Какое будущее ожидает ЕАЭС?

Какое будущее ожидает ЕАЭС?

  • Прекрасное, страны ЕС наперебой будут проситься в ЕАЭС

    Голосов: 0 0.0%
  • Прекрасное, страны Африки и Латинской Америки будут проситься в ЕАЭС

    Голосов: 0 0.0%
  • Прекрасное, ЕАЭС законсервируется в нынешнем виде на десятки лет

    Голосов: 0 0.0%
  • Такое же, как и у СНГ

    Голосов: 1 100.0%
  • Первый раз слышу про ЕАЭС

    Голосов: 0 0.0%

  • Всего проголосовало
    1
  • Опрос закрыт .

RelaksinD

Заблокирован
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
1 221
Репутация
0
Баллы
0
Пол
мужской
28-29 мая 2019 года в Казахстане прошел саммит ЕАЭС. Организация вроде бы новая, но проблемы старые, еще от СНГ и ЕврАзЭС.
 

RelaksinD

Заблокирован
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
1 221
Репутация
0
Баллы
0
Пол
мужской
Я в шоке! Понятно, что ЕАЭС никому не интересен, но где же товарищи, которые пишут бодрые посты за деньги? В отпуск ушли?
 
Регистрация
25.02.2018
Сообщения
4 176
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Орша
Пол
мужской

RelaksinD

Заблокирован
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
1 221
Репутация
0
Баллы
0
Пол
мужской
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Семён Уралов: Расширение ЕАЭС - политэкономия прагматизма

Сигналы о возможном вступлении Узбекистана в ЕАЭС усиливаются.



Так первый замглавы МИДа республики рассуждает о выгодах евразийской интеграции:
«Экспорт увеличивается. Нам нужен рынок, нужно пространство. А где это пространство? Это пространство в Казахстане, России, Киргизии, которые и являются членами ЕАЭС»
«Население растет, каждый год прибавляются еще 700 тысяч. Естественно, мы 700 тысяч не можем пропорционально обеспечить работой. А это к чему приводит? К миграции. А мигрирует наш народ куда? В Россию, в Казахстан».
Итак, в Ташкенте рассуждают с сугубо прагматических позиций: поиска рынков сбыта и занятости безработных с помощью миграции. Интересы узбекской стороны понятны.
России необходимо учиться у соседей. Например, стоит разобраться с рынком труда. В прошлом году в Россию приехало около 5 миллионов иностранцев с целью трудоустройства. Из них 40% (2 миллиона) это граждане Узбекистана. При этом доходы от трудовых патентов иностранных граждан в 2018 году составили около 57 миллиардов рублей.
Если 40% трудовых мигрантов в ходе евразийской интеграции Узбекистана смогут отказаться от приобретения патентов, то прямые потери составят около 20 миллиардов рублей. 20 миллиардов — это дотации на 2020 год Краснодарскому краю и Северной Осетии.

Кроме сугубо финансовых потерь облегчение трудовой миграции вызовет рост предложения на рынке труда, что усилит дискомфорт для граждан и резидентов России. Этот фактор будет иметь отложенный эффект – пик может прийтись как раз к выборам 2024 года.
Наконец, третий риск – облегчение трудовой миграции может войти в конфликт с миграционной концепцией России, которая направлена на привлечение новых граждан. Трудовой мигрант — это человек, который рассматривает Россию, как место заработка, но не как место жительства.
Поэтому до принятия геополитических решений о расширении ЕАЭС необходима максимальная прагматизация. Которая будет учитывать не только прямые экономические потери, но и косвенные политические издержки.

Семён Уралов
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Узбекистан вскоре присоединится к ЕАЭС?

Республика может примкнуть к ЕАЭС в качестве наблюдателя уже в течение 2020-2021 гг., считает глава Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.



Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев сделал целую серию заявлений о взаимодействии республики с Евразийский экономическим союзом (ЕАЭС). Он сообщил, что страна планирует первоначально присоединиться к союзу в качестве наблюдателя, чтобы правительство изучило плюсы и минусы членства, после чего вопрос о вступлении должен быть окончательно решен парламентом страны.
Учитывая предыдущие заявления представителей МИД и основных политических партий республики, шансы на присоединение очень велики.
Мы помним, что до 2016 года вопрос вступления республики в ЕАЭС считался неактуальным, но при действующем президенте он снова стал обсуждаться. И для этого есть весьма серьезные основания.

Социально-экономические вызовы значительны


Несмотря на определенные успехи в сфере экономики, Ташкент в последние годы продолжает сталкиваться с серьезными социально-экономическими вызовами.
По данным официальной статистики, население республики в последние десять лет растет со средней скоростью 680 тысяч человек в год. При этом средний прирост рабочих мест в этот же период — 220 тысяч рабочих мест, причем к концу 2010-х темпы развития рынка труда упали почти вдвое. То есть мы получаем прирост безработной молодежи до 460 тысяч человек в год.
За счет трудовой миграции и смертности часть нагрузки падает, однако прирост экономически активного населения Узбекистана достигает 280 тысяч человек. Уровень официальной безработицы за десятилетие вырос с 5% до 9,3%, что является серьезным социальным вызовом. Проблема должна быть решена или хотя бы смягчена в течение ближайших пяти лет.
Разгрузка рынка труда требует создания 1,4-1,5 тысячи рабочих мест ежедневно, без выходных и праздников, что при существующих условиях — за границами возможного. В рамках амбициозной программы занятости в 2019 году президент РУз поручал создавать около тысячи рабочих мест в день (из них 50% временных и сезонных), но, по неполным данным Госкомстата, реально создавалось лишь 250-260.
Чтобы изменить ситуацию, руководство Узбекистана должно одновременно увеличить производительность промышленности внутри республики и экспорт рабочей силы за границу.
Внешнеторговый баланс страны последние годы находится в дефиците. В 2019-м он составил 6,4 миллиарда долл., в 2018-м — минус 5,4 миллиарда. Основная причина дефицита торговли — падение конкурентоспособности национальных отраслей глубокой переработки, включая автопром (падение с 8,8% до 1,5% экспорта за 10 лет), которое плохо удается компенсировать наращиванием экспорта сырья и сельхозпродукции. Сейчас узбекские предприятия планируют даже вывод нескольких сборочных производств на территорию Кыргызстана, чтобы получить доступ к рынку ЕАЭС.
Наличие проблемы признают и официальные лица. Первый замминистра иностранных дел Узбекистана Ильхом Неъматов в декабре 2019-го заявил в связи со спорами о ЕАЭС:
«Нам нужен рынок, нужно пространство. А где это пространство? Оно в Казахстане, в России, в Кыргызстане… Поэтому прямо скажу — я за участие». Неъматов подчеркнул, что критически относится к возможной европейской альтернативе евразийской интеграции: «Отношения с Евросоюзом у нас вполне нормальные… Но наших товаров там не ждут. Поэтому я считаю, что Узбекистан должен участвовать в ЕАЭС».
Расширение экспорта рабочей силы также сдерживается законами принимающих стран. В России сейчас около 2,2 миллиона трудовых мигрантов из Узбекистана, а легальный статус имеет лишь около 10% из них. Основная причина — выплаты, связанные с подготовкой к экзаменам и оплатой трудового патента. Республика пытается улучшить ситуацию с помощью создания специальных миграционных центров и курсов для мигрантов, но эффективность этих мер пока неясна.
Вступление в ЕАЭС позволило бы сократить торговые барьеры при выходе на российский и казахский рынок, а также легализовать своих мигрантов в странах союза, равенство которых гарантируют его правила. Кроме того, опыт Кыргызстана показывает, что ЕАЭС позволяет привлечь инвестиции, чтобы стимулировать производство товаров, в которых нуждается российский рынок.

И ЕАЭС, и Европа


Официальные власти, видимо, хорошо понимают сложившуюся ситуацию, поэтому сотрудничество с ЕАЭС прописано в стратегических документах. Например, концепция комплексного социально-экономического развития Узбекистана до 2030 года (подписана президентом в октябре 2019-го) предусматривает:
расширение внешней торговли за счет подписания соглашений о свободной торговле с ЕАЭС и рядом других стран в 2019-2021 гг.;
последовательное изучение вхождения страны в ЕАЭС и ВТО в течение 2022-2025 гг.
До недавних пор Ташкент испытывал тревогу, что интеграция в рамках ЕАЭС может привести к ухудшению отношений с Западом, однако сейчас эта угроза снижается в связи с заявлением официального представителя Евросоюза Питера Буриана, который подчеркнул, что не видит противоречий между параллельным вступлением республики в ВТО и ЕАЭС.
«Мы видим, что многие страны Центральной Азии являются членами ЕАЭС… Интеграционные процессы, основанные на общих правилах, приветствуются», — заявил он в декабре 2019 года.
Позиция Буриана вполне согласуется с новой региональной стратегией ЕС и ее курсом на отказ от прямой конкуренции с Евразийским союзом, что на данном этапе позволяет Узбекистану свободно развивать отношения и с европейскими, и с евразийскими партнерами.
Хотя, в отличие от Брюсселя, Вашингтон продолжает оказывать давление на Ташкент с использованием подконтрольных НПО и некоторых СМИ, есть шанс, что узбекистанская политическая элита сможет принимать решение об участии в ЕАЭС спокойно и взвешенно.
Евразийский курс также поддерживается обществом Узбекистана, что показала парламентская кампания-2019. Представители Либерал-демократической партии заявили, что сотрудничество с ЕАЭС — часть их предвыборной платформы, и использовали эту идею в предвыборной агитации. НДПУ, Экологическая партия и «Адолат» — также выступили в ходе публичных дебатов в декабре за членство в союзе, а представители «Миллий тикланиш» — высказывались о ЕАЭС крайне осторожно и говорили лишь об изучении вопроса.
По итогам голосования узбекистанские либерал-демократы, «Адолат», «экологи» и НДПУ — получили 114 мандатов из 150, а «Миллий тикланиш» — всего 36, впрочем, заняв второе место в избирательной гонке после УзЛиДеП.
Так что, как представляется, сейчас в Узбекистана в публичном пространстве доминирует евразийский вектор.

Усилия по разработке условий вступления весьма значительны


Анализ показывает, что уже в течение 2020-2021 гг. Узбекистан может присоединиться к ЕАЭС в качестве наблюдателя и подписать соглашение о создании ЗСТ с союзом.
Одновременно должна начаться работа профильных министерств, а также аналитических центров при МИД РУз и администрации президента по анализу последствий присоединения и подготовки договора, включающего условия переходного периода. Разработка последних, скорее всего, будет основываться на опыте Армении и Кыргызстана.
Полагаю, что работу будут пытаться завершить задолго до 2025 года, что связано и с ростом демографического давления, и с возможностью изменения условий функционирования ЕАЭС в ближайшие годы.
Ташкент стремится избежать передачи части суверенитета наднациональным органам власти, поэтому в его интересах сохранение союза в существующем формате, основанном на синхронизации правовых норм без образования и расширения полномочий новых институтов. Однако влиять на эти процессы республика может только в ЕАЭС.
Кроме того, «взятие паузы» может привести к рискам ухудшения переговорной позиции действующих членов. Присоединение Ташкента к ЕАЭС опасаются Нур-Султан и Бишкек — казахстанскому и кыргызстанскому бизнесу не нужна конкуренции соседа. Даже в России появляются критики, считающие нежелательным расширение прав трудовых мигрантов из Узбекистана на российском рынке труда в силу их многочисленности.
Представляется, что завершение процесса вступления в ЕАЭС должно произойти к 2024 году, до завершения президентского срока Владимира Путина, с которым Шавкат Мирзиёев, видимо, достиг взаимопонимания по проблеме интеграции. А это требует напряженной подготовительной работы узбекистанских экономистов и юристов.

Никита Мендкович, Спутник Узбекистан
 
Сверху Снизу