипломатов в связи с «делом Скрипаля».



При этом, говоря о Черногории, в данном контексте, прежде всего, подразумеваются именно властные структуры, нежели народ, который уже на протяжении трёх месяцев, начиная с декабря, выходит на улицы страны в знак протеста против принятия нового закона «О свободе вероисповедания», предполагающий автокефалию «черногорской церкви» и её независимость от СПЦ (Сербской Православной Церкви).
Мнением о вероисповедании, перспективах развития российско-черногорских отношений и коронавирусе с нами поделился Стеван Гайич – политолог, научный сотрудник Института европейских исследований (г. Белград) и приглашенный профессор МГИМО.

Совсем недавно произошёл инцидент в связи с отказом выдачи разрешения России на вывоз своих граждан, которые из-за начала пандемии коронавируса не могли покинуть Черногорию. Скажите, чем можно объяснить подобный шаг Черногории, предпринятый в отношении России?
Это всё можно объяснить тем, что в настоящее время для черногорской власти угрозой являются её собственные граждане, которые принимают участие в крестных ходах – литиях , борясь, таким образом, против закона, цинично названного «О свободе вероисповедания». Режим полностью расшатался. В стране, где проживают около 600 тыс. человек, на улицы в определённые дни выходили свыше 300 тыс. граждан.
Также как например это было в 2016 году, когда Демократическая партия социалистов (ДПС), опасаясь допустить ситуацию, при которой она не заняла бы большинство мест в парламенте, способствовала применению технологии влияния на результаты выборов, использовав «российскую угрозу». Так был придуман «русский государственный переворот», за что черногорцы и получили большую поддержку НАТО. Надеясь на тот же самый сценарий, который сегодня так и не произошёл, черногорские власти пытались спровоцировать конфронтацию, сделать что-то на зло России и, таким образом, получить поддержку НАТО, сделав небольшой вклад в борьбу против «гибридной войны», которую Россия якобы ведёт на Балканах. Вот и вся история.

Я думаю, что этот урок очень полезен для России, потому что это наглядно показывает, что политика по отношению к Черногории 15 лет назад была ошибочной. В том числе и тот факт, что Россия не выражала несогласия с отделением Черногории от конфедеративного союза с Сербией, благодаря хорошей работе таких людей, как, например, министра иностранных дел Милана Рочена, который, как я думаю, занял эту позицию как раз после успешного проведения референдума о независимости Черногории, проводимого в мае 2006 года. Об этом в России не говорят, однако прежде чем стать министром иностранных дел, М. Рочен являлся послом Государственного Союза Сербии и Черногории в России. И на мой взгляд, это вовсе не деталь, это очень важный момент, потому что в итоге Москва не была против отделения государства, при этом не понимая, что, если Черногория потеряет свой сербский характер, тогда она рано или поздно будет антироссийской. Тоже самое и с Украиной. Если Украина потеряет свой русский характер, тогда и она будет противопоставлена самой себе и будет враждебно относится к источнику собственной идентичности. И мне жаль, что крестные ходы в Черногории недостаточно освещались на российских федеральных каналах. Ведь это касается не только сербов.

Также я хотел бы отметить, что в связи с недавними событиями в Черногории сербская идентичность вновь стала проявляться: люди просто выходят с сербскими триколорами, которые систематически отрицаются властями, ровно как и кириллица, а с недавнего времени власть стремится изъять имущество СПЦ, переименовать её и создать по украинскому принципу новую церковь. Это даже вошло в программу партии Мило Джукановича, который, кстати, позиционирует себя как атеист и, цитирую, призывает восстановить «свою церковь». Вот это стало их ошибкой, потому что они получили ровно противоположное. Даже люди из ДПС, из полиции и из армии – они были против и выходили на улицу и тоже выступали против этого закона.

В связи с распространением коронавирусной инфекции, с 16 марта в Черногории приостановлены все массовые мероприятия, в том числе и литии (богослужения). Каким образом пандемия может повлиять на внутриполитическую ситуацию в стране?
Пандемия на время приостановила литии, но по существу это ничего не поменяет. Никто не забудет то, что произошло в конце 2019 года. Это чудо, когда в стране на улицы выходят все те, кто просто может ходить, выражая своё несогласие. Власть в Черногории полностью потеряла свою легитимность. По сути, это власть без власти. Формально все ещё сохраняют свои позиции, но при первой возможности Мило Джуканович может потерять её, а система рассыпаться. Это может стать одной из тех перемен в мире, которые произойдут после окончания пандемии.

В декабре 2019 года черногорский парламент утвердил закон «о свободе вероисповедания», который спровоцировал волну несогласия со стороны населения как самой Черногории, так и соседних государств. На протяжении трёх месяцев несогласные с законом выходили на, так называемые, литии (богослужения) в знак протеста против раскола и перехода свыше 650 святынь, принадлежащих СПЦ к «черногорской церкви». Скажите, почему вопрос самопровозглашения автокефалии церкви важен для Черногории? Какими последствиями подобный раскол может обернуться для всего православного мира?
Литии укрепили православный мир. Используя церковную терминологию, Мило Джуканович по попущению божиему способствовал тому, что произошёл православный ренессанс, обновление церкви. Это единственный такой случай не только в православном, но и вообще в христианском мире. Думаю, что раскола не будет, в отличии от Украины, где раскольники имеют инфраструктуру и организацию. А вот в Черногории, там представителей «черногорской православной церкви» всего 10 человек. Их просто настолько мало по численности, что это невозможно. Они фарс сами по себе. Более того, это благоприятно сказывается на возобновление православия в целом, и особенно православия среди сербов, поскольку эти литии повлияли и на Сербию, Республику Сербскую, Македонию. И даже в Хорватии, где сербы, которые пережили два геноцида (во второй мировой и этническую чистку в 90-ых), даже они вышли на церковных ход в г. Вуковаре. Я считаю, что это весьма позитивный момент, даже можно сказать слова благодарности М. Джукановичу за то, что попыткой проведения этого закона он возобновил сербскую идентичность в Черногории, естественно сам того не желая. И сегодня «сербское» чувство самое сильное, как ни странно, в Черногории. Если бы 5 месяцев назад об этом спросили, то никто бы не мог в это поверить. Но, то что человеку невозможно, то Богу возможно – и это так есть.

Какова позиция России по этому вопросу?
Позиция России слишком сдержанная по этому вопросу. Я думаю, что Россия могла бы быть гораздо более активной, потому что это прямо её касается, особенно учитывая враждебность черногорского режима к России и обвинения 2016 года, которые из Подгорицы шли в адрес Москвы. Поэтому думаю, что России следовало бы больше освещать ситуацию, но это всё можно исправить и больше уделять внимания событиям в Черногории, потому что это прямо касается её интересов. Не интересов как таковых, а просто так или иначе это её касается. Черногорская власть, понимая, что граждане Черногории, восстанавливая свою сербскую идентичность, одновременно восстанавливают и любовь к России, потому что это взаимосвязано: сербская идентичность и положительные чувства к России, особенно в Черногории как особой части сербского народа. Именно поэтому я думаю, что Россия должна больше освещать в СМИ об этом если не занять более активную позицию в данном вопросе.

Учитывая сложившуюся динамику развития российско-черногорских отношений, стоит ли рассчитывать на потепление отношений? Можем ли мы в будущем говорить об изменении политического вектора в Черногории в отношении России?
Единственным способом восстановления Черногорией и Россией своих отношений является восстановление сербского характера Черногории и соответствующие изменения во властных структурах в Черногории – это безусловный первый шаг. Во-вторых, Черногория должна выбраться из НАТО, потому что это желание подавляющего большинства её граждан. Но это надо делать по-умному, или, может, подождать другие ситуации, т.к. НАТО и так находится в очень сложной ситуации. Д. Трамп ведёт очень активную борьбу против глубинного государства – значит против НАТО тоже. Они друг друга саботируют: глубинное государство и НАТО Трампа, а он их. Особенно, если посмотреть на эту игру с процентами, когда Д. Трамп требует от других государств хотя бы 2% от их ВВП вложить в НАТО, т.к. США не будет одна кормить эту организацию. То есть НАТО – это как устаревший реликт Холодной войны и Бреттон-Вудской экономической системы глобализма, которая распадётся с вирусом. Это уже просто становится всё более и более ясным. НАТО в этой форме может прекратить своё существование – и это шанс для Черногории. И конечно, в будущем для более широкой сербской интеграции на Балканах. А это большой шанс для России. И тогда с другой политической элитой в Черногории ситуация может измениться в положительную сторону.

Беседовала Елизавета Белоусова, Международная жизнь
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Геополитические гонки во время чумы: США решили помочь Белоруссии в борьбе с коронавирусом

США направят Беларуси 1,3 млн долларов для борьбы с коронавирусом. По сообщению Государственного департамента, деньги общей суммой 274 млн долларов будут выделены десяткам стран по программе оказания экстренной помощи. Финансовые вливания порядка 140 млн евро по линии Восточного партнерства намерен сделать и Европейский союз. Кроме того, Еврокомиссия обещает выделить 700 млн евро на преодоление спровоцированного пандемией социально-экономического кризиса в странах Восточного партнерства. Эта помощь явно недостаточна для решения экономических проблем постсоветских республик. Она носит символический характер и предполагает усиление политического влияния в странах-реципиентах.



Геополитические гонки во время чумы
Очевидно, что подобные акции помимо гуманитарного, носят и политический характер. Пандемия COVID-19 не только не обнулила традиционные геополитические противоречия, но и придала им новый импульс, когда мировые игроки стремятся воспользоваться ситуацией, чтобы закрепить свое влияние в тех или иных регионах или, наоборот, ослабить позиции своих геополитических оппонентов.
Оказание гуманитарной помощи превращается в своего рода шоу, призванное подчеркнуть великодушие дающего и сформировать его позитивный образ в глазах общества страны-реципиента.
В последнее время много говорилось о том, что пандемия коронавируса стала мощным ударом по европейской и трансатлантической солидарности. Страны закрывались друг от друга, предпочитая справляться с проблемами в одиночку, а европейские институты оказались в параличе.
Более того, вскрылись и вовсе некрасивые истории фактического воровства отдельными европейскими странами гуманитарной помощи, направлявшейся в Италию.

На этом фоне весьма эффектно выступили Россия, Китай и Куба, организовавшие доставку гуманитарных грузов и оказание медицинской помощи Италии.
Для западного глобализма эта поддержка на поверку оказалась весьма токсичной, поэтому западные медиа рассматривали ее в сугубо негативном ключе, как информационную и идеологическую диверсию против «солидарности цивилизованного мира».
После такого, осталось только ждать ответного хода.
И основной целью евроатлантического альянса стали страны постсоветского пространства, вовлеченные в геополитическое противостояние России и Запада.
Несложно догадаться, на какой медийный эффект рассчитаны анонсированные гуманитарные меры в странах Восточного партнерства: продемонстрировать великодушие и заботу ЕС и США на фоне черствости и жадности Москвы.

Последствия евро-американской помощи для белорусско-российских отношений
Для отношений Беларуси и России анонсированная помощь со стороны ЕС и США может стать очередным испытанием на прочность. На фоне очевидного кризиса Союзного государства евроатлантические структуры усиленно наращивали свое присутствие в Беларуси, и думать, что этот процесс был остановлен пандемией COVID-19, весьма наивно.
Если коронавирус изрядно подмочил светлый образ европейской солидарности, то в случае с Беларусью и Россией он продемонстрировал полное ее отсутствие.
Никаких попыток выработать совместные меры по противодействию пандемии предпринято не было. Более того, в своем отношении к проблеме Москва и Минск двинулись в разные стороны.
Россия в вопросе противодействия COVID-19 в целом движется в общемировом русле. Реакция общества и государства на происходящее намного спокойнее, чем на Западе (впрочем, и масштабы проблемы, к счастью, далеко не те), однако предпринимаются те же меры, что и везде: закрываются границы, ограничивается передвижение граждан, вводится карантин.

Беларусь оказалась в числе тех немногих государств, которые не пошли на серьезные ограничительные меры: границы остаются открытыми, карантин не вводится, так как власти республики считают эти меры нецелесообразными.
В очередной раз вскрылась несогласованность подходов в вопросах пограничного контроля: Россия в одностороннем порядке закрыла границу с Беларусью, вызвав негативную реакцию со стороны Минска. Столь глубокие разногласия в вопросах эпидемиологической безопасности накладываются на общий конфликтный фон из-за так и не урегулированных отношений в сфере нефтяных поставок и общих негативных тенденций в белорусской экономике.
Очевидно, именно в этом и заключается главная причина, почему Беларусь не идет на радикальные карантинные меры. Экономическая ситуация, и без того не блестящая, будет только ухудшаться на фоне торможения мировой экономики.
Введение карантина станет лишь катализатором негативных тенденций, и это, напомним, в год президентских выборов.

В белорусском обществе реакция на происходящее неоднозначная. С одной стороны, глядя на меры, предпринимаемые в других странах, белорусы также хотят большей защищенности. Эту тему активно раскручивает националистическая оппозиция, призывая к всеобщему карантину и обвиняя власти в сокрытии «истинных масштабов эпидемии» (по официальным данным, на 31 марта зафиксировано 152 случая заражения и 1 летальный исход). С другой стороны, многие в Беларуси страшатся карантина и перевода на удаленный режим работы, опасаясь остаться без средств к существованию в условиях надвигающегося кризиса.
На этом фоне вопрос внешнеэкономической помощи становится особенно актуальным для Минска, и здесь-то Запад может взять инициативу в свои руки.
Безусловно, деньги, выделяемые на борьбу с коронавирусом, являются скорее символическими и вряд ли помогут Минску справится с существующими проблемами. Однако можно не сомневаться, что эта помощь будет активно распиарена через сеть западных агентов влияния.
Кроме того, далеко не факт, что экономическая помощь ограничится только этим. Коллективный Запад по-прежнему остается держателем контрольного пакета акций мировой экономики, поэтому средства для точечной благотворительности в зонах интересов у него точно найдутся.

Весьма вероятно, что по итогам экономического кризиса Запад окажется в относительно более выигрышном положении — просто в силу большего контроля над мировой экономикой и накопленного запаса прочности. А значит, организовывать аттракционы невиданной щедрости в малых странах на фоне относительного упадка других центров силы ему будет не в пример проще.
Естественно, любая помощь предоставляется Западом не за просто так, а за определенные политические уступки.

А чего хотят ЕС и США от той же Беларуси, всем и так хорошо известно.

Всеволод Шимов, Rubaltic.Ru
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 323
Баллы
0
Адрес
Харьков
Пол
мужской
Резолюция России в ООН раскрыла планы Запада на вечную "политику сдерживания"

Блокировка США и их союзниками российской резолюции об отмене санкций показывает: Запад не намерен менять стратегию по РФ и Китаю из-за пандемии. Об этом ФБА «Экономика сегодня» рассказал эксперт Центра исследований проблем безопасности РАН Константин Блохин.



США, ЕС, Великобритания, Украина и Грузия не дали Генассамблее ООН принять предложенный Россией проект резолюции, призывающий отменить односторонние санкции, которые мешают странам бороться с коронавирусом. Предложенный Москвой документ предусматривал признание лидирующей роли Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в борьбе с заболеванием, а также отмену рестрикций, введенных в обход Совбеза ООН, и отказ от торговых войн.
«Сожалеем, что небольшая группа государств-апологетов санкционной политики оказалась не готова откликнуться на призыв Генсекретаря ООН и не смогла поступиться своими политизированными подходами и интересами», — заявило на это российское постпредство. Москва констатирует: без предложенных в документе мер координировать усилия в борьбе с эпидемией будет «намного сложнее», из-за чего может пострадать «огромное количество» людей.
«Очевидно, что пандемия и последовавший за нею масштабный карантин – событие временное, рано или поздно эти проблемы будут преодолены, — отмечает американист. – А вот усилия по сдерживанию России Европа и США предпринимают уже не одно столетие. Санкции – один из инструментов сдерживания, поэтому ни о какой отмене их не может идти речи, ведь Запад намерен сохранить свое глобальное доминирование в мире и после пандемии.

Максимум, чего можно ожидать в кризисной ситуации, – смягчения риторики. Так, НАТО отменило масштабные учения Defender 2020 из-за эпидемии – Штаты остановили масштабную переброску войск в ЕС, которая для этого планировалась. Россия в качестве дружественного жеста отправила американцам самолет с медоборудованием. Но все это лишь отвлечение внимания от общего негативного дискурса Запада, и американцы отнюдь не намерены отказываться от своей глобальной антироссийской стратегии.
Потому в ООН Запад действует по вполне ожидаемому от него сценарию – блокирует российские инициативы, придерживается прежнего принципа «разделяй и властвуй». Изменить свою политику США могут только в одном случае: если эпидемия коронавируса ослабит их настолько, что Штаты будут зависеть от российской помощи. Тогда они и санкции снимут, и диалог восстановят. Пока вновь не наберут силу для продолжения антироссийской политики».

Пандемия меняет мир и роль в нем Запада
Предложенный Москвой проект резолюции призывал оказывать помощь наиболее пострадавшим странам, особенно развивающимся. Кроме России, авторами декларации стали еще 28 государств. «В итоге дать глобальный и солидарный ответ угрозе новой пандемии будет намного сложнее. Может пострадать огромное количество людей, прежде всего в развивающихся странах», — говорится в комментарии российской стороны.

Москва заявляет, что хотела бы услышать и увидеть в письменной форме логику и аргументы блокирования своего проекта. «Мы бы хотели и были бы рады избавить и освободить Украину и Грузию от этих усилий, поскольку их аргументы, как обычно надменные и политизированные, ничего не дадут для понимания большинства государств-членов», — считают в Москве.
«Пандемия коронавируса уже меняет геополитические расклады современного мира, после кризиса мы увидим принципиально новую картину. Вирус ударил по хваленой евро-атлантической и европейской солидарности – идея «коллективного Запада» сейчас рушится, как карточный домик. Государства действуют по принципу «каждый сам за себя». Кроме того, кризис выявил нежелание и неспособность США быть лидером в борьбе с эпидемией.
Американцы закрыли границы даже для европейцев, чего еще недавно никто не мог представить. Президент США Дональд Трамп активно проталкивает идею неоизоляционизма – Америка даже отталкивает европейских друзей в сложный период. Вирус показал крайне низкую эффективность западных демократий. С другой стороны, Китай и Россия сейчас выступают лидерами в борьбе с пандемией.

Потому после кризиса США явно вернутся к курсу на сдерживание РФ и КНР, однако сами будут ослаблены экономически, да и их политическая поддержка со стороны союзников уже не будет абсолютной. Очевидно, что Запад в этих условиях еще более ожесточенно попытается задействовать торговые войны, протекционизм и санкции против Москвы и Пекина. Но эффект будет уже совсем иным, чем еще несколько лет назад», — заключает Константин Блохин.

Максим Бут, «Экономика сегодня»
 
Сверху Снизу