Китай. Агрессия англосаксов.

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Китай, ведущий торговую войну с США, получил чувствительный удар. В его специальном административном округе Гонконг прямо сейчас происходит повторная попытка Майдана, неудавшегося в 2014 году. Пять лет назад эти события получили название «Революции зонтиков» и шли параллельно с государственным переворотом в Киеве. Тогда Украина не устояла, но Китай смог удержать ситуацию в своих руках. Получится ли на этот раз?

Гонконг – это один из ведущих финансовых центров мира. Первоначально он был захвачен Великобританией, но в дальнейшем по договору от 1898 года был взят «в аренду» у Китая на 99 лет. Естественно, по истечении срока Лондон не желал расставаться с этим процветающим городом. Однако, Пекин на своем настоял и 1 июля 1997 года обрел суверенитет над своей исторической территорией.
Но суверенитет оказался не полным. По соглашению с Великобританией, на ближайшие 50 лет в этом специальном административном округе Китая зафиксировано именно британское законодательство. Была сформирована любопытная концепция двух систем в рамках одного государства, которая должна действовать до 2047 года. Гонконг получил крайне широкую автономию и самоуправление, а всеми вопросами обороны и внешней политики заведует КНР.
Стоит отметить, что англичане ушли, не прощаясь, поскольку окончательно уходить и не собирались. В их бывшей колонии была начата пропагандистская работа, где местному населению, у которого оказалась очень короткая историческая память, рассказывали красивые байки о том, что гонконгцы – это совершенно другой народ, нежели «лапотники-китайцы», и что гонконгцы братья, если не по крови, то уже точно по духу самим британцам, с которыми им больше по пути, чем с «коммуняками» с большой земли.
Впервые попытка англосаксов отыграть все назад произошла в 2014 году на фоне эйфории от успеха украинского Майдана. Гонконгские «онижедети» протестовали 79 дней. События получили название «Революция зонтиков», поскольку те использовались активистами местного Майдана для защиты от аэрозолей полиции вместо кастрюль на голову, одевать которые хватило ума у некоторых украинцев.

Китайские власти имели все возможности разогнать проплаченные протесты силами полиции и НОАК, но действовали умнее и тоньше. Они не допускали к месту событий явных провокаторов, проверяли вещи на наличие предметов, которые можно использовать в качестве оружия. Была отключена сотовая связь. Никто не позволял ходить раздавать «печеньки». Поэтому голодные «онижедети» уныло сидели на асфальте под дождем без еды и мобильного Интернета. В итоге Майдан рассосался сам собой.
На этот раз организаторы подготовились лучше. Поводом для протестов стало намерение местных властей ввести поправки в законодательство Гонконга, дающие право экстрадиции преступников в КНР. Представительница администрации округа Лэм подтвердила целесообразность данного решения:
Это очень важный законодательный акт, который будет способствовать сохранению справедливости и обеспечению выполнения Гонконгом своих международных обязательств в отношении трансграничных и транснациональных преступлений.

Она же заявила, что это инициатива самого Гонконга, а не Пекина. Но кого это интересует, когда нужен просто повод? Китай власти своего специального административного округа поддержал. Это еще больше подлило масла в огонь. На улицы было выведено порядка миллиона человек. Активисты Майдана взяли штурмом Законодательное собрания, атакуя полицию кирпичами и металлическими палками. Более дюжины сотрудников правоохранительных органов получили ожоги кислотой, которую на них выплескивали «онижедети».
Примечательно, что «перформанс» происходит под камеры иностранных журналистов, а у активистов в руках британские флаги и старые флаги Гонконга. Представитель Лондона заявил, что Великобритания будет «внимательно следить за развитием ситуации». Пекин раздраженно порекомендовал англичанам не лезть не в свое дело:
В последнее время британская сторона то и дело вмешивается в дела Гонконга. Мы выражаем крайнее недовольство и решительный протест в связи с этим.
Сегодня полиция Гонконга будет пытаться очистить правительственные здания от активистов Майдана. Остается надеяться, что снайперы еще не заняли свои места на крышах.

Сергей Маржецкий, Topcor
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Гонконгские выступления против законопроекта об экстрадиции достигли точки невозврата, за которой становятся неизбежными необратимые последствия для дальнейшей общественной жизни и, возможно, статуса данной территории.

Развитие ситуации будет неблагоприятным как для Пекина, так и для местного населения. Китай потеряет либо столкнется с проблемами использования ценной финансовой инфраструктуры. Местное население будет иметь дело со всё более быстрой эрозией своего особого образа жизни.
Положение жителей Гонконга изначально считалось противоречивым. Территория была базой для полуколониальной эксплуатации Великобританией императорского и республиканского Китая, а в дальнейшем — шлюзом между коммунистическим Китаем и внешним миром.
По мере развития инфраструктуры на материке роль Гонконга в обслуживании товарных потоков падала, но экономическое значение — росло. По состоянию на 2016 год финансовый сектор напрямую давал 17,7% ВВП административного района и 253 тыс. высокооплачиваемых рабочих мест.
Через Гонконг осуществляется значительная часть китайских инвестиций за рубеж, и через него поступает большая доля иностранных инвестиций в КНР. Зачастую речь идет о потоке средств китайской экономической и политической элиты, выводимой за границу и, частично, возвращаемой назад после отмывания.

Всего по состоянию на конец 2017 год Гонконг накопил за рубежом прямых инвестиций на $1,8 трлн, причем 694 млрд из этой суммы приходилось на Китай. В Гонконге были аккумулированы инвестиции в $1,73 трлн. Причем их главным источником был офшор — Британские Виргинские острова (32% их объема), а вторым по значению — Китай (25,5%).
Гонконг мог играть роль гавани и перевалочного пункта для денег китайской элиты благодаря двум факторам: британской правовой системе с независимыми судами и качественной бюрократией и своей недоступности для правоохранительных структур КНР.
Даже являясь китайской территорией с 1997 года, Гонконг мог спокойно игнорировать запросы правоохранителей с материка — экстрадиция жителей специального административного района была запрещена. Разумеется, если речь шла о вопросах национальной безопасности или борьбе со шпионажем, спецслужбы КНР могли в крайнем случае вывезти нужного им человека на материк, не обращая внимания на правовые тонкости. Но многие тысячи финансистов и юристов, обслуживавших финансовые интересы китайской элиты, могли чувствовать себя в безопасности.
Однако особая правовая система, развитая экономика с раздутым финансовым сектором и открытость внешнему миру вели и к накоплению культурных и политических отличий местного населения от соотечественников на материке.

Разумеется, элита крупного бизнеса и бюрократии прекрасно понимает реальную расстановку сил. Гонконг всегда выполнял ровно одну функцию — обслуживал связи Китая с внешним миром и может существовать ровно до того момента, пока он способен ее выполнять.
При этом эксклюзивность в реализации данной функции уже утрачена. В последние десятилетия Гонконг терял свою роль логистического центра в пользу портов материкового Китая. Штаб-квартиры многих компаний уходили в Шанхай, а в сфере финансов всё более видное место в регионе играл Сингапур.
Китайские власти имеют все возможности вести дела с гонконгской элитой и бюрократией, включая правоохранительные органы, с позиций силы, рассчитывая на их безоговорочную лояльность и подчинение. Отношения с местным гражданским обществом сложнее. Несмотря на то что благосостояние местных жителей целиком достигнуто за счет материка, Пекин не смог найти эффективных инструментов работы с местными общественно-политическими кругами.
Продавливание через законодательные органы Гонконга начиная с февраля 2019 закона об экстрадиции, вероятно, связано с обострением международной ситуации и ходом торговой войны США против Китая. КНР усиливает контроль за утечкой капиталов и борьбу с финансовыми преступлениями.
Законопроект предполагал экстрадицию в КНР и арест активов для лиц, подозреваемых в 37 видах преступлений, в случае если они караются заключением на срок более семи лет. После принятия закона список можно было бы расширять или сокращать решениями исполнительной власти.

Решение отложить законопроект под влиянием протестов оказалось плохо продуманным ходом и привело лишь к их эскалации с требованием отставки руководства региона и полного отзыва закона. Взятие штурмом в понедельник здания законодательного собрания территории с осквернением государственных символов и вывешиванием флага Гонконга колониальной эпохи не может не иметь глубоких последствий.
В принципе, статья 18 Основного закона Гонконга позволяет центральному правительству КНР в случае начала беспорядков, вышедших из под контроля местных властей и угрожающих нацбезопасности и единству Китая, объявить в Гонконге чрезвычайное положение и по своему усмотрению вводить и приостанавливать местные законы. Это открывает путь к вводу в Гонконг войск Народной вооруженной полиции КНР.
Очевидно, такой шаг означал бы фактический конец особого статуса территории, и Пекин хочет его избежать. Однако демонстрировать чрезмерную слабость китайские власти также не могут. В конечном счете массовые беспорядки с захватом правительственных зданий в мегаполисе — это кошмарный сценарий для руководства КНР, которого нельзя исключать и на материке. Вероятно, Пекин попытается избежать полного демонтажа автономного статуса Гонконга, но будет стремиться примерным образом наказать всех участников недавних событий, чтобы не допустить их повторения в будущем. Поэтому, учитывая масштабы беспорядков, условия жизни в Гонконге, вероятно, серьезно изменятся в сторону ужесточения полицейского контроля.

Василий Кашин, Известия
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
И. Алкснис. Фантомные боли Британии по китайской колонии (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

В последнее время в Сянгане (Гонконге) проходят ожесточенные дебаты о поправках к Правилам по экстрадиции преступников в бегах и Постановлению о взаимной правовой помощи, касающейся уголовных дел. Это обычная законотворческая практика, однако эта деятельность все же стала объектом скандала с политической подоплекой, который умышленно инспирировали оппозиционные силы, заручившись международной поддержкой.

В связи с этим совершенно безосновательно выглядят заявления, что якобы «внесение поправок в правила по экстрадиции скрывающихся преступников поставит под удар национальную безопасность США и их экономические интересы в Сянгане». А также и то, что «это повлияет на многочисленную диаспору британских и канадских подданных там, на деловую стабильность и на международный статус Особого административного района (ОАР), окажет негативное влияние на защиту прав и свобод сянганцев, зафиксированных в Китайско-Британской совместной декларации».
Хочу особо подчеркнуть, что те, кто мутит воду и вмешивается во внутренние дела другой страны, обманывают и себя, и других. Они выступают с позиций непогрешимости, но, кажется, забывают о самом главном: Сянган — это особый административный район Китайской Народной Республики. Дела ОАР — это внутренние дела Китая, куда недопустимо вмешательство ни одного иностранного правительства, организации или физических лиц. Мы надеемся, что переоценившие свои возможности страны и лица одумаются, прекратят заниматься голословными обвинениями и грубым вмешательством во внутренние дела. Ведь все их усилия не принесут никаких результатов.

После возвращения под юрисдикцию КНР Сянган вновь вернулся в правовое и административное поле страны, встав на путь совместного развития Китая как ее неотъемлемая единица. Реализация курса «Одно государство — два строя» увенчалась всеобщим признанием. Такие политические принципы, как «Сянганом управляют сянганцы», «высокая степень автономии», получили полную реализацию. Права и свободы жителей ОАР полностью гарантированы в соответствии с законодательством. Все эти факты — очевидны.
Кроме того, ОАР устоял во время азиатского финансового кризиса, эпидемии атипичной пневмонии и глобального финансового кризиса, укрепив свои позиции как международный финансовый, морской транспортный и коммерческий центр. Многие международные институты признали Сянган в качестве района с максимально свободной экономикой в мире, как один из регионов, обладающий наибольшей конкурентоспособностью. В 2018 году его ВВП увеличился на 3%, превысив средние темпы роста за последнее десятилетие. Активизируются и его внешние связи. Рост ОАР отмечен во всех сферах, участились контакты и взаимодействие с континентальным Китаем. Все сянганское общество активно включилось в реализацию реформ и открытости, а также в модернизацию страны. Непрерывно повышается степень доверия соотечественников ОАР по поводу национального развития и возрождения китайской нации, крепнут чувства национальной идентичности, сплоченности и единения.

Однако некоторые силы за рубежом не хотят признавать того факта, что Сянган находится под юрисдикцией Китая, открыто или завуалированно вмешиваясь в его дела. Они время от времени публикуют «доклады по сянганскому вопросу», делают безответственные заявления о положении там дел. Некоторые под слоганом «демократии», «прав человека» и «свободы» входят в сговор с оппозицией, скрыто поддерживая незаконные деяния с целью достижения так называемой «независимости Сянгана». Их действия наносят серьезный ущерб интересам национального суверенитета, безопасности и развития Китая. Это явный политический заговор.
Единая позиция, с которой выступают различные министерства и ведомства центрального правительства Китая, отражает высокое признание процесса работы по внесению поправок к правилам по экстрадиции, полное доверие к администрации Сянгана, твердую уверенность в сохранении процветания и стабильности, а также решительное осуждение вмешательства внешних сил в дела ОАР.
Решимость и воля Китая в защите собственного суверенитета, интересов безопасности и развития страны незыблемы. КНР не боится никаких угроз и запугиваний. Любая попытка создать хаос в Сянгане, подорвать его процветание и стабильность, неизбежно вызовет решительный протест со стороны всех китайских граждан, включая и соотечественников ОАР. Подобные попытки не получат поддержки и не приведут к успеху.

Сянган является важным мировым финансовым и коммерческим центром. И разгул хаоса там не принесет ничего хорошего для самих сянганцев и континентального Китая. Конечно, беспорядки не на руку и гражданам западных стран, в том числе Великобритании и США. Он окажет негативное влияние на иностранных бизнесменов, которые ведут свой бизнес с ОАР.
Мы призываем соответствующие страны и лица соблюдать международное право, уважать суверенитет Китая и управление администрации Сянгана в соответствии с законодательством. Надеемся, что они избавятся от высокомерия и предубеждений и не будут исполнять роль «манипуляторов». Мы призываем их немедленно прекратить все высказывания и действия, которые направлены на подрыв процветания и стабильности в ОАР. И надеемся, что они начнут двигаться в сторону взаимного доверия и сотрудничества.

Ли Хуэй, посол КНР в России, газета «Известия»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Похоже, что единственное, в чем «мягкая» формула выхода Великобритании из ЕС, о которую споткнулась политическая карьера Терезы Мэй, сработала, так это в подрыве наметившегося сближения Китая с ЕС, перспективы которого сложились на фоне одновременных прошлогодних тарифных санкций Вашингтона против тех и других. Наблюдающееся охлаждение между Лондоном и Пекином — от «золотой эры» образца 2015−2018 годов к современным спорам на повышенных тонах вокруг ситуации в Сянгане (Гонконге), даже если оно является частью пересмотра приоритетов самим Пекином в пользу «глобального треугольника», объединяющего его с Москвой и Вашингтоном, налицо.

С одной стороны, договорившись в Осаке о приостановке «торговой войны», Дональд Трамп и Си Цзиньпин одновременно стали объектами внешних провокаций с британским следом и подтекстом британских интересов. С другой, сама Британия в этой ситуации, хотя бы по факту предстоящей замены не устраивающей Трампа Т. Мэй более покладистым Борисом Джонсоном (если это будет он), движется навстречу хозяину Белого дома, который ратовал за решительный разрыв Лондона с Европой еще до референдума, стоившего премьерского кресла его организатору Дэвиду Кэмерону. Причем, это не единственное что их соединяет, есть еще куда более близкая Вашингтону (хотя и далеко не во всем с ним совпадающая) позиция королевского двора, также ужесточающая британскую позицию по Brexit. Получается, что ради того, что нужно и интересно Трампу, Туманный Альбион, сделав «зигзаг» в сторону как бы своих национальных интересов, отличных от США, споткнулся о реальность и вернулся в фарватер американской политики. Только подстраиваться он вынужден уже не под демоглобалистов, а под «глобоскептиков». Правда, с одним большим «но»: чтобы осуществить все эти рокировки в стиле «шаг вперед — два шага назад», пришлось засветить в публичном поле настоящую, отнюдь не формально-протокольную роль монархии. Однако для людей, которые «в курсе», исключительность влияния Букингемского дворца на британскую и в целом англосаксонскую политику обоих берегов Атлантики и раньше была «секретом Полишинеля».
Такова истинная цена итогов американских президентских выборов 2016 года?

Но вернемся к китайско-европейским отношениям. Не прошло и четырех месяцев с показательно триумфального визита в Рим, Монако и Париж Си Цзиньпина, на фоне которого и состоялась его, наделавшая немало шума в Вашингтоне, одновременная встреча с Эммануэлем Макроном, Ангелой Меркель и тогдашним главой Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером, как наступило охлаждение. Европейский парламент, уже его новый состав с расширенным участием правых, избранный в конце мая, грубо вмешался во внутренние дела КНР, приняв 18 июля ничем не спровоцированную резолюцию о ситуации в Сянгане (Гонконге). В ней он наступил Пекину на главную мозоль. Во-первых, по сути потребовал снять с рассмотрения Законодательного совета (парламента) автономии законопроект о внешней экстрадиции, который и стал поводом к подрыву стабильности и массовым выступлениям. И во-вторых, высказался за немедленное освобождение из-под стражи задержанных участников беспорядков, в том числе тех, что совсем недавно, 1 июля, принимали участие в беспрецедентном штурме и захвате сянганского парламента.

Здесь что еще важно? У мартовского турне Си Цзиньпина, которое завершилось упомянутой четырехсторонней встречей в Париже, имелось подготовленное этим турне и, видимо, согласованное на этой встрече продолжение. На брюссельском саммите Китай-ЕС, состоявшемся 9 апреля, премьер Госсовета КНР Ли Кэцян и европейские лидеры, вопреки многим сомнениям европейской общественности, тем не менее подписали двустороннюю итоговую декларацию, которую тогдашний глава Европейского совета Дональд Туск в свойственной ему безапелляционно-экспрессивной манере охарактеризовал как «прорыв». Ничего особо «прорывного» в том документе не было, но брюссельской бюрократии настолько позарез нужно было «ущучить» Д. Трампа, что за «прорыв» выдали согласие Китая на совместное с Европой продвижение реформы ВТО. В ее главном пункте — ограничении государственных инвестиций, которые, как считают не только в Европе, но и в США, создают китайским предприятиям, особенно высокотехнологичным, ощутимые преимущества перед западными. И одновременно затрудняют доступ к этим предприятиям и попыткам перехвата контроля над ними с помощью инвестиций внешним, западным инвесторам (из-за которых в таких случаях всегда торчат уши западных спецслужб).

Надо понимать, что в Китае не было приватизации. Требовать от предприятий, что находятся в государственной собственности, одних только частных внутренних инвестиций невозможно потому, что это означает посадить их на голодный паек. Мощь даже самых крупных капиталистов-частников, более напоминающих советских нэпманов, чем западных магнатов, которые в Поднебесной «вырастали» не путем захвата народной социалистической собственности, а рядом с ней, и при поддержке власти, — в дополнение к созданному народом, и близко несравнима с государством. Требовать же только внешних инвестиций, что на самом деле имеют в виду и американцы, и европейцы, — это ни что иное, как попытка навязать Пекину колониальные условия, поставив под свой контроль его не только экономическое, но и технологическое развитие. Что это как не «новое», уже европейское «издание» ультиматума, предъявленного китайским властям со стороны США в мае 2018 года?
Заметим, что тот ультиматум Пекином был решительно отклонен, а предъявившие его визитеры уехали из китайской столицы несолоно хлебавши. И оказались вынужденными отыскивать иные, более «толерантные» формы изложения своих позиций, чтобы продолжить переговоры. Так почему же европейцы посчитали, что Китай, не уступивший своего суверенитета Вашингтону, склонит голову, пойдя на подобные унизительные условия, перед Брюсселем? Они всерьез думали, что подпись Ли Кэцяна под по сути дела ничего не значащим декларативным документом равнозначна переговорному «прорыву»? Или попытались таким образом поэксплуатировать нахождение с Пекином в «одной лодке», которую раскачивают протекционистские амбиции Белого дома, заодно этот Белый дом потроллив? Или просто выдавали желаемое за действительное, по принципу «обмануть меня нетрудно — сам обманываться рад»?

И первый, и второй, и третий мотивы, разумеется, присутствуют. Но не являются определяющими. А что является? Представляется, что европейские проблемы в отношениях с Китаем, лежат даже не в плоскости интересов. Они обязаны своим происхождением весьма специфической европейской и в целом западной психологии, которая вытекает из европейской и западной политической философии.

Какой именно? Когда те же европейцы соглашаются с императивами глобализма, с радостью констатируя приверженность им и Китая, они утрачивают связь с реальностью, ибо говорят с тем же Пекином совсем о разных глобализмах. В представлениях Запада приоритеты находятся в сфере частной жизни, в том числе в экономике. Глобализм и глобализация по-западному — это мир рынков, поделенных на сферы влияния транснациональных банков и корпораций, за которыми стоят их бенефициары. Не подставные «собственники», толкующие о конкуренции, а настоящие хозяева — монополисты, уверенные, что мир принадлежит им и является их вотчиной и кормушкой. В этом суть глобального капитализма. Китайский же глобализм возвращает приоритеты государственным интересам, утверждая традиционный для доглобализационных времен мир государств. В представлении Поднебесной, бенефициарами глобализации должны быть не банки, корпорации и олигархи, а государства и народы. Банки же и корпорации — всего лишь инструменты, используемые государственными выгодоприобретателями глобализации, а отнюдь не «венец» ее развития, а их доминирование — не ее самоцель. В любых, например, международных финансовых объединениях — тех же банковских сетях, начиная с «золотой тринадцатки» банков, ответственных за формирование мировой цены золота, западные банки смотрятся в контексте клановой олигархической принадлежности, а вот три китайских в этом списке — сугубо государственной принадлежности КНР. То же, например, и с «устойчивым развитием», которое служит идеологией глобализации, своей у каждого. Для Запада оно — функция глобализации, и главное в нем еще со времен первых докладов Римскому клубу — ограничение численности населения и промышленного производства, то есть фиксация монополии западных элит с помощью остановки и обращения вспять, в архаику, глобального развития. Китай же видит в «устойчивом развитии» противоположное — инструмент разрушения западной корпоративной монополии, а если и ограничений — то западного потребления, примером которого является американская модель с 5% мирового населения и 40% — потребляемых ресурсов.

Какое место и какую позицию в этой «большой полемике» занимает Россия? Будучи связанной пуповиной олигархических интересов, в том числе компрадорских, с Западом, российская элита в своей основной массе стоит на корпоративных, западных позициях. Первичны в этой схеме бизнес-интересы, а не страна, которая — лишь «трамплин», переговорная позиция и «разменная карта» для прорыва в глобальную элиту, не более того. Чем для этого «прорыва» скажут пожертвовать — тем и пожертвуют. Если их не остановить. Не случайно, от имени российского бизнеса в информационном поле говорят одни только либералы, а в политической сфере «либеральный» является синонимом прозападного. Посмотрите хотя бы на тех же Чубайса или Грефа, по которым и комментарии излишни. А вот с точки зрения национальных интересов, которые отличаются от западных тем, что в глобализации по-западному западным народам место есть, а российскому, как и китайскому — нет, все обстоит иначе. Государственные же интересы, диктуя императив выживания, двигают российскую позицию в сторону, противоположную от навязываемой «независимости» бизнеса от государства — к его подчинению государству и его интересам, а стало быть, в сторону сближения с позицией Китая. Труднее всего в этих «ножницах», кстати, не либералам, а «силовикам», контролирующим государственные корпорации. «Душой» они в Европе, интересами — с Китаем. И, шире, с Востоком. Что и говорить, трудный «шпагат».

Интересы западного бизнеса, как силы, доминирующей в западной политике, выстроены на антигосударственных приоритетах глобализации по-западному. И требуя эрозии государств и отъема у них исторической роли «единиц изменения» глобальной организации, диктуют атомизацию. На эту модель многие десятилетия работала западная пропагандистская машина с ее апологией превращения планеты в над-, а точнее безгосударственный «глобальный человейник». За рамками этой модели, распространяемой на международные отношения, пространства для жизни у Запада нет. Это — западная «Кощеева игла в яйце». Поэтому, даже пытаясь с помощью заигрываний с Китаем проучить Д. Трампа с его протекционистскими «загогулинами», европейские элиты продолжают с упрямством, граничащим с откровенной тупостью, давить на Китай, требуя от него заменить государственную экономическую модель частно-олигархической. Даже понимая, что это невозможно, отыграть назад они уже не могут, ибо находятся в идеологическом и ментальном лабиринте, ниточка, указывающая выход из которого, — в руках олигархического Минотавра.

В Китае, да и в России, вопреки представлениям компрадорских сегментов российской элиты, доминируют государственные интересы, ибо глобальный бизнес по отношению к России — это внешний колонизатор, как бы компрадоры ни хотели иного (в «душе» они это понимают, потому с этим и соглашаются). Это — интересы выживания наций — китайской, российской, других незападных, инструментом которого может являться и в действительности является только государство. Которое самим этим фактом, даже будучи буржуазным с классовой точки зрения (как в России), поддерживая буржуазную повестку во внутренней политике, исповедуя буржуазную идеологию либерализма, все равно противостоит глобальному капитализму. Противопоставлено ему самим ходом истории. И однозначной безальтернативностью собственного антикапиталистического ответа на брошенный ему западным капиталистическим, точнее, империалистическим, еще точнее, ультраимпериалистическим глобализмом (по Каутскому) вызов выживания/невыживания.

Метания европейских элит, всякий раз приводящие их в фарватер англосаксов, контролирующих саму смысловую систему системы ценностей, которая находится в основе концепции «глобального человейника», — наглядная ко всему этому иллюстрация. Так они метались и тогда, когда пытались разыграть «антиамериканскую фронду» с Россией, играя с ней в канувшие в Лету «четыре общих пространства» согласия, у которых с самого начала не было решительно никаких шансов и перспектив. Так европейские элиты поступают и сейчас с Китаем, наступая на те же самые грабли, которые тем же самым неизбежно и аукнутся. Не то, чтобы европейцы сознательно встраивались в фарватер США и Британии, следуя у них в поводу по вопросу о ситуации в том же Сянгане (Гонконге). Конечно, они в него встроены. Но они и на подсознательном, «когнитивном» уровне выбора между «своим» и «чужим» обречены всякий раз, даже себе во вред, «возбухать» против всего, что отодвигает утверждение «человейника», а тем более разворачивает ситуацию от него прочь.

Другим примером, символически явленным миру именно в эти дни, наряду с резолюцией Европарламента по Сянгану, стало европейское давление на законные власти Венесуэлы. Сначала уходящий еврокомиссар по внешним делам Федерика Могерини, а затем все тот же Европарламент, предупредили официальный Каракас о неизбежности ужесточения санкций «за нарушения прав человека и репрессии». Вот так: одной рукой Европа пытается обойти американский протекционизм развитием торговли и, в целом, отношений с Пекином. С другой, наплевав на эту линию, противопоставленную еще и России, наносит оскорбление Пекину, вольно или невольно превращаясь в марионетку англосаксов. И еще и угрожает «мерами» президенту Николасу Мадуро, на стороне которого Китай находится, о чем неоднократно заявляли китайские дипломатические представители.
Эта политическая шизофрения в форме раздвоения коллективного сознания элит, укорененная в таком же неадекватном состоянии умов широкой общественности, не лечится ни сменой еврофилов во власти евроскептиками, ни разборками между собой двух берегов Атлантики. Это — неизлечимая «родовая печать». И это — вызов, ответом на который может быть только одно из двух. Либо колонизация Западом остального человечества, либо полная и окончательная утрата им своего глобального лидерства с откатом в собственный исторический ареал обитания. Поскольку третьего здесь не дано, какие бы словесные спекуляции ни раздавались вокруг «неприемлемости» и «несовременности» игр «с нулевой суммой», перед данной дилеммой в полной мере и в полный рост оказывается и российская элита. «Два медведя», олицетворяемые императивами национального исторического выживания и частного элитарного благополучия, в одной берлоге не уживаются. Никак.

Владимир Павленко, Regnum
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

В начале июня текущего года в Специальном автономном районе КНР Сянган (бывший британский колониальный Гонконг) вспыхнули протесты против «Закона о преступниках, скрывающихся от правосудия, и взаимной правовой помощи по уголовным делам».

Связанные с этим поправки, внесенные в парламент автономии – Законодательный совет – изначально не имели никакого отношения к КНР. А предназначались Тайваню: в Гонконге скрывался молодой человек, совершивший на острове убийство девушки, и у властей не было юридических оснований для выдачи, хотя по всем международным нормам выдавать было нужно.
Но очень скоро стихийные демонстрации сменились вполне организованным и направляемым умелой рукой из-за рубежа протестом. Ниточки, за которые дергали кукловоды, сохранились у них в руках еще с 2014 года, с памятной «революции зонтиков», затевавшейся с целью смещения тогдашнего руководителя городской администрации Лян Чжэнъина.
Появившееся той осенью оппозиционное движение Localism добилось в итоге согласия Пекина на его неучастие в выборах 2017 года. Ляна, который сейчас является заместителем председателя высшего консультативного органа КНР – Всекитайского комитета Народного политического консультативного совета Китая (ВК НПКСК), в должности «первого лица» сменила Кэрри Лэм, выпускница Гонконгского университета, то есть, как говорится, своя, а не присланная «с материка».
И вот теперь все «по новой»: уже преемницу ставленника центральных властей обвиняют в «пособничестве» Пекину, ибо все стрелки уличных провокаций, подогреваемых извне, сошлись, а точнее были сведены к тому, чтобы «с Гонконга выдачи не было». Даже на Тайвань. Потому, что туда-де выдадут одного, а всех остальных – в Пекин, который и сделали для демонстрантов «красной тряпкой».

9 июня на улицах был зафиксирован первый миллион протестующих, 16 июля вышли два миллиона. Типичный «оранжевый» сценарий, знакомый нам по событиям на Украине 2004-2005 и 2013-2014 годов, а также по пресловутой «арабской весне», за спиной которых маячил хорошо обученный Западом и поддерживаемый IT-инструкциями Google и социальных сетей Facebook и Twitter подрывной «актив». С его подачи и заполыхали в свое время практически все арабские страны севера Африки и запада Азии, включая многострадальную Сирию.
Маленький штрих: «арабской весной» с помощью руководства Госдепа времен Кондолизы Райс «рулили» американские «двухпартийные» неоконсерваторы. В Гонконге же «пальма первенства» по старой колониальной памяти была передана англичанам, сохраняющим в автономии мощное влияние как в среде местной «англонизированной» интеллигенции, будоражащей студенчество, так и, что еще более важно, в банковском бизнесе.
До сих пор гонконгский доллар, сепаратную валюту автономии, печатает британский глобальный банк Standard Chartered, а в паре с ним действует другой такой же банк, обязанный своим появлением колониальным аферистам времен Опиумных войн, тесно связанным с Ротшильдами, — Hongkong & Shanhai Banking Corp. (HSBC). Деньги плюс оболваненное молодежное «пушечное мясо» — что еще нужно для подрыва «уязвимого подбрюшья» КНР, сохраняющего, между прочим, неформальный статус «глобального города», одного из трех ведущих, наряду с Лондоном и Нью-Йорком, мировых финансовых центров?

И вот здесь-то в полной мере и проявились те нюансы китайско-британских отношений, которые еще с 2015 года, с памятного визита Си Цзиньпина в Лондон, привлекали внимание российской если не общественности, то кругов, близких к московским центрам принятия решений. Особенно, когда на фоне рухнувших в связи с провокацией «дела Скрипалей» отношений Москвы с Лондоном, между Лондоном и Пекином продолжилась риторика в стиле двусторонней «золотой эры» или «эпохи». Отметим, что этот «золотой» тренд получил подтверждение и в 2018 году, во время визита в Пекин британского премьера Терезы Мэй.
А затем в конце июля, когда Джереми Хант, сменивший в должности главы МИД скандалиста Бориса Джонсона, свой первый зарубежный вояж совершил отнюдь не в Вашингтон, а именно в Пекин. И был принят на высочайшем уровне – всеми, за исключением Си Цзиньпина (китайская сторона не стала «подставлять» «первое лицо» под непроверенных партнеров по переговорам и, забегая вперед, констатируем, что эта повышенная осторожность, как теперь выясняется, оказалась отнюдь не лишней).
С Хантом тогда, 31-31 июля прошлого года, в китайской столице встретился не только его китайский коллега Ван И, но и политики, рангом выше, — от «патриарха» китайской дипломатии, куратора международной политики ЦК КПК Ян Цзечи с его репутацией специалиста по США и, шире, по англосаксонскому миру, до премьера Госсовета Ли Кэцяна.

И «красной нитью» на всех тех переговорах, которым в ближайшие дни исполнится ровно год, звучали антиамериканские в своей сути взаимные заверения в приверженности свободе торговли, неприятии протекционизма и односторонних подходов, инвестиционном сотрудничестве и расширении товарооборота, по которому Британия для Пекина – вторая в Старом Свете после Германии.
Жест Ханта, отпрыска крупного британского адмирала, с первым визитом в Пекин, на девятый раунд «стратегического диалога» между Китаем и Британией, был тем более красноречив, что британский министр женат на китаянке Люсии Гуо и имеет с ней общего сына. Словом, это было продолжение цепочки символических шагов навстречу друг другу, начиная с упомянутого лондонского визита Си Цзиньпина с поклонившейся ему Елизаветой II. А здесь, в свою очередь, нужен еще один небольшой исторический экскурс к истокам «Группы двадцати», конкретно, к ее второму лондонскому саммиту в формате глав государств и правительств весной 2009 года, в разгар мирового финансового кризиса.
Китай совместно с Россией в канун того форума поломали многие, очень далеко идущие планы глобального концептуального истеблишмента. И поскольку его ядро составляют англосаксонские элиты, а конкретнее – связка лондонского Сити с нью-йоркским Уолл-стритом, а Chatham House (Королевского института) – с вашингтонским Советом по международным отношениям (СМО), на обоих берегах Атлантики решили взять реванш, разыграв новую партию.
В ней намеревались не только привлечь Пекин на свою сторону, заложив основы будущего переноса «глобального центра» в АТР, дополнив формирующуюся «ось» Сингапур – Канберра еще и Гонконгом (для чего его и передавали Китаю в 1997 году), но и просунуть «черного кота» между Китаем и Россией. Чтобы «наказать» Москву за строптивость и исключить в будущем совместные российско-китайские демарши, подобные преддверию лондонской «двадцатки».

Вскоре после визита Ханта в Пекин, в конце сентября, Ван И встретился с ним в Нью-Йорке, на полях сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В ходе переговоров китайский министр заверил британского в приверженности «взаимовыгодному сотрудничеству», без повторения «пути западного гегемонизма». А британский китайского – в поддержке Лондоном «быстрого развития Китая» и укреплении с ним «стратегического диалога».
Поскольку тот сентябрьский контакт оказался последним «комплиментарным», после которого о «золотой эпохе» стороны стали вспоминать все реже, постольку имеет смысл вывести и параллельный сюжет британо-американских отношений в эпоху Дональда Трампа. Как хорошо известно, американский президент совершил визит в Лондон незадолго до вояжа Ханта в Пекин.
И выразил тогда Т.Мэй крайнее недовольство по двум вопросам, в обсуждении которых (надо полагать, не без договоренностей с Букингемским дворцом) повел себя с ныне уходящим британским премьером как сюзерен с вассалом. Первый вопрос – о Brexit. Трамп не счет нужным скрывать крайнее раздражение «мягким» вариантом выхода из ЕС, который проталкивала Мэй (и именно который – это важно – и оказался ныне поводом к ее смещению).
И второй вопрос кадровый: хозяин Белого дома «с высоты своего положения» не просто попенял своей собеседнице на отставку своего друга Б.Джонсона и замену его Хантом, которого Трамп не принял, но и вмешался в британскую кадровую политику. И дал тогда понять, что Мэй осталось недолго, а сменит ее именно Джонсон.

Так что общего языка американский президент и британский премьер тогда не нашли, сформировав отношения, самой мягкой характеристикой которых является сильная взаимная антипатия. Относительно недавно Трамп совершил на берега Туманного Альбиона новый визит, сделав упор на контакты с Елизаветой и членами королевской семьи, а англичан обрадовал поздравлением, что у них наконец-то будет «новый премьер».
И королева, вступившая в диалог с низшим по отношению к ней по статусу вашингтонским визитером, с одной стороны, «соблюла лицо» и «честь мундира», выставив гостю требование замириться с глобалистами, но с другой, пошла ему на уступки не только по части обещаний выдать Джулиана Ассанжа, но и по замене собственного премьера. И если им действительно станет именно Джонсон, то эта королевская уступка Трампу будет куда существеннее получения им компромата на Джо Байдена, которым владеет создатель WikiLeaks.
Невооруженным глазом видно, что в политике Лондона по отношению к Вашингтону идет достаточно жесткая борьба двух тенденций. И тренд дальнейшего «развода», олицетворяемый проевропейской линией Мэй, постепенно сдает позиции противоположному тренду восстановления едва не поколебленных «особых» отношений двух берегов англосаксонской Атлантики.
Возвращаясь к китайской теме, следует отметить две, явно ею продиктованные, сюжетные линии. Одна из них, связанная с запуском эрозии «золотой эпохи» китайско-британских отношений, стала проявлять себя еще задолго до прямых контактов Трампа с Букингемом, который в ходе последнего его визита в Лондон заменил ему в качестве партнера по диалогу Даунинг-стрит, надо полагать, «не оправдавшего доверия» концептуальных «теневиков».

В отношениях Китая и Британии стали возникать, а затем множиться проблемы. Первый «звонок» прозвенел в новогодние праздники, 10 января 2019 года, когда по инициативе британской стороны состоялся телефонный разговор Ханта и Ван И, в котором китайский министр «поставил на вид» своему британскому коллеге, выразив надежду, что «британская сторона сможет надлежащим образом урегулировать вопросы, негативно влияющие на уровень взаимного доверия и наносящие вред здоровому развитию двусторонних отношений».
И поскольку Пекином был употреблен термин «вопросы», а не «вопрос», то обращение к противоречиям сторон в урегулировании пограничного религиозного конфликта между Мьянмой и Бангладеш с возвратом в бывшую британскую Бирму первой группы беженцев мусульман-рохинджа, изгнанных из нее в ходе вспышки противостояния 2017 года, выглядело скорее способом не привлекать, по крайней мере пока повышенного общественного внимания к другим нестыковкам.
Не стали их педалировать и 19 марта, когда главы МИД встретились в Брюсселе в канун турне Си Цзиньпина по Италии, Монако и Франции. Объем информации о переговорах был минимизирован, тема мьянманско-бангладешского конфликта осталась за скобками. Вот показательные в своей сухости протокольные строчки с новостной ленты Синьхуа.
«Отметив, что правительство Великобритании в последнее время неоднократно выражало готовность продолжать прилагать усилия для содействия “золотой эре” двусторонних отношений, Ван И выразил надежду, что британская сторона превратит эти позитивные заявления в конкретные действия, надлежащим образом уладив вопросы, препятствующие здоровому развитию двусторонних отношений, укрепив тем самым взаимопонимание и доверие».

Как отмечается дальше, Дж. Хант, выразив позитивное отношение к большей роли Китая в международных делах, заверил, что «конкретные разногласия не станут препятствием для общей тенденции развития двусторонних отношений».
Из этого, как минимум, следует, что разногласия имеются и существенные, но обнародовать их стороны не торопятся. Возможно, до ясности уже в британо-американских отношениях. Ясность наступила в начале июня, когда хозяин Белого дома пожаловал в Букингемский дворец, где был принят пусть и неоднозначно, но с настроем на содержательный разговор. Именно тогда и «грянули» события в Гонконге, когда в поддержку демонстрантов, явно по договоренности с Лондоном, а в ряде случаев и под его диктовку стали дружно высказываться все подряд бывшие британские доминионы, ныне члены Содружества.
И сам британский министр Хант, а следом за ним Австралия, Канада. А за США позицию КНР в Сянгане (Гонконге) подверг критике, в «благодарность» за чуть не сделанное ему одолжение, упомянутый Тайвань, с которого все, как помним, и началось. И вот это пересечение «мягких сил» США и Британии и явилось подлинной причиной взрывного резонанса «оранжевых» событий, в которых англосаксы объединились против Пекина. Напомним, что пик их пришелся на 1 июля, когда демонстранты атаковали и захватили здание гонконгского Законодательного совета.

Британцы тем самым, явно в русле неформальных договоренностей Трампа с Елизаветой, по сути, свернули риторику «золотой эры», а с ней и претензии на собственную линию в отношениях с Пекином. А США, нажав на Китай с помощью Лондона с его экс-колониальными сателлитами, а также Тайбэя, начали прибирать диалог с Поднебесной к собственным рукам. Статус-кво англосаксонской координации на китайском направлении, едва не поколебленное запущенной в 2015 году «золотой эрой», надо полагать, таким образом было восстановлено.
Разумеется, за счет китайско-британских связей. Вашингтон же, перехватив бразды правления этим процессом, с одной стороны, вышел на договоренности с Си Цзиньпином в Осаке, подкрепив их с их же помощью пханмунджомским бенефисом. С другой же, столкнулся с «остаточным» сопротивлением уходящей «партии Мэй» в лице провокации против Трампа британского теперь уже экс-посла Кима Дэррока.
Дальше – больше. И вот уже Лондон, не успела Мэй уйти, а Джонсон прийти, не просто занимает проамериканскую позицию по Ирану, но и, явно подыгрывая Вашингтону, устраивает против Тегерана провокацию в Гибралтаре. А китайский МИД вскоре делает такое же представление Форин офису по Сянгану (Гонконгу).
И без лишней дипломатии, открытым текстом обвиняет Лондон в пережитках колониализма и «дурной привычке … читать лекции по внутренним делам других стран снисходительным тоном». А затем, уличает в «сговоре» с британским МИД еще и уходящую Терезу Мэй, характеризуя ее заявления на тему Сянгана (Гонконга) как «безответственные».

Стандартная конфронтационная риторика с обеих сторон налицо. Следовательно, четырехлетний «зигзаг» в сторону Китая и заигрывание с Пекином подлинные хозяева Туманного Альбиона посчитали для себя провальными, а «рокировку» в АТР «глобального центра» — неподготовленной. И вернули ситуацию в отношениях с Китаем под американский зонтик.
С одной, весьма существенной, проигрышной для Лондона, оговоркой: под «зонтик» уже не глобалистов-клинтонитов, а Трампа, которого те считают заклятым врагом. И который, таким образом, как показал демарш британского посла, от оппонентов по линии «глубинного государства» пока не избавился. Но сделал следующий, очень важный шаг по укреплению своих позиций теперь уже во внешней политике, после снятия прокурором Робертом Мюллером с себя обвинений в политике внутренней.
Позиции Трампа на старте новой президентской кампании явно укрепляются. То ли еще будет, когда раскроет свои «анналы» после переправки в США Ассанж, от откровений которого дурно может стать многим демократам и, прежде всего, их фавориту Байдену.
И вряд ли случайно, что именно на этом фоне полный крах с достаточно неприличным и прежде немыслимым счетом 332 на 95 потерпела попытка демократов запустить в палате представителей процедуру импичмента. «Поезд» госпереворота в США, загримированного под «конституционную процедуру», похоже, ушел безвозвратно. Но это уже совсем другая история.

Владимир Павленко, ИА Rex
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Протесты в особом административном округе Китая – Гонконге идут по нарастающей. Город уже превратился в настоящее поле битвы полиции и протестующих.

Со стороны силовиков в ход идет слезоточивый газ, резиновые пули и жесткие силовые задержания участников несанкционированных акций протеста, но и среди, так называемой, оппозиции уже отмечены люди с оружием в руках, причем американского производства. Например, пекинское англоязычное издание China Daily разместило на своей странице в Твиттере видео, на котором виден один из протестующих, который стреляет по сотрудникам полиции из гранатомета М320 в Гонконгском районе Тимшацуй.
Многие эксперты сходятся во мнении, что эти акции срежессированы извне, и настоящая их цель – удар по Китаю. Репутационный, экономический, политический, санкционный. То, что декларируют манифестанты совсем не вяжется с тем, чего хотят добиться от Китая организаторы беспорядков, а они хотят спровоцировать Китай на повтор событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. И если это произойдет, то тогда можно будет говорить о том, что их цель достигнута. Кукловоды протестов прекрасно понимают, что власти поднебесной в состоянии положить конец вакханалии под видом акций протестов очень быстро, но это будет означать большие жертвы, возможно еще большие, чем были на площади Тяньаньмэнь, и именно такое развитие событий позволит, во-первых, подорвать имидж КНР и, по сути, легитимизировать в глазах западного сообщества ужесточение санкционной политики по отношению к Китаю, а во-вторых, нанести удар по Гонконгу, как по одному из крупных финансовых инструментов экономики Китая и Юго-Восточной Азии.

Не следует так же забывать, что в стране готовятся отметить 70-летие образования КНР, а к этой дате, власти должны продемонстрировать населению успехи в экономическом развитии государства, обозначить его политическую устойчивость и продемонстрировать китайскому народу его единство под руководством Коммунистической партии. И именно в этот момент США подкидывают проблему в виде событий в Гонконге. А если проблему еще окрасить в цвета крови протестующих, это смажет весь праздник.
Власти Китая сейчас в сложном положении, им надо купировать гонконгскую проблему с одной стороны, а с другой, не дать повода к обвинениям в репрессиях и, не дай Бог, в жертвах среди населения. Прибавьте к этому еще тот факт, что внутри политической элиты Гонконга, среди руководителей его административных органов, таких как та же полиция, суды, органы исполнительной власти, есть достаточное количество агентов влияния, оставшихся там в виде «спящих» еще со времен Британского владычества, ведь Гонконг вернулся в состав Китая относительно недавно (с исторической точки зрения) в 1997 году. Я больше, чем уверен, что существует и действует в Гонконге и агентурная сеть, оставленная там Британцами и, скорее всего, любезно предоставленная ими коллегам из американских спецслужб.

Какие шаги предпримет Китай в этой ситуации, сказать сложно. Время неумолимо подходит к часу «Ч», когда Пекину нужно будет принять решение, однако власти пока никак официально не обвинили США в провоцировании беспорядков и не предоставили доказательств участия Соединенных Штатов в их подготовке и руководстве. Тем не менее, настрой китайского руководства можно выразить цитатой из центральной газеты Компартии Китая «Жэньминь жибао»: «необходимо непременно остановить силы, выступающие против Китая и стоящие за беспорядками в Сянгане. У КНР достаточно средств и сил стремительно усмирить возможные волнения, а также разгромить коварные планы внешних сил».

Дмитрий Борисенко, специально для News Front
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Попросили кратко обрисовать ситуацию по Гонконгу на сегодняшнее число, 13 августа.
Попробую.

1. Стартовая тема — отзыв закона об экстрадиции — протестующими полностью слита. Закон прошёл первое чтение и лежит в местном парламенте. Его никто никуда не убирает, не отзывает — он просто прошёл чтение и лежит. Эмоциональная фраза мэра, Кэрри Лэм, про the bill is dead — она ещё с середины июня. Прошло два месяца, сдвигов нуль. Протестующие проиграли — их требование не выполнено вообще. Начавшиеся в июне активные протесты никак не поменяли ситуацию, потому что закон рассматривался в мае и с той поры и не вносился больше.

2. Остальные требования протестующих — типа отставки мэра и «отпустите всех задержанных и отмените все наказания» — также слиты подчистую. Полный проигрыш. Мэр никуда не делся, гопоту в чёрных майках продолжают задерживать, кого штрафуют, кого сажают. Никого «отбить у ментов в зале суда» не удалось. Впрочем схема с выдвижением целого списка разноплановых и явно невыполнимых требований — стандартна для цветных революций. Задача такого списка — заложить фундамент для поводов для последующих действий, а не быть выполненным. То, что стартово выходили за одно, а потом всё несколко раз переиграли, дополняя-убирая — протестующие не заметят. У них память такая, да и реальных целей и убеждений не имеется. Их будут юзать втёмную, особо не заморачиваясь.

3. Протест, после краткого времени, надоел самим протестующим. От него одни проблемы, но выписаться из темы уже сложно, т.к. перед корешами выйдет «аааа, ты слил, раз завтра с нами не пойдёшь». Эта атмосфера хорошо видна в протестных чатиках. Платный актив небольшой, остальные — лохи для массовки, тешащие себя тезисом «а мы раз бесплатно, то за идею и самостоятельно».
Чу, дураки, если вас выводят в указанное место к указанному времени с написанными не вами плакатами и тезисами — но не платят бабла — это не значит, что вы самостоятельные и решительные. Вы просто бесплатные лохи. Если вам конкретно не платят — это не значит, что протест бесплатный; это значит лишь то, что вы бесплатно производите выгодные другим людям действия. Это не вы придумываете, куда идти — вам сообщают. Это не вы придумываете к скольки — вам пишут. Это не вы придумываете тезисы и лозунги — вам их присылают. Это не вы начинаете скандировать — это несколько людей с рациями начинают, а вы подхватываете. То, что всё это делается бесплатно, не делает вас идеологическими бойцами — вы продолжаете оставаться лохами, просто бесплатными. Кому-то дадут по башке и он получит денег, а вы — нет.

4. Стандартная пугалка «Вот-вот ща кровавая китайская армия придёт топтать нежные ростки гордой юношеской свободы» стандартна для цветных революций. На Майдане-2004 пугали московскими дивизиями ОМОНа, на Болотной-2011 автобусами с чеченскими милиционерами, на Майдане-2014 — рязанскими ВДВшниками-парашютистами. Всегда вот-вот через полчасика начнётся, главное не расходитесь, ребятки, ох и начнётся. И цыплячьи грудки вздуваются от ярости, ибо кто уйдёт — тот лох, а там же одни нелохи собрались. Бойцы, спортсмены, пожиматели мохнатых штанг.
Распространяющаяся сейчас по сети очередная пугалка про «НОАК уже вот-вот» — примерно пятая, если не ошибаюсь, с начала лета. В этот раз за «УЖЕ ВОШЛИ В ГОНКОНГ ОХ БУДЕТ МЯСО» выдаётся перемещение техники по Шэньчженю.

Ребята, армии — НОАК — делать в плане разгона в Гонконге вообще нечего. Мало того, что она вот тут локально сидит в числе ~4.000 человек, прямо в центре — чего сверхдофига для любых задач, потому что Гонконг мелкий, если кто-то забыл — так она ещё и не приспособлена для таких штук. Вы как себе вообще, репостеры, представляете бой НОАК с протестующими? Оные от одного — одного, подчеркну — полицейского с ружьём, в котором резиновые пули, опрометью разбежались в страхе. Любой один выстрел в воздух очистит улицы сразу же, все митингующие трусы и стадный инстинкт у них превыше всего — доказано вчерашней ситуацией в аэропорту, когда после «слух что нас сейчас окружат и выходы закроют» бежали кто по рельсам, кто по обочинам дорог. Может кто-то представляет себе танки на гонконгской типовой дороге в два ряда, на горном серпантине или мидлевелах? Там одна авария двух легковушек отрезает полрайона от мира. Тяньаньмэнь в Гонконге не завезли, самая здоровая площадь на острове — это парк Виктории в козвейбей. В него влезает тыщ 80, если занять все газоны и плотненько, плечом к плечу. Где и кого там тяньаньмэнить предлагается-то? Туда танк разве что с самолёта сбрасывать, да и то попасть надо.
Армия для подавления протестов в ГК, масштаб которых дико преувеличивается — ну типа «на острове Гонконг, где населения меньше миллиона, включая младенцев, стариков, лежачих больных, филиппинских домработниц, строителей-гастарбайтеров из Пакистана и Индии, украинских проституток обоих полов, сотрудников экстренных служб и енотов, прошёл марш миллионов» — вообще не нужна.

Просто для картинки очень надо «Агаааа, тиран зассал и в слезах трясётся от страха, пытаясь задавить Свободу!». Китаю вообще-то на в…..ы капризного блудного сынка «Гонконг» начхать, а вышеописанное подходит для картинки «гонконгера, обещавшего резать ментов, задержал патруль». Тиран, который страшный (ну, так положено Этим Красным Комми), что-то вот никак не вводит.
На будущее — на материке и в Гонконге движение разное — право- и левостороннее. Учитывайте, когда репостите х…ю про «ГОНКОНГ: БРОНЕТЕХНИКА НА УЛИЦАХ».

5. На данный момент у полиции серьёзная задача не протестующие, а местные, которые хотят бить протестующих. В качестве примера приведу фуцзяньскую диаспору. Фуцзянь — южная провинция Китая. Весьма не бедная и с хорошей социализацией у населения. Фуцзяньская диаспора Гонконга, которая поголовно яростные ватники и государственники, насчитывает, на минуточку, более миллиона человек. То есть весь Гонконг — сам остров, другие острова (более сотни), два куска материка (Коулун и NT) — это ~7.4 миллиона, и фуцзяньцев — более миллиона из них. И вот они достаточно плотно живут, имеют свой специфичный говор (что позволяет элементарно вычислить чужака), держат бизнесы и имеют к протестующим массу вопросов.
Настолько, что в последний раз, когда по фуцзяньским вичатовским чатикам стало разгоняться «давайте этим колониальным п…..м покажем, они задрали», полиция буквально челом била «давайте договоримся, давайте без насилия». Ну а смелые и сильные протестующие — это к вопросу о «да они по сути контролируют ситуацию в городе» и прочих мокрых фантазиях инфантилов — они просто в район North Point, где как раз фуцзяньцев примерно половина, не пошли. От вящей смелости.
Весь визг про страшные Триады как раз из-за того, что никаких миллионов не вышло, и протестующие — меньшинство. Они дико боятся местных, поэтому выдумывают сказки. Триады не работают днём продавцами и учителями, и не выходят в шлёпках и с палками, не скрывая лиц. Триады, если на то пошло, тесно связаны с Лондоном, как и во всех колониальных сценариях, когда британский генерал-губернатор, для удешевления управления, снюхивается с местными бандитами, которым предлагает за «вы держите своих тут в узде, вы же знаете как это сделать» поблажки и льготы. После возврата Гонконга в 1997 году как раз коммунистами страшные непобедимые триады были вычищены за полгода, патронов вообще не жалели. То, что осталось — тихо занимается проституцией и кокаином, проживая обычно вне Гонконга.

Задача полиции сейчас в том, чтобы на очередном «марше триллионов» протестующим бы не сделали «котёл» гонконгского формата — это когда улица пустая, а потом из переулков молниеносно выбегает очень много мужиков с палками. В этом сценарии дорогая модная экипа не поможет, щит Капитана Америки тоже, а над судьбой флага США и жёлтого зонтика с надписями про свободу будет посмеиваться осматривающий протестующего проктолог, делая фотки и собирая много лайков в вейбо. Это у полиции законы, правила, ответственность, страх за карьеру, а у землячества, держащего магазины на улице, которую из-за протестов надо перекрывать — потери для бизнеса. Землячество это вечером обсуждает за круглым столом в традиционном китайском ресторане, и приходит к мысли «надо их отдубасить». Полиция защищает инфантильных идиотов от народа, поймите.

6. Про контингент участников. Нет никаких Воинов Свободы, есть безработные, 35ти летние анимешники, живущие с родителями, официанты и грузчики. Если вы думаете, что любой азиат в очках — это сразу умный математик, вы сильно ошибаетесь. Тут 90% в очках, и тупых из них — большинство. Выходит люмпен, у которого бесцельность, мозаичное восприятие реальности, память как у гусеницы и логический аппарат Бивиса и Баттхэда «ну это… надо чтобы круто было всё…. и всё такое….». К пролетариату они не относятся вообще — они принципиально не хотят работать и развиваться, они на себя д….т на таких, какие они есть. Их основной тезис — «нам недодали». Это важное различие — между «дайте работу, дайте возможности» и просто «дайте сразу ништяки». Между «дайте возможность обучаться и развиваться» и «передайте мне результаты чужого труда, потому что я уже очень умный». Выходящие на протесты ничего в принципе не собираются строить и создавать — притом они и не хотят, и не могут, и не могут даже научиться мочь.
Мне пишут в личку какую-то фантастическую чушь уровня «байки с украины-2013», про «на митинг в ГК вышли сплошь банкиры, молодые учёные и эксперты по криптовалютам, люди с IQ не ниже 180, выпускники топовых ВУЗов с 2-3 высшими». Только вот про «… у каждого 4-5 разговорных европейских языков и свой белый порш, на котором он подвозит шины на Майдан» осталось добавить.
Вы чего, более 50% задержанных — официально — безработные. Остальные какая-то х…ь типа «ну я подрабатываю грузчиком» и «на полставки консультант в салоне аудиотехники». В Гонконге немало ВУЗов, но вообще-то в основном туда не за мозги берут, а за деньги родителей. Очкастый д…..б, который аж студент аж престижного ВУЗа скорее всего не умный — у него просто папа где-то бабла поднял, перепродавая китайскую х…ю ценой в 2 цента за 15 центов. Откуда эти тезисы-то «раз выглядит как умный азиат, то умный азиат»? «Раз в очках и так выглядят победители математически олимпиад, то победитель мат.олимпиады»? Типовой гонконгский подросток студенческого возраста как раз туп, очень боится ответственности и воспитан в лакейски-восторженном отношении к белым людям. Забудьте про о………..ю азиатскую память и сообразительность — поколение, выросшее на планшетах и мобильных играх, уже совсем не такое.

Выросшие в виртуальных социумах, типа анимешных -chan’ов, практически неспособны к самостоятельному рассуждению и принятию решений, они привыкли, что они состоят в некоей побулькивающей серой массе, которая выдвигает как бы принятое коллективно решение, и каждый ощущает сопричастность к нему. По факту за каждым таким канализационным коллектором единоверцев стоят кукловоды, которые вбрасывают в эти сообщества «правильные решения» и подают их так, что дети верят, что они сами до этого догадались, и соглашаются — ну а как со своим-то личным выводом не согласиться, так? По факту же, если им лично надо принять решение — у них паника и полная недееспособность. Это идеальные винтики системы, н………..е на абстрактную Свободу, но чувствующие себя вне привычной общей камеры некомфортно до панического синдрома. Их можно бросить куда угодно, главное кучей, чтобы «ололо мы легион», они абсолютно лишены критического мышления и им запрещено «общественным мнением» рефлексировать, т.е. анализировать свои поступки и делать из этого выводы. Сверхдешёвая пехота любого протеста.

7. Связь простестов с США — это не «ахахаха везде вате мерещится госдеп», это когда спалили неофициальную встречу руководителей активистов с сотрудницей консульства США, когда местный миллиардер в беседе с американским сенатором — на видео, перед корреспондентами — говорит что-то типа «мы на передовой борьбы с коммунизмом, помогите нам», когда США даёт гранты и на местности работает пачка американских НКО и СМИ, дающих однозначную картинку про «всхлипывающие святые дети против урчащего краснозвёздного зверобыдла».
На данный момент наблюдается дикая накачка на тему «ну вот и всё… ох вот и всё…. ох ща рванёт… ох начнётся». Понимаете, ничего не начнётся. Гонконг уже не мегацентр, ВВП Гонконга меньше соседнего Шэньчженя. Гонконгская биржа уже не единичная в регионе, китайские предприятия активно листятся на материковых биржах, с очень хорошими темпами. Гонконгский аэропорт всё ещё мегахаб для, пожалуй, всего региона, а может и полушария, но если будут проблемы — есть аэропорты в ШЖ, да даже в Макао. И уж что-что, а задачу «прокачать конкретный аэропорт» Китай решит очень быстро, незаменимости в плане аэропортов вот совсем не бывает.
Окститесь. Вся эта клоунада в центре — она такая же, как показательный проход мимо места убийства Немцова — «чтобы картинка была». В одном случае панорама Гонконга, в другом — Кремль. Через улицу от протестов работают бары, музыка и смех, обычное дорожное движение и полицейские лениво бродят по местности. Это тоже местная специфика — от места, где я вот надышался слезоточивым газом, снимая бои около мэрии, до места, где налили Гиннесс и спросили «ну как там, ещё стреляют?» — 4 минуты пешком.

Заезжайте, у нас интересно и через месяцок будет даже и не так жарко.
В различных смыслах этого слова.

Руслан Карманов, GlavMedia
 
Регистрация
25.03.2017
Сообщения
21 505
Репутация
249
Баллы
0
Адрес
Россия
Лайки
1578
Пол
мужской

Попросили кратко обрисовать ситуацию по Гонконгу на сегодняшнее число, 13 августа.
Попробую.

1. Стартовая тема — отзыв закона об экстрадиции — протестующими полностью слита. Закон прошёл первое чтение и лежит в местном парламенте. Его никто никуда не убирает, не отзывает — он просто прошёл чтение и лежит. Эмоциональная фраза мэра, Кэрри Лэм, про the bill is dead — она ещё с середины июня. Прошло два месяца, сдвигов нуль. Протестующие проиграли — их требование не выполнено вообще. Начавшиеся в июне активные протесты никак не поменяли ситуацию, потому что закон рассматривался в мае и с той поры и не вносился больше.

2. Остальные требования протестующих — типа отставки мэра и «отпустите всех задержанных и отмените все наказания» — также слиты подчистую. Полный проигрыш. Мэр никуда не делся, гопоту в чёрных майках продолжают задерживать, кого штрафуют, кого сажают. Никого «отбить у ментов в зале суда» не удалось. Впрочем схема с выдвижением целого списка разноплановых и явно невыполнимых требований — стандартна для цветных революций. Задача такого списка — заложить фундамент для поводов для последующих действий, а не быть выполненным. То, что стартово выходили за одно, а потом всё несколко раз переиграли, дополняя-убирая — протестующие не заметят. У них память такая, да и реальных целей и убеждений не имеется. Их будут юзать втёмную, особо не заморачиваясь.

3. Протест, после краткого времени, надоел самим протестующим. От него одни проблемы, но выписаться из темы уже сложно, т.к. перед корешами выйдет «аааа, ты слил, раз завтра с нами не пойдёшь». Эта атмосфера хорошо видна в протестных чатиках. Платный актив небольшой, остальные — лохи для массовки, тешащие себя тезисом «а мы раз бесплатно, то за идею и самостоятельно».
Чу, дураки, если вас выводят в указанное место к указанному времени с написанными не вами плакатами и тезисами — но не платят бабла — это не значит, что вы самостоятельные и решительные. Вы просто бесплатные лохи. Если вам конкретно не платят — это не значит, что протест бесплатный; это значит лишь то, что вы бесплатно производите выгодные другим людям действия. Это не вы придумываете, куда идти — вам сообщают. Это не вы придумываете к скольки — вам пишут. Это не вы придумываете тезисы и лозунги — вам их присылают. Это не вы начинаете скандировать — это несколько людей с рациями начинают, а вы подхватываете. То, что всё это делается бесплатно, не делает вас идеологическими бойцами — вы продолжаете оставаться лохами, просто бесплатными. Кому-то дадут по башке и он получит денег, а вы — нет.

4. Стандартная пугалка «Вот-вот ща кровавая китайская армия придёт топтать нежные ростки гордой юношеской свободы» стандартна для цветных революций. На Майдане-2004 пугали московскими дивизиями ОМОНа, на Болотной-2011 автобусами с чеченскими милиционерами, на Майдане-2014 — рязанскими ВДВшниками-парашютистами. Всегда вот-вот через полчасика начнётся, главное не расходитесь, ребятки, ох и начнётся. И цыплячьи грудки вздуваются от ярости, ибо кто уйдёт — тот лох, а там же одни нелохи собрались. Бойцы, спортсмены, пожиматели мохнатых штанг.
Распространяющаяся сейчас по сети очередная пугалка про «НОАК уже вот-вот» — примерно пятая, если не ошибаюсь, с начала лета. В этот раз за «УЖЕ ВОШЛИ В ГОНКОНГ ОХ БУДЕТ МЯСО» выдаётся перемещение техники по Шэньчженю.

Ребята, армии — НОАК — делать в плане разгона в Гонконге вообще нечего. Мало того, что она вот тут локально сидит в числе ~4.000 человек, прямо в центре — чего сверхдофига для любых задач, потому что Гонконг мелкий, если кто-то забыл — так она ещё и не приспособлена для таких штук. Вы как себе вообще, репостеры, представляете бой НОАК с протестующими? Оные от одного — одного, подчеркну — полицейского с ружьём, в котором резиновые пули, опрометью разбежались в страхе. Любой один выстрел в воздух очистит улицы сразу же, все митингующие трусы и стадный инстинкт у них превыше всего — доказано вчерашней ситуацией в аэропорту, когда после «слух что нас сейчас окружат и выходы закроют» бежали кто по рельсам, кто по обочинам дорог. Может кто-то представляет себе танки на гонконгской типовой дороге в два ряда, на горном серпантине или мидлевелах? Там одна авария двух легковушек отрезает полрайона от мира. Тяньаньмэнь в Гонконге не завезли, самая здоровая площадь на острове — это парк Виктории в козвейбей. В него влезает тыщ 80, если занять все газоны и плотненько, плечом к плечу. Где и кого там тяньаньмэнить предлагается-то? Туда танк разве что с самолёта сбрасывать, да и то попасть надо.
Армия для подавления протестов в ГК, масштаб которых дико преувеличивается — ну типа «на острове Гонконг, где населения меньше миллиона, включая младенцев, стариков, лежачих больных, филиппинских домработниц, строителей-гастарбайтеров из Пакистана и Индии, украинских проституток обоих полов, сотрудников экстренных служб и енотов, прошёл марш миллионов» — вообще не нужна.

Просто для картинки очень надо «Агаааа, тиран зассал и в слезах трясётся от страха, пытаясь задавить Свободу!». Китаю вообще-то на в…..ы капризного блудного сынка «Гонконг» начхать, а вышеописанное подходит для картинки «гонконгера, обещавшего резать ментов, задержал патруль». Тиран, который страшный (ну, так положено Этим Красным Комми), что-то вот никак не вводит.
На будущее — на материке и в Гонконге движение разное — право- и левостороннее. Учитывайте, когда репостите х…ю про «ГОНКОНГ: БРОНЕТЕХНИКА НА УЛИЦАХ».

5. На данный момент у полиции серьёзная задача не протестующие, а местные, которые хотят бить протестующих. В качестве примера приведу фуцзяньскую диаспору. Фуцзянь — южная провинция Китая. Весьма не бедная и с хорошей социализацией у населения. Фуцзяньская диаспора Гонконга, которая поголовно яростные ватники и государственники, насчитывает, на минуточку, более миллиона человек. То есть весь Гонконг — сам остров, другие острова (более сотни), два куска материка (Коулун и NT) — это ~7.4 миллиона, и фуцзяньцев — более миллиона из них. И вот они достаточно плотно живут, имеют свой специфичный говор (что позволяет элементарно вычислить чужака), держат бизнесы и имеют к протестующим массу вопросов.
Настолько, что в последний раз, когда по фуцзяньским вичатовским чатикам стало разгоняться «давайте этим колониальным п…..м покажем, они задрали», полиция буквально челом била «давайте договоримся, давайте без насилия». Ну а смелые и сильные протестующие — это к вопросу о «да они по сути контролируют ситуацию в городе» и прочих мокрых фантазиях инфантилов — они просто в район North Point, где как раз фуцзяньцев примерно половина, не пошли. От вящей смелости.
Весь визг про страшные Триады как раз из-за того, что никаких миллионов не вышло, и протестующие — меньшинство. Они дико боятся местных, поэтому выдумывают сказки. Триады не работают днём продавцами и учителями, и не выходят в шлёпках и с палками, не скрывая лиц. Триады, если на то пошло, тесно связаны с Лондоном, как и во всех колониальных сценариях, когда британский генерал-губернатор, для удешевления управления, снюхивается с местными бандитами, которым предлагает за «вы держите своих тут в узде, вы же знаете как это сделать» поблажки и льготы. После возврата Гонконга в 1997 году как раз коммунистами страшные непобедимые триады были вычищены за полгода, патронов вообще не жалели. То, что осталось — тихо занимается проституцией и кокаином, проживая обычно вне Гонконга.

Задача полиции сейчас в том, чтобы на очередном «марше триллионов» протестующим бы не сделали «котёл» гонконгского формата — это когда улица пустая, а потом из переулков молниеносно выбегает очень много мужиков с палками. В этом сценарии дорогая модная экипа не поможет, щит Капитана Америки тоже, а над судьбой флага США и жёлтого зонтика с надписями про свободу будет посмеиваться осматривающий протестующего проктолог, делая фотки и собирая много лайков в вейбо. Это у полиции законы, правила, ответственность, страх за карьеру, а у землячества, держащего магазины на улице, которую из-за протестов надо перекрывать — потери для бизнеса. Землячество это вечером обсуждает за круглым столом в традиционном китайском ресторане, и приходит к мысли «надо их отдубасить». Полиция защищает инфантильных идиотов от народа, поймите.

6. Про контингент участников. Нет никаких Воинов Свободы, есть безработные, 35ти летние анимешники, живущие с родителями, официанты и грузчики. Если вы думаете, что любой азиат в очках — это сразу умный математик, вы сильно ошибаетесь. Тут 90% в очках, и тупых из них — большинство. Выходит люмпен, у которого бесцельность, мозаичное восприятие реальности, память как у гусеницы и логический аппарат Бивиса и Баттхэда «ну это… надо чтобы круто было всё…. и всё такое….». К пролетариату они не относятся вообще — они принципиально не хотят работать и развиваться, они на себя д….т на таких, какие они есть. Их основной тезис — «нам недодали». Это важное различие — между «дайте работу, дайте возможности» и просто «дайте сразу ништяки». Между «дайте возможность обучаться и развиваться» и «передайте мне результаты чужого труда, потому что я уже очень умный». Выходящие на протесты ничего в принципе не собираются строить и создавать — притом они и не хотят, и не могут, и не могут даже научиться мочь.
Мне пишут в личку какую-то фантастическую чушь уровня «байки с украины-2013», про «на митинг в ГК вышли сплошь банкиры, молодые учёные и эксперты по криптовалютам, люди с IQ не ниже 180, выпускники топовых ВУЗов с 2-3 высшими». Только вот про «… у каждого 4-5 разговорных европейских языков и свой белый порш, на котором он подвозит шины на Майдан» осталось добавить.
Вы чего, более 50% задержанных — официально — безработные. Остальные какая-то х…ь типа «ну я подрабатываю грузчиком» и «на полставки консультант в салоне аудиотехники». В Гонконге немало ВУЗов, но вообще-то в основном туда не за мозги берут, а за деньги родителей. Очкастый д…..б, который аж студент аж престижного ВУЗа скорее всего не умный — у него просто папа где-то бабла поднял, перепродавая китайскую х…ю ценой в 2 цента за 15 центов. Откуда эти тезисы-то «раз выглядит как умный азиат, то умный азиат»? «Раз в очках и так выглядят победители математически олимпиад, то победитель мат.олимпиады»? Типовой гонконгский подросток студенческого возраста как раз туп, очень боится ответственности и воспитан в лакейски-восторженном отношении к белым людям. Забудьте про о………..ю азиатскую память и сообразительность — поколение, выросшее на планшетах и мобильных играх, уже совсем не такое.

Выросшие в виртуальных социумах, типа анимешных -chan’ов, практически неспособны к самостоятельному рассуждению и принятию решений, они привыкли, что они состоят в некоей побулькивающей серой массе, которая выдвигает как бы принятое коллективно решение, и каждый ощущает сопричастность к нему. По факту за каждым таким канализационным коллектором единоверцев стоят кукловоды, которые вбрасывают в эти сообщества «правильные решения» и подают их так, что дети верят, что они сами до этого догадались, и соглашаются — ну а как со своим-то личным выводом не согласиться, так? По факту же, если им лично надо принять решение — у них паника и полная недееспособность. Это идеальные винтики системы, н………..е на абстрактную Свободу, но чувствующие себя вне привычной общей камеры некомфортно до панического синдрома. Их можно бросить куда угодно, главное кучей, чтобы «ололо мы легион», они абсолютно лишены критического мышления и им запрещено «общественным мнением» рефлексировать, т.е. анализировать свои поступки и делать из этого выводы. Сверхдешёвая пехота любого протеста.

7. Связь простестов с США — это не «ахахаха везде вате мерещится госдеп», это когда спалили неофициальную встречу руководителей активистов с сотрудницей консульства США, когда местный миллиардер в беседе с американским сенатором — на видео, перед корреспондентами — говорит что-то типа «мы на передовой борьбы с коммунизмом, помогите нам», когда США даёт гранты и на местности работает пачка американских НКО и СМИ, дающих однозначную картинку про «всхлипывающие святые дети против урчащего краснозвёздного зверобыдла».
На данный момент наблюдается дикая накачка на тему «ну вот и всё… ох вот и всё…. ох ща рванёт… ох начнётся». Понимаете, ничего не начнётся. Гонконг уже не мегацентр, ВВП Гонконга меньше соседнего Шэньчженя. Гонконгская биржа уже не единичная в регионе, китайские предприятия активно листятся на материковых биржах, с очень хорошими темпами. Гонконгский аэропорт всё ещё мегахаб для, пожалуй, всего региона, а может и полушария, но если будут проблемы — есть аэропорты в ШЖ, да даже в Макао. И уж что-что, а задачу «прокачать конкретный аэропорт» Китай решит очень быстро, незаменимости в плане аэропортов вот совсем не бывает.
Окститесь. Вся эта клоунада в центре — она такая же, как показательный проход мимо места убийства Немцова — «чтобы картинка была». В одном случае панорама Гонконга, в другом — Кремль. Через улицу от протестов работают бары, музыка и смех, обычное дорожное движение и полицейские лениво бродят по местности. Это тоже местная специфика — от места, где я вот надышался слезоточивым газом, снимая бои около мэрии, до места, где налили Гиннесс и спросили «ну как там, ещё стреляют?» — 4 минуты пешком.

Заезжайте, у нас интересно и через месяцок будет даже и не так жарко.
В различных смыслах этого слова.

Руслан Карманов, GlavMedia
Наглосаксы они такие
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Г. Игнатов. Гонконг под ударом — анализируем «стихийный протест» (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

22 года назад в рамках процесса деколонизации Великобритания выполнила условия договора, заключённого в 1898 году с Маньчжурской империей Цин, и передала Гонконг Китайской Народной Республике. Колония, которая в 1997 году была одним из крупнейших финансовых центров мировой экономики, превратилась в специальный административный район Китая.

По условиям соглашения о передаче Гонконга, до 2047 года эта территория сохраняет свою автономию по всем вопросам, кроме обороны и внешней политики: собственная полиция, финансовое регулирование, денежная система и иммиграционная политика. Жителям важны гарантированные Китаем атрибуты самостоятельности, а любые попытки их отобрать вызывают сопротивление в виде массовых протестов, которые в очередной раз охватили Гонконг этим летом.
На примере этих массовых акций, за которыми следит без преувеличения весь мир, можно проследить эволюцию протеста как инструмента борьбы за… К сожалению, заполнить этот пробел какой-то осязаемой целью невозможно, поскольку развитие ситуации показало, что цель протеста не могут сформулировать ни его лидеры, которых просто нет, ни сами участники. Возмущение словно витает в воздухе и подпитывает агрессию, жертвами которой становятся абсолютно случайные люди. Утверждение Владимира Путина об оппозиционерах, протестовавших в 2011 году, «Там не с кем разговаривать», которое он сделал во время новогоднего поздравления пуловских журналистов, можно с лёгкостью отнести и к тем, кто блокирует улицы и аэропорт Гонконга.
На многочисленных кадрах из очагов противостояния людей с полицией нет ни одного человеческого лица. На всех чёрные майки, жёлтые строительные каски и респираторы или медицинские маски. Очаги сопротивления координируются в мессенджерах, и главная и единственная сейчас задача — посеять хаос. Да, начало последней волне протестов положил законопроект об экстрадиции местных жителей в Китай, Макао и на Тайвань, но рассмотрение законопроекта уже давно приостановлено, а на баннерах — лозунги за демократию, с которой в Гонконге (пока) полный порядок.

Насилие, не имеющее под собой никакого обоснования, вызывает раздражение у местных жителей.
Либеральная пресса освещает столкновения как борьбу граждан за свои права, но невозможно бесконечно оправдывать вандализм и мародёрство. Деньги любят тишину, и репутация Гонконга как крупного финансового хаба подрывается с каждым днём. Сегодня здесь нет гарантий работы общественного транспорта, как нет и гарантий того, что ты вдруг не окажешься в заложниках у беснующейся толпы.
Отсутствие какой-либо структуры и лидеров у протестующих не позволяет не только начать политические переговоры, но и сформулировать банальный протокол разногласий. Хаос распространяется по сети, как виральный флешмоб, а потом выплёскивается на улицы — и вперёд: бей, круши.
Я думаю, что многие государства смотрят на происходящее и пытаются найти противоядие против бессмысленного насилия, которое обретает беспрецедентные масштабы и подпитывает само себя. В эпоху нового глобального противостояния крупнейших экономик кажется, что все средства хороши, лишь бы лишить своего конкурента спокойного сна. Но я не уверена, что эту волну протестных настроений возможно оседлать, взять под контроль или использовать в своих целях. Хаос на то и хаос, чтобы сеять разрушения без цели и смысла. Нам, сторонним наблюдателям, остаётся только смотреть, сойдёт на нет новый «виток энтропии» или мир продолжит скатываться к беспричинному безумию.

Тина Канделаки, RT
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Протесты в Гонконге наглядно показали, что китайские власти, несмотря на критику в абсолютизме, цензуре и нетерпимости к другим мнениям, все-таки сумели создать сплоченное общество, которое готово поддержать власть, когда того требуют обстоятельства. Причем поддерживать власть готовы даже те, кто давно не живет в Китае и вроде бы является членом западного общества.


Мировая звезда фильмов в жанре «экшен» Джеки Чан, выступил в поддержку китайского флага. «Я защитник государственного флага» написал Джеки Чан поддержав, тем самым, акцию которую начал Китайский международный новостной телеканал для международной аудитории CGTN.



Одно из крупнейших китайских СМИ запустило в соц. сетях этот флешмоб, как ответ на надругательства протестующих в Гонконге над государственной символикой Китая. Акция получила название «Пятизвездный красный флаг имеет 1.4 миллиарда защитников».


Флешмоб запущенный китайским телеканалом в сети, моментально набрал огромную популярность у китайцев, проживающих не только в Поднебесной и стал самым популярным онлайн проектом в истории китайского телевидения, пост с призывом стать защитником флага Китая набрал уже более пяти миллиардов просмотров в китайских социальных сетях. Среди тех, кто назвал себя защитником флага, люди самых разных профессий, в том числе и такие известные личности, как Джеки Чан.
Я думаю, что у нас в России следует поучиться тому, как можно ненасильственным способом поддержать свое государство и высказать протест тем силам, которые стремятся дестабилизировать ситуацию в стране через организацию массовых беспорядков, стычек с полицией и насилием.

Дмитрий Борисенко, специально для News Front
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Китай почти вернул себе положение великой державы, утраченное пару веков назад. Понятно, Соединённые Государства Америки, пару десятилетий побывшие единственной сверхдержавой, такого не стерпели. На мировом рынке уже пару лет бушует непримиримая война. Так что начинающие проигрывать англосаксы быстро сварганили в Поднебесной майдан.

В Гонконге — ныне особом районе Сянган — протестующие уже требуют нового отделения от Китая. От митингов и противостояния с полицией дошли до захвата заложников. А мировое сообщество, наверное, возмущено и выступает за территориальную целостность, как в случае с Украиной? Конечно же, нет!
Председатель комитета по международным делам британского парламента предложил выдать британские паспорта всем соучастникам гонконгского протеста против закона о выдаче преступников на Тайвань и в материковую часть Китая.
Открытым текстом напоминаю: перед уходом из Гонконга в 1997 году Британия щедро раздавала всем желающим паспорта членов содружества наций. Желающих оказалось немного: эти паспорта дают разве что безвизовый въезд на остров — и то не навсегда. Теперь же Британия готова защитить соучастников массовых беспорядков просто потому, что Китай стал слишком силён и англосаксы по другую сторону океана не могут держать его в узде. Вот и появился майдан там, где удалось быстро соорудить…
И заметьте, никто не возмущается. Как не возмущались, когда Венгрия, Польша, Румыния раздавали свои паспорта и вид на жительство украинцам и молдаванам. Сотни тысяч документов розданы, а ЕС как воды в рот набрал.
Зато как отчаянно защищают «украинство» Крыма. Открытым текстом напомню: сама Украина четверть века считала Крым слишком русским регионом. С каким напором обсуждают, каким способом не признавать паспорта новых граждан РФ из Донбасса? Вопреки пункту два статьи пятнадцать всеобщей декларации прав человека: «Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить своё гражданство». Двойные стандарты? Нет, не слышали.

Анатолий Вассерман, Ren
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Становящееся все более настырным и беспардонным вмешательство Запада во внутренние дела Китая, с целью его внутренней дестабилизации, не может иметь иных последствий, кроме сближения КНР с государствами, подвергающимися аналогичной западной агрессии. И совместных с ними действий в целях восстановления попираемого англосаксами цивилизованного мирового порядка.

С ленты новостей:
«Правительство Китая призывает Европейский союз немедленно прекратить любые вмешательства в дела Гонконга.
«Мы вновь призываем ЕС соблюдать международное право и базовые принципы международных отношений, надлежащим образом уважать суверенитет Китая и немедленно прекратить вмешательства в дела Гонконга и внутренние дела КНР .», — указывается в документе.
«Намерены подчеркнуть, что дела Гонконга являются в чистом виде внутренним делом Китая, в которое нельзя вмешиваться ни одному иностранному правительству или организации. ЕС, проигнорировав замечание Китая, неоднократно вмешивался в дела Гонконга и внутренние дела КНР. Китай глубоко обеспокоен этим и выражает решительный протест в связи с такими действиями», — указывается в заявлении постпредства КНР при ЕС».
Ранее аналогичный протест, причем в еще более жесткой форме с требованием «не совать нос в китайские дела» Пекин адресовал англосаксонскому Западу, то есть США и Великобритании.
Не могу сказать, что подобное развитие событий видится мне чем-то однозначно негативным. Хотя конечно, еще одна горячая точка мирового кризиса, вряд ли именно то, что Человечеству «доктор прописал». Но что поделаешь, если есть в этом мире силы, которые прибегают именно к таким способам борьбы за контроль над планетой.
А положительным в данной ситуации является то, что Китай, наконец-то почувствует, образно говоря, на собственной шкуре, что такое двойные стандарты Запада. И чем на практике оборачиваются попытки других стран строить с этими неисправимыми козлами отношения на основе равноправия и взаимного уважения интересов.
Для России это уже обернулось вероломным захватом западной агентурой огромной части русской земли, носящим название Украина. И сейчас продолжается в виде настырных и нарастающих попыток Запада взорвать изнутри и развалить саму Российскую Федерацию.
Китайцы все это время, по большому счету, сидели в зрительном зале и, позевывая, отстраненно наблюдали за происходящим. Никак не вмешиваясь в ситуацию и пытаясь усидеть на двух стульях. Потому что непосредственно их это не касалось.

И вот сейчас, похоже, коснулось. Причем, коснулось так основательно, что им, поневоле, придется принимать весьма жесткие и далеко идущие решения.
При всем моём к ним естественном сочувствии, как к стране подвергающейся ровно той же самой «гибридной» агрессии Запада, не могу не выразить надежду на то, что в результате дальнейшего развития событий, еще одна страна мира, да еще какая страна (!), окончательно убедится, что доверять англосаксам ни в коем случае не следует. И что необходимо принимать все меры для того, чтобы оградить себя от этих горлохватов, вымогателей и беспредельщиков.
А, следовательно, нет иного выбора, кроме как укреплять всесторонние, в том числе и военно-политические связи, с теми державами, которые объективно находятся с Китаем по одну сторону баррикад и подвергаются ровно такой же агрессии.
Кстати говоря, Китай уже и сегодня предпринимает практически шаги в этом направлении. Приведу только один, но весьма яркий пример. Китайцы самым активным и интенсивным образом сотрудничают с Россией в скорейшем сооружении на российском Дальнем Востоке крупнейшего судостроительного кластера «Звезда». Вплоть до прямых поставок уникального оборудования. Такого, например, как гигантские портальные краны «Голиаф», грузоподъемностью 1200 тонн.

Они же стахановскими темпами сооружают там же огромный сухой док. Не удивлюсь, если итогом этого сотрудничества, подкрепленного к тому же предстоящим уже в этом году вступлением в строй российско-китайского газопровода «Сила Сибири», станет выход геополитического партнерства РФ и КНР на качественно новый этап. Кстати, упомянутая выше верфь будет иметь все необходимое для выпуска не только танкеров и газовозов, но также авианосцев и небывалых в истории крейсеров-ледоколов для защиты природных ресурсов Арктики от поползновений того же Запада.
Что же касается нынешних гонконгских событий, то они, объективно, являются мощным стимулом к дальнейшему самоопределению Китая на мировой геополитической арене, как силы не стоящей над схваткой, но непосредственно в ней участвующей. Причем на правильной стороне. То есть, на стороне России. И всего действительно прогрессивного человечества. Тигру, сидящему на горе, придется спуститься и занять свое место в окопе!

Юрий Селиванов, специально для News Front
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Анализируя политику англосаксов в отношении Китая, нельзя не заметить, что она повторяется. Все, что происходит сегодня, уже было в недавней истории.

После окончания Второй мировой войны в стране, которая тогда называлась Китайская Республика, правила националистическая партия Гоминьдан. Она полностью ориентировалась на Соединенные Штаты и Великобританию. Достаточно привести такой факт: по признанию лидера гоминьдановцев Чан Кайши, в его правительстве было больше выпускников Гарварда, чем в правительстве США.
Тем не менее, когда в 1946 году в Китае началась гражданская война, Вашингтон не оказал своим марионеткам никакой помощи. Напротив, в решающий момент Соединенные Штаты выступили за создание коалиционного правительства с широким участием коммунистов, чем привели Чан Кайши в замешательство. Что же касается Великобритании, то она пошла еще дальше — еще до окончания гражданской войны признала сформированное компартией правительство в качестве легитимного. Это произошло в январе 1950 года. Гоминьдановцы окончательно были разгромлены на территории материкового Китая весной 1950 года.
Но, позволив китайским коммунистам прийти к власти, Соединенные Штаты тут же стали грозить Поднебесной войной. И это несмотря на то, что лица, тесно связанные с Вашингтоном и Лондоном, входили в ближайшее окружение коммунистических вождей. Так, гражданка США Луиза Анна Стронг была советником и одним из самых доверенных лиц главы правительства (Госсовета) КНР Чжоу Эньлая. Известно, что она работала в изданиях, финансируемых JPMorgan & Co и General Electric, а позднее, уже работая в СССР, была разоблачена как сотрудница спецслужб США. Тем не менее выдворение из Советского Союза не помешало ей тут же перебраться в Китай и войти в доверие здешним коммунистическим лидерам. Вместе с группой из граждан США и европейских стран она занималась подготовкой «рекомендаций» для правительства КНР.

Следствием давления Запада на Пекин стало то, что у китайских коммунистов не осталось иного выбора, кроме как обратиться за помощью к советским единомышленникам. Но такая ситуация неизбежно должна была породить конфликт. Ведь китайцы всегда гордились своим статусом представителей «самой древней цивилизации» и любую зависимость от более молодых государств воспринимали как унижение. Тем более когда речь шла о стране, некогда проводившей в отношении Поднебесной колониальную политику.
Это обстоятельство Запад и использовал. Ради углубления советско-китайских противоречий западные спецслужбы организовали серию провокаций. Так, в 1958 году во время визита главы правительства КНР Чжоу Эньлая в Бирму сотрудники ЦРУ организовали попытку покушения на него, после чего тут же обвинили в произошедшем КГБ. Подобное происходило неоднократно.
Впрочем, еще больше ухудшению советско-китайских отношений способствовала и разрушительная деятельность советского лидера Никиты Хрущева. Все это в итоге и привело к тому, что в 1969 году КНР и СССР дошли до прямого военного столкновения.
Чтобы добиться лидерства в коммунистическом движении, они бросились наперегонки перетягивать на свою сторону бывшие азиатские и африканские колонии Запада. Естественно, симпатии лидеров этих новоиспеченных государств приходилось щедро оплачивать, на что уходили гигантские средства, столь необходимые для внутреннего развития двух стран. В этой ситуации англосаксам оставалось лишь провоцировать новые противоречия и наблюдать, как два бывших союзника истощают себя в борьбе друг с другом.

Наконец, в 1991 году, распался СССР. Что же касается КНР, то после того, как его лидеры в 1989 году свернули кампанию политической либерализации, Запад не стал этому противодействовать. Объяснялось это исключительно материальными мотивами.
Китай обладал крупнейшим в мире населением. Это обстоятельство делало Поднебесную крайне выгодным объектом для внедрения системы потребительского кредитования. Банки всегда стремились туда, где присутствовала огромная масса потребителей. Ведь здесь можно получить максимальную выгоду, выделяя кредиты. Оставалось только стимулировать бум потребления, а затем не допускать его снижения.
После смерти Мао Цзэдуна и официального осуждения «культа личности китайского Сталина» Запад убедил новых лидеров Поднебесной вступить в МВФ, а также предоставить «независимость» своему Центробанку. На практике это означало, что Народный банк КНР перестал подчиняться распоряжениям собственного правительства и стал следовать правилам, установленным Международным валютным фондом. Это положение закрепило включение нормы о приоритете международного права в законодательство Китая. После чего уже ничто не препятствовало неограниченной экспансии западных банков.
Получив безграничный доступ к рынку кредитования КНР, англосаксы вновь обратились к своей традиционной стратегии сближать, а затем сталкивать конкурентов. Уже с середины 1990-х годов они перестали препятствовать сближению Пекина с Москвой. Больше того, своей нынешней санкционной политикой стали буквально загонять две страны в объятия друг друга. Точь-в-точь как это было в начале 1950-х.

Правда, в этот раз, не дожидаясь создания российско-китайского альянса, они сразу же начали провоцировать его разрушение. Так, Европейский совет по международным отношениям, одним из ключевых участников которого является Джордж Сорос, выступил с угрозой «поглощения» России Китаем в случае их союза. Еще одна западная структура — «Трехсторонняя комиссия», созданная Дэвидом Рокфеллером — пригрозила «захватом» Пекином российских Сибири и Дальнего Востока.
Подобная спешка англосаксов и нестыковки в их действиях явно свидетельствуют о сбое в их стратегии. Одно из объяснений может заключаться в следующем. Ранее стратегия англосакских финансовых групп была успешна, поскольку реализовывалась в рамках биполярной международной системы. Тогда все страны мира были поделены на капиталистический и социалистический блоки. Достаточно было подкупить нескольких представителей советской и китайской номенклатуры, чтобы контролировать политику социалистического блока, а значит — доминировать на планете.
Но, увлекшись политикой «управляемого хаоса», Вашингтон и Лондон собственными руками раскололи мир. Каждая страна стала преследовать исключительно собственные интересы, рассматривая Великобританию и США в лучшем случае в качестве объекта шантажа. Чтобы контролировать этот мир, уже недостаточно подкупить несколько представителей российской и китайской элит. Необходимо покупать всех. Но подобного ни один печатный станок не выдержит. Какой выход из этой ситуации — пока не знают.

Юрий Городненко, РенTV
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Записки Околорадского Таракана. Майдан в Гонконге и майдан в Киеве: сходство и отличия… (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской


Жители Гонконга приняли участие в стихийной демонстрации против вмешательства США во внутренние дела Китая, сообщает «Жэньминь жибао». Действия Америки полностью соответствуют стандартному плану, по которому она провоцировала «цветные революции» в других регионах, однако с Гонконгом у нее ничего не выйдет. За ним стоит материковый Китай, у которого достаточно сил для борьбы, отмечает издание.

Более 100 жителей Сянгана на днях приняли участие в стихийной демонстрации перед генеральным консульством США в САР Сянган. Они провозглашают лозунг «Бунты в Сянгане — американское производство», протестуя против грубого вмешательства США во внутренние дела Китая. За более чем 2 месяца люди уже постепенно ясно разглядели суть «цветной революции» в акциях протестах на улицах Сянгана, а также черную руку США, стоящую за хаосом, которую никак не скрыть.
Многие признаки указывают на то, что США стремятся создать в Сянгане хаос. Протестующие бросали напалмовые бомбы, парализовали транспортное движение, портили общественное имущество, совершали акты поджога, нападали на полицейских, но на это бесчинство американские политики закрывают глаза, во многом поддерживая дух насилия и упрекая в его «подавлении» сянганских полицейских, сдержанно исполняющих закон. Направляя острие борьбы против центрального правительства Китая, они даже заявили, что «Одна страна, две системы» и «самоуправление Сянгана» подверглись эрозии.
Многочисленные доказательства показывают, что действия США в беспорядках Сянгана отнюдь не ограничиваются «моральной поддержкой», на самом деле они участвовали во всем процессе от планирования, продвижения, организации и даже до реализации. С тех пор как правительство САР Сянган начало в феврале этого года работу по внесению поправок в Закон об экстрадиции, Государственный департамент США, Конгресс, консульство США в САР Сянган, Торговая палата США в Сянгане и их чиновники непрерывно публиковали разные доклады, заявления и высказывания, искажающие истину.

С марта по июль вице-президент США Пенс, государственный секретарь Помпео, председатель Палаты представителей Конгресса США Пелоси и другие многократно встречались с некоторыми главами оппозиции Сянгана. На сянганских улицах, где происходят акты насилия, не только появилось множество иностранцев, некоторые участники даже открыто поднимают государственный флаг США.
Действия и поступки, совершенные США в Сянгане, полностью соответствуют стандартному плану, по которому они провоцировали «цветные революции» в других регионах мира: через Национальный фонд поддержки демократии США оказывать содействие местным оппозиционным силам, искать «агента», создавать общественное мнение в мире от имени «демократии и свободы», нападать на местное правительство и вместе с «агентом» провоцировать масштабные протестные акции, чтобы в конце концов низложить власть.
Акции протестов нанесли Сянгану серьезный ущерб. Однако «цветная революция» в Сянгане не сможет достичь успеха, так как за спиной Сянгана стоит Китай. Сянганские дела относятся ко внутренним делам Китая, в которые Китай ни в коем случае не допускает вмешательства других стран. Как бы ни пытались США и протестующие разжечь конфликт в Сянгане, центральное правительство Китая все же имеет достаточно способов и мощную силу для быстрого усмирения всевозможных беспорядков.

Ван Пин, «Жэньминь жибао», Китай
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Помнится, недавно была такая история: британский представитель в ООН Карен Пирс заявила об «отчаянном положении» украинских граждан на полуострове, и те самые граждане ей ответили очевидное: да вы приезжайте в Крым и посмотрите сами. Так вот, это бесполезно. Потому что практика показывает: если ты настоящий западник и думаешь то, что западнику положено думать, то ты, даже если и правда приедешь, будешь видеть только то, что хочешь видеть. И уедешь с тем же, с чем приехал.

В этом феномене я в очередной раз убедился на днях во время поездки в Синьцзян (северо-западная провинция Китая). Речь вообще-то об одном из двух-трех самых острых политико-пропагандистских сюжетов сегодняшнего мира. Напомним: как только стало ясно, что Китай сравнялся по экономической и прочей мощи с США, оказалось, что это ужасное государство и империя зла. И среди основных обвинений против него есть и такое: в концлагерях Синьцзяна томятся то ли миллион, то ли два миллиона уйгуров-мусульман, которых подвергают издевательской идеологической обработке.
Первая реакция Пекина была вполне «крымская»: да вы приезжайте и посмотрите. Вы перепутали тюрьму с программой профилактики экстремистской идеологии, в которую входит отправка, по решению суда, молодых джихадистов в школы, где их учат сначала языку и смыслу законов страны, а потом дают профессиональное образование и устраивают на работу. Речь идет о людях, которые совершили несущественные преступления, и тюрьму им заменяют вот этими курсами дерадикализации.
Здесь надо, видимо, сделать ссылку на предыдущий материал на эту тему, где в целом говорилось о терроризме в Синьцзяне; а сегодня наш разговор несколько о другом — о людях, которые видят факты своими глазами, но воспринимать их отказываются.

Так вот, наша поездка (участвовали 24 человека из 16 стран) — не только не сенсация, но рутина. Всего за два года (школы начали открывать в уйгурских уездах в 2017 году) в Синьцзяне побывало около одной тысячи таких делегаций. Не говоря о том, что постоянно приезжают дипломаты и журналисты, аккредитованные в Пекине. Эти ознакомительные миссии китайцы, со свойственным им организационным перфекционизмом, превратили в отработанную механику, в которой участвуют десятки чиновников из Пекина, столицы Синьцзяна Урумчи и мест типа Кашгара и Аксу (мы были именно в этих городах). Семинар с лекциями, тонны печатных и наглядных материалов, автобусы, сопровождение и — да, в некоторых случаях китайская сторона оплачивает все расходы.
Итог следующий. Женщина средних лет из верхушки руководства провинцией устало вздыхает: да, мы знаем, что западники сюда приезжают, все видят и уезжают с неизменным убеждением, что это обман. Но мы продолжаем их приглашать и принимать.
После экскурсии по «концлагерю», на самом деле оказавшемуся школой-интернатом, грузимся в автобусы, обмениваемся мнениями. Настоящий западник среди нас один — японец. «Дайсуке, как вам эти школы?» «Вы имеете в виду — концлагеря?» «Нет, школы». «Это не школы. Это обман».

Ну, понятно. Учреждения со многими сотнями людей — это декорация для иностранцев. Все, что нам здесь говорят, — обман, все запуганы. А где-то там, за краем пустыни Лоб-Нор — страшные концлагеря с промыванием мозгов: вот это настоящее, хоть их никто и не видел.
Но похоже, что китайские власти и не очень спешат переубеждать западников. Вот состав нашей делегации: люди из Саудовской Аравии, Катара, Эмиратов, Албании, Пакистана, Турции, Киргизии, Казахстана, Афганистана, Бангладеш. Ну, и еще из не совсем мусульманских России, Чехии и Индии.
Дело в том, что фальшивка насчет концлагерей была рассчитана на то, чтобы поссорить Китай с мусульманским миром. Но последний не очень-то поддается пропаганде, он отправляет делегации по изучению ситуации на месте, и вот вам, к примеру, недавняя резолюция встречи Организации исламских стран в Абу-Даби, где хвалят Китай за улучшение положения мусульман в Синьцзяне.
Мусульманские участники нашей поездки явно примеряли китайский опыт на свои страны, и получалось, что все не так просто. «У нас такому переобучению надо подвергнуть минимум 22 миллиона жителей из 35 миллионов — и кто это будет делать?» — спрашивали, например, афганцы.

Споры, видимо, будут продолжаться — честные, заинтересованные споры, которые не имеют отношения к тупой пропаганде.

Дмитрий Косырев, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Сергей Васильев. Гонконг. Выход из кризиса. (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской

Прежде всего, он долго ещё не «закончится». Но будет плохо.

События в Гонконге невозможно понять, как минимум, без двух других компонентов: исторической памяти Гонконга (опиумные войны, относительная историческая самостоятельность юга Китая, британское и в целом европейское влияние на формирование особого менталитета) и без общей ситуации вокруг Китая. Гонконг стал частью жестокой атаки на Китай.
Керри Лэм, руководитель административного совет Гонконга, сообщает, что законопроект отозван и больше не обсуждается. Это поможет? Нет. И манифестации не пошли на спад. Уже с конца июля- начала августа было ясно, что законопроект об экстрадиции заморожен. И дело не в нем, а в лозунге «Гонконг — это не Китай». То есть «поздно и не о том». А ещё на ближайший понедельник и четверг намечена всеобщая забастовка.
Это победа манифестантов, победа «улицы» над «властью»? Как ни странно, тоже нет. Это проигрыш обеих сторон: Гонконг никогда не будет прежним, да и материковый Китай вынужден будет утратить позицию грозного, но пока стороннего наблюдателя и пойти на жесткие меры.

Может само «рассосётся»? Нет. Произошла иррационализация протеста: протест и погромы стали ценны сами по себе. Потому что «надоело», потому что власти КНР переоценили свою поддержку в Гонконге, потому что улица почувствовала силу и драйв. Потому что Гонконг сам себя заблокировал: почти не работает аэропорт, не ходят экспресс-поезда от аэропорта до города, чудовищные пробки на улицах. Потому что «остановилась» экономика: сломаны турникеты в метро, и люди ходят туда-сюда бесплатно (ведь революция! значит можно!), громят витрины и банкоматы. И везде — драйв от столкновения с полицией.
И позитивной программы нет — то есть нет четко сформулированных требований, которые заставили бы людей уйти с улицы. Все вошло в затяжную фазу.
А закончится все все каким-нибудь американским антикитайским санкционным «списком» лидеров КНР, которые так или иначе будут задействованы в подавлении Гонконгского движения (как бы это ни выглядело) — местным «списком Магнитского». А потом ещё будет один список. И ещё один. И будет отдельный список «китайских бизнесменов» и «китайских политиков». Ну, система постепенного наращивания давления известна.

Собственно ради этого все и затевалось. И торговая война между КНР и США была только началом.

Алексей Маслов
 
Сверху Снизу