КНР&США

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Экономическая самоизоляция: как тарифные войны Трампа повлияют на позиции США в Азии

В МИД Китая опровергли слухи о том, что КНР готова увеличить закупки американской продукции на $200 млрд, чтобы сократить отрицательное сальдо США. Вашингтон и Пекин ведут переговоры, цель которых — достичь компромисса по вопросу пошлин, однако ощутимых результатов пока нет. По мнению экспертов, торговая война, начатая Дональдом Трампом, невыгодна обеим сторонам, но глава Белого дома способен обострить конфликт. При этом Китай — не единственное азиатское государство, пострадавшее от американских заградительных мер. Как экономическая политика президента США может повлиять на позиции страны в Азии, разбирался RT.

Власти Китайской Народной Республики опровергли появившуюся накануне в СМИ информацию о готовности Пекина сократить торговый дефицит торгового баланса США на $200 млрд. Такое заявление сделал 18 мая официальный представитель МИД КНР Лу Кан.
«Недавно в СМИ появилась информация, что некий американский чиновник рассказал о якобы сделанном Китаем предложении об увеличении объёма закупок продукции США на сумму $200 млрд. Хочу сказать, что данные слухи неверны, могу вас в этом заверить», — подчеркнул дипломат.
Ранее агентство Reuters со ссылкой на источники в Белом доме сообщило о готовности Пекина пойти на ряд уступок в ходе переговоров о возможном компромиссе в вопросе пошлин.
Отметим, что в Белом доме сомневаются в успешном исходе переговоров с Пекином. Такую мысль накануне высказал президент США Дональд Трамп.
«Будут ли они (переговоры. — RT) успешны? Я сомневаюсь в этом… Причина сомнений в том, что Китай слишком избалован. Европейский союз стал избалованным. Другие страны тоже избалованны, потому что они всегда получали 100% того, что им нужно было от США», — заявил Трамп.
С точки зрения главы Белого дома, основой для роста экономики КНР стал тот объём средств, которые были выведены за прошедшие годы из США. Трамп уверен, что торговля между странами не должна напоминать «одностороннее движение», при котором одна страна страдает от большого внешнеторгового дефицита. На данный момент дефицит торгового баланса американской экономики достигает $800 млрд в год.

Торговая китайская стена
Стороны начали переговоры о возможной сделке на фоне разгорающейся торговой войны. В начале мая вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ и министр финансов США Стивен Мнучин договорились начать работу над механизмом урегулирования спора. 18 мая Дональд Трамп провёл переговоры с вице-премьером Госсовета Китая Лю Хэ, прибывшим с визитом в США. Однако пока сторонам не удалось достичь конкретики, переговоры продолжаются.
Напомним, в начале апреля правительство США анонсировало введение заградительных пошлин против ряда наименований китайской продукции. Их размер составит 25%. В список попали 1,3 тыс. товаров, произведённых в КНР. В первую очередь под ограничения попала продукция высокотехнологичных производств — машиностроения, информационной и коммуникационной отраслей.
Кроме того, в апреле власти США закрыли крупному китайскому производителю телекоммуникационного оборудования ZTE доступ к американским технологиям. Речь, в частности, идёт о закупках компанией микросхем Qualcomm Inc. и Intel Corp. Это привело к остановке основной операционной деятельности компании, притом что ZTE занимает пятое место в мире по объёму выручки в своей области.

В ответ Госсовет Китая ввёл аналогичные 25%-ные ввозные пошлины на 106 наименований американских товаров.
Эксперты отмечают, что с практической точки зрения США и Китай не заинтересованы в нагнетании тарифной конфронтации — слишком тесно связаны экономики обеих стран. Однако инструментов для достижения компромисса не так много.
«Может быть, со стороны китайская экономика и выглядит как некий монолит с главенствующей ролью компартии, но в действительности это рыночная экономика, — отметил в интервью RT заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО им. Е.М. Примакова Сергей Луконин. — И как можно заставить китайских потребителей покупать больше американской продукции, сказать сложно. Скорее всего, речь может идти только о снятии каких-то административных барьеров, предоставлении свободного доступа импортёрам на рынок».
Как пояснил эксперт, сейчас эти барьеры и ограничения существуют, хотя часто носят завуалированную форму. Например, Китай нередко выдвигает повышенные требования к сертификации, упаковке или качеству ввозимых товаров. Фактически это тормозит импорт.

Также существует фактор неопределённости с американской стороны — новый хозяин Белого дома уже продемонстрировал, что способен в ряде случаев на крайние меры и шаги.
«Экспертное сообщество сегодня просто не представляет, где находится та «красная черта», через которую Трамп не будет переходить. Никто не ожидал и торговой войны, тем не менее она была начата. Трамп может сделать шаг и за условную черту», — считает Сергей Луконин.
Похожей точки зрения придерживается и руководитель департамента международных отношений Высшей школы экономики Александр Лукин. По мнению эксперта, хотя Трамп и его соратники постоянно говорят о том, что Китай каким-то образом обманывает США, это верно только отчасти. Одной из важных причин этого дисбаланса является относительная дешевизна китайской рабочей силы.
«Трудно сказать, смогут ли Пекин и Вашингтон договориться в целом, но, возможно, найдут компромисс по отдельным вопросам, например в случае компании ZTE, которая закупала американские комплектующие. Их производители в США тоже пострадают в случае краха китайского гиганта», — отметил Лукин.

Цена дружбы
Администрация Дональда Трампа инициировала торговую конфронтацию не только с Пекином, но и со своими военно-политическими союзниками в азиатском регионе.
Как заявили 17 мая власти Японии, Токио намерен пожаловаться на действия американской стороны в ВТО, а также рассматривает возможность введения собственных ответных мер. Возмущение японской стороны вызвали вводимые Белым домом ввозные пошлины на стальную и алюминиевую продукцию: ввоз стали в США будет облагаться дополнительно 25%-ным налогом, экспорт алюминия на американский рынок «подорожает» на 10%.
О введении этих мер американская администрация объявила 23 марта. Новые правила касаются всех поставщиков, включая Австралию, Канаду, а также Евросоюз. Эти меры вызвали возмущение не только в Японии, но и во всех странах — экспортёрах металлургической продукции. Для некоторых стран Белый дом сделал отсрочку — пока новые пошлины не действуют в отношении Мексики, Канады, Южной Кореи, Евросоюза и Австралии. Однако Япония не попала в этот список.
Напомним, Страна восходящего солнца является одним из ведущих мировых экспортёров стальной продукции. По объемам выплавки стали в 2017 году страну смог обойти только Китай.

США за аналогичный период оказались на четвёртом месте в мире по выплавке стали. Тем не менее порядка 5% японского стального экспорта ежегодно уходило на американский рынок. При этом эксперты призывают не забывать о большом разнообразии видов стальной продукции, серьёзно отличающейся по физическим качествам — импорт каких-то отдельных видов стали является вполне обыкновенной практикой даже для лидеров металлургического рынка.
Недовольны новой американской торговой политикой и в Сеуле. В январе 2018 года Южная Корея обратилась с жалобой на США в ВТО, потребовав, чтобы Вашингтон выплачивал ежегодно $711 млн за нарушение правил международной торговли. США в начале текущего года подняли таможенные пошлины на импорт стиральных машин и солнечных батарей. Власти мотивировали этот шаг желанием поддержать собственных производителей. При этом именно южнокорейские компании являются крупными поставщиками такой продукции.
Выступая на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2017 году, председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин раскритиковал экономический изоляционизм.

«Мы должны сказать нет протекционизму», — заявил китайский лидер, сравнив такую политику с попытками «запереться в тёмной комнате». По мнению китайского лидера, одержать победу в торговой войне просто невозможно.
Эксперты не сомневаются в том, что данное заявление было адресовано в первую очередь Белому дому. Эта речь прозвучала 17 января 2017 года, а уже 23 января Дональд Трамп подписал указ о выходе США из Транстихоокеанского партнёрства (ТТП).
Напомним, переговоры о создании зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе были инициированы Вашингтоном в 2008 году. Изначально переговоры велись с Брунеем, Сингапуром, Чили и Новой Зеландией. Впоследствии договор был подписан ещё рядом государств, включая Сингапур, Японию, Вьетнам и Австралию. Также присоединиться к соглашению планируют Южная Корея, Филиппины, Индонезия, Таиланд и другие страны региона. 8 марта министры иностранных дел 11 стран — участниц ТТП подписали переработанное соглашение о зоне свободной торговли — корректировать условия пришлось после выхода из договора США.

«Слишком много обязательств»
Со своей стороны, Дональд Трамп не устаёт говорить о вреде международных торговых договоров для американской экономики. «Хотя Япония и Южная Корея хотели бы, чтобы мы вернулись в ТТП, мне не нравится эта сделка. Слишком много обязательств и никакой возможности выйти из неё, если она не работает», — написал глава государства в Twitter, добавив, что считает «плохой» для США и Всемирную торговую организацию.
«Жалобы в ВТО рассматриваются очень долго, по несколько лет, сейчас неизвестно, как в США отреагируют, если организация наложит на них штрафы. Не исключено, что Белый дом вообще выйдет из Всемирной торговой организации или откажется платить», — считает Александр Лукин.
Сокращение товарооборота с Соединёнными Штатами в результате действий американской администрации может повлечь ощутимые последствия для экономик стран — партнёров США в Азии. Например, для Японии США являются первым по значимости торговым партнёром, на это направление приходится порядка 20% японского экспорта и 11% импорта. В результате вводимых ограничений может пострадать и южнокорейская экономика: США — второй по значимости после КНР импортёр продукции Южной Кореи, причём речь идёт преимущественно о высокотехнологичных товарах.

«Азиатские партнёры США уже выражают недовольство американской политикой. Идут дискуссии и о том, окажет ли действующая администрация военную помощь в случае необходимости, и об экономических сложностях», — подчеркнул Сергей Луконин.
По мнению эксперта, сейчас сложно сказать, будут ли Япония и Южная Корея вынуждены перейти к каким-то активным шагам, но, скорее всего, до этого не дойдёт.
Александр Лукин отметил, что союзники США в Азии так же, как и в Европе, проявляют недовольство, так как их интересы страдают от действий Белого дома.
«Но перед ними стоит сложный выбор: либо они будут подчиняться США во всём, либо вступать в конфронтацию по экономическим вопросам, что может вызвать проблемы в политических отношениях. Вряд ли это приведёт к распаду, к примеру, соглашения Японии и США по обороне, но рост недовольства, к примеру, может привести к тому, что выборы выиграют силы, более скептически настроенные к США. Это большая проблема для американской политики», — подвёл итог Лукин.

Надежда Алексеева, RT
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
О смысле вторичных санкций США против Китая

Когда Белому дому мало санкций ООН.

Вопрос о том, развернут ли США масштабную экономическую войну с Китаем, возник не сегодня. Во-первых, Вашингтон взял курс на новый протекционизм; во вторых, появились так называемые вторичные экономические санкции, которые США ввели за нарушение китайскими компаниями и банками американских санкционных мер против других стран – в первую очередь против КНДР, России и Ирана. Что касается прямых экономических санкций против Китая, то китайцам не надо объяснять, что это такое: такие санкции Америка практиковала со времён событий 1989 года на площади Тяньаньмэнь.
О первом из двух названных направлений (новый протекционизм США) писали в последнее время много. А вот о втором направлении почти не говорят, хотя вторичные санкции против китайских компаний, организаций и физических лиц применялись Вашингтоном уже не раз. Так, в июле 2012 года Минфин США ввёл санкции в отношении Bank of Kunlun, обвинив его в предоставлении финансовых услуг попавшему под санкции Elaf Islamic Bank (Ирак). С тех пор финансовая разведка США активно работает по китайскому направлению, расширив в феврале 2017 года антииранский санкционный список компаний и физических лиц, в который попали 2 компании и 3 гражданина Китая.

Китайская компания ZTE, второй по значимости производитель телекоммуникационного оборудования в Китае, была в начале 2017 года оштрафована правительством США на рекордные 1,2 млрд. долл. Причиной стало нарушение со стороны ZTE режима санкций: компания продавала американское оборудование и программное обеспечение в Иран и Северную Корею. Наложенный на ZTE штраф явился самым крупным штрафом за нарушение санкций в истории США.
Со времени прихода в Белый дом Дональда Трампа серьёзным раздражающим фактором для новой американской администрации стала Северная Корея. Как известно, Совбез ООН принял несколько резолюций о введении санкций против КНДР, обязательных для исполнения всеми государствами-членами ООН. Пекин и не пытается оспаривать резолюции, выполняя предписанные санкционные действия против своего соседа. Однако Вашингтону мало санкций ООН, он ввёл против Пхеньяна дополнительные санкции и требует, чтобы другие страны тоже в них участвовали, угрожая вторичными санкциями тем, кто откажется идти в фарватере США.

Пекин категорически против односторонних санкций США в отношении КНДР, справедливо полагая, что последняя используется Вашингтоном в качестве средства давления на Китай. Китайские компании и китайские чиновники сохраняют определённый уровень отношений со своим северокорейским соседом, не нарушая решений ООН. Вашингтону с его «индивидуальной» санкционной политикой это не нравится, отсюда угроза вторичных санкций в отношении китайских юридических и физических лиц.
В сентябре 2016 года под санкции попала компания Dandong Hongxiang Industrial Development Co Ltd, обвинённая американской стороной в оказании финансовой помощи КНДР и проведении торговых операций, которые способствуют развитию ядерной программы Северной Кореи. В отношении компании ZTE Вашингтон заявил, что она подозревалась в продолжении поставок телекоммуникационного оборудования в Северную Корею. Похожее расследование Министерство торговли США ведёт в отношении Huawei, крупнейшей в мире китайской телекоммуникационной компании, добиваясь от неё предоставления документации по поставкам в Иран, Сирию, КНДР, Судан и на Кубу.

В июне 2017 года Министерство финансов США объявило о введении санкций в отношении китайского Bank of Dandong, штаб-квартира которого расположена у границы с КНДР.
23 февраля 2018 года США объявили о введении санкций в рамках противодействия ядерной и баллистической программе Северной Кореи, которые коснутся 27 судоходных и транспортных компаний, 28 судов и одного физлица. Фигуранты списка – из КНДР, Китая, Сингапура, Тайваня. Поводом для этих ограничений стали нелегальные поставки топлива Северной Корее, хотя перед этим китайская таможня обнародовала данные, согласно которым в предыдущем месяце из Китая в КНДР не поступило ни капли мазута, нефти или бензина.
Одной из наиболее зловещих угроз Вашингтона в адрес Пекина стало сделанное в сентябре 2017 года заявление министра финансов Стивена Мнучина, который предупредил, что если Китай будет нарушать санкции в отношении КНДР, то Вашингтон может отрезать Пекин от финансовой системы США и «международной долларовой системы». Угроза министра финансов США не прошла незамеченной. Отрезать китайскую финансовую систему от международных расчётов – это уже не точечные и не вторичные санкции. Это полномасштабная экономическая война, которая захватит весь или почти весь мир. Напряглась даже Европа. Британский экономист Джефф Томас заявил, что экономическая война с Китаем приведёт к катастрофическим последствиям для мировой экономики, а для США станет, по сути, экономическим самоубийством.

Пекин, естественно, реагирует на угрозы. Такой реакцией стала, например, разработка систем платежей и расчётов, альтернативных СВИФТ. В 2015 году Китай запустил платёжную систему CIPS (Cross-Border Interbank Payment System), предназначенную для осуществления международных расчётов в китайских юанях. К началу работы системы в её составе насчитывалось 19 прямых участников – китайских банков и банков иностранных, имеющих отделения в Китае. Кроме того, членами CIPS стало 176 организаций со статусом непрямых участников – 38 национальных и 138 зарубежных коммерческих учреждений. Непрямые участники представляли 50 стран и юрисдикций с шести континентов мира. Китайские СМИ сообщили, что в конце марта сего года Народный банк Китая, осуществляющий общее управление проектом CIPS, приступил ко второй фазе реализации проекта, когда будет обеспечено повышение скорости операций, произойдут снижение издержек и переход на круглосуточную работу, будет расширен круг участников.

Вместе с тем CIPS не страхует китайские компании и банки от блокировки транзакций, осуществляемых в долларах США. В международных расчетах Китая доллар всё ещё остаётся валютой № 1, юань занимает второе место. На XIX съезде КПК осенью 2017 года и на сессии ВСНП в марте 2018 года китайские партийно-государственные лидеры неоднократно заявляли, что важной задачей Китая является интернационализация юаня. Думаю, однако, что с учётом вероятности перерастания торговых противоречий Вашингтона и Пекина в экономическую войну более актуальной является де-долларизация китайской экономики и международных расчётов КНР.
Post Scriptum. Эта статья была завершена, когда 20 мая вице-премьер Госсовета Лю Хэ, находясь в Вашингтоне, заявил, что Китай и США достигли договорённости, согласно которой торговой войны между ними не будет. Данное сообщение не изменило моей оценки перспектив отношений двух стран. Во-первых, достигнутая договорённость представляет собой лишь политическую декларацию (договариваться об отказе от повышения пошлин по тем или иным товарным группам гораздо сложнее). Во-вторых, противодействие сторон из сферы торговли может перейти в другие сферы.

Китайская сторона предложила пакет мер по сокращению дефицита торгового баланса между двумя странами на 200 млрд. долл. в год. Полагаю, однако, что в обмен на эти торговые уступки Пекин будет требовать более свободного доступа китайских капиталов на американский рынок.
США и Китай – две крупнейшие экономические державы, которым на одной планете тесно. Конкуренция, незаметно переходящая в торгово-экономическую войну, является сутью их отношений. Лозунги «социализма с китайской спецификой» не могут заслонить того, что на самом деле перед нами «империализм с китайской спецификой», когда вывоз капитала становится преобладающим по сравнению с вывозом товаров (в терминологии Ленина). Китай подошёл к такой точке развития, и в ближайшие годы мы будем наблюдать замещение экспорта китайских товаров экспортом китайского капитала. А пока борьба двух экономических сверхдержав не носит лобового характера, одним из её средств выступают вторичные санкции США против китайских банков и компаний. И отказываться от них никто не собирается.

Валентин Катасонов, ФСК
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Торговой войны США с Китаем не будет, — Пекин выиграл
Источник: https://news-front.info/2018/05/24/torgovoj-vojny-ssha-s-kitaem-ne-budet-pekin-vyigral/

Редкий случай: документу уже скоро неделя, а споры вокруг него продолжаются — что эта загадочная бумага значит и кто победил в торговой войне, США или Китай? Но в итоге международный консенсус сложился. Вот типичный заголовок в Washington Post: «Переговоры с Китаем вели любители». А никак не профессионалы. Любители — это с американской стороны, конечно; на другой стороне все было наоборот.

Речь об опубликованном в прошлую пятницу заявлении США и Китая о том, что торговой войны между ними — двумя крупнейшими экономиками мира — не будет. Таким стал итог очередного раунда переговоров в Вашингтоне, куда приезжал китайский вице-премьер Лю Хэ.
А начиналось все, напомним, с того, что США пригрозили обложить таможенными тарифами и прочими ограничениями китайский импорт стали, алюминия, потом дело дошло до хай-тека… Китайцы ответили тем же, наложив санкции на американскую сельскохозяйственную продукцию: мясо, соевые бобы. Счет пошел на сотни миллиардов долларов. Правда, звучали только угрозы: «если вы введете тарифы на этот товар, мы введем их на тот».
Мировые товарные и фондовые рынки затрясло. Прежде всего потому, что было понятно: спор не пустяковый, для США ситуация отчаянная. Американская торговля с Китаем свелась в прошлом году с дефицитом в 375 миллиардов долларов по данным США и в 276 миллиардов по китайской версии. Америка проигрывает в торговле со многими странами, но Китай в этом плане лидирует.

Речь идет о существовании США как экономики. Дефициты в торговле, не говоря о таковых в бюджете, нарастили долг Штатов до 21 триллиона, и счетчик продолжает работать. Как будет выглядеть финансовый крах страны, которая печатает доллары и только поэтому еще существует, никто не знает. Никто также не знает, в какой момент это произойдет. Так что тарифное нападение одной державы на другую случилось не по вредности характера президента США, а по вполне объяснимым причинам.
И вот мы читаем в том самом заявлении: все позади. Будет не торговая война, а дальнейшие переговоры. Что, конечно, понятно: стороны — обе — настолько сильно пострадают от тех мер, которыми несколько месяцев грозили друг другу, что обе напуганы. Дальше они хотя и будут делать то же самое — воевать, спорить и торговаться, но без первоначально заявленного фанатизма.
Так кто же в итоге победил? С одной стороны, напала Америка, а сейчас отступила. Значит, Китай выстоял. С другой стороны — в том самом совместном заявлении, подписанном по итогам поездки Лю Хэ, говорится: Китай согласен резко повысить импорт из США. В частности, импорт энергоносителей и сельскохозяйственной продукции. Мелькнула цифра в 200 миллиардов долларов в год, затем опровергнутая.

А раз Китай «согласен», значит, это он отступил, а не США. Те в России, кто воспринимал происходившее как битву «наших» с «ненашими», огорчились.
Биржи говорят, что победили обе стороны. В США выросли все индексы — и Dow Jones, и Nasdaq. В Китае начался новый биржевой бум, аналитики признают, что сейчас ни один инвестор не может игнорировать эту реальность.
Но это сегодня. А самая важная часть происходящего касается будущего, то есть фактора времени. Представим себе, что Китай и США исполнят намерения, в общих словах зафиксированные в их совместном заявлении. Но сколько лет для этого потребуется и что за эти годы станет и с Китаем, и особенно с США? То есть, попросту, успеет ли Америка спастись от финансовой катастрофы? Китайской же экономике по итогам вашингтонского раунда ничего (пока) не угрожает, а долга и дефицита в американских масштабах у страны нет.
Ключевой частью столкновения двух гигантов был вопрос китайского хай-тека и интеллектуальной собственности на подобную продукцию. По этой части стороны выступили за «укрепление сотрудничества» (если нечего сказать, используй вот такие фразы). Вдобавок Китай пообещал принять новые законы на эту тему. Но дело в том, что он их так или иначе разрабатывал и обсуждал уже много месяцев, потому что эти законы нужнее всего самому Китаю.

Нельзя не вспомнить, что Дональд Трамп в начале драки требовал отмены китайской правительственной поддержки высокотехнологичных производств. То есть открыто предлагал Пекину отказаться от ключевого направления его стратегии на годы вперед. Об этом в итоговом заявлении ни слова. И это все эксперты тоже заметили.
Насчет «уступки» Пекина по части китайских закупок американских товаров: это никакие не уступки. Планы национального развития страны предусматривали увеличение импорта в любом случае, об этом во всех официальных документах говорится уже более года.
Главное же — что сказал Лю Хэ после возвращения в Пекин. Вообще, китайская и глобальная политика явно обзавелись новой звездой: лицо невозмутимого переговорщика Лю сейчас узнаваемо по всему миру. На родной земле он выглядел так же, как в Вашингтоне, — доброжелательным, лишенным эмоций и как бы даже огорченным тем объемом проблем, которые свалились прежде всего на Америку.

Его главная мысль в том, что стороны, договорившись насчет того, что тарифная драка — это не метод, решили теперь приступить к переговорам (только переговорам!) о выравнивании торгового баланса всерьез. Но говорить придется очень долго. Например, о том, что Китай превращается не только в самый большой потребительский рынок мира, а и в очень конкурентную площадку. Все хотят продавать что-то Китаю, в том числе сельскохозяйственную продукцию. Как сделать, чтобы такая продукция из США удовлетворяла китайского потребителя и побеждала прочих по цене? Все как всегда: создадут комиссии, в Пекин поедут теперь американские переговорщики…
А еще Лю кратко, но ясно сказал, что проблема американского торгового дефицита — это проблема всей экономики США и Америке многое придется сделать, чтобы избавиться от дисбаланса своей торговли в целом. Сколько времени это займет, вопрос сложный.
«США хотят, чтобы Китай помог Америке уменьшить дефицит методом плановой экономики. Китай хочет добиться того же рыночными средствами», иронизирует китайское издание Global Times. И добавляет: например, для того, чтобы китайский бизнес мог выбирать и закупать американские товары, США придется шире открыть свой внутренний рынок для китайских компаний. А это опять же вопрос не быстрый.

Что касается «фирменной» идеи Трампа — сделать США поставщиком газа всем и каждому, прозвучавшей и на этих переговорах, то достаточно посмотреть на оценки потребностей Китая в топливе на годы вперед, чтобы понять, что российскому экспорту здесь ничего не угрожает. Китайского рынка на всех хватит. Но США придется построить в Китае громадную инфраструктуру для приемки их газа, а это не месяцы, а годы.

Дмитрий Косырев, МИА «Россия сегодня»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Россия и Китай заменят европейские компании в Иране

Китайские и российские госкомпании надеются неплохо заработать на американских санкциях против Ирана. Они намерены заменить уходящие из этой страны европейские компании, которые не хотят ссориться с Вашингтоном.

Напомним, госсекретарь Майк Помпео пригрозил «сильнейшими в истории санкциями», если Иран не прекратит военную экспансию на Ближнем Востоке и продолжит испытывать ракеты дальнего радиуса действия.
Европейцы понимают, что уступают потенциально выгодный рынок конкурентам из России и КНР, но ничего сделать не могут, потому что иранский рынок при всей его привлекательности ни в какое сравнение не идет с рынком американским. А ведь есть еще американская финансовая система, которая обслуживает, например, 90% транзакций французского нефтегазового гиганта Total.
Китайский нефтяной гигант China Petroleum & Chemical Corp.(Sinopec) в мае прислал в Иран делегацию для завершения сделки на 3 млрд долларов по дальнейшему развитию гигантского нефтяного месторождения Ядаваран, чтобы заменить Royal Dutch Shell, которая решила не рисковать и уйти из Ирана, чтобы не сердить Вашингтон.

Еще один китайский госгигант — China National Petroleum Corp (CNPC) надеется заменить партнера по развитию газового месторождения Южный Парс – Total. Французы объявили о выходе из выгодного проекта опять же из-за американских санкций.
Китайские компании создают совместные предприятия с иранскими коллегами для строительства железных дорог, метро и автозаводов. На улицах Тегерана и столичных рынках уже завоевали популярность дешевая одежда из Китая, посуда, бытовая электроника из Поднебесной, семена подсолнечника и т.д.
Россия, отмечает Wall Street Journal, относится к Ирану как к деловому партнеру более осторожно, но тем не менее существенные деловые связи уже налажены. Россия продает бурильное оборудование иранским энергетическим компаниям, не имеющим доступа к западным технологиям.
Роснефть в прошлом году заключила «дорожную карту» по реализации совместных стратегических проектов в сфере нефтегазодобычи в Иране, общий объем инвестиций в которые может составить до $30 млрд. Еще одна госкомпания – «Зарубежнефть» остается единственной иностранной фирмой, подписавшей в Иране контракт нового типа на добычу нефти. В марте Зарубежнефть подписала контракт на 700 млн долларов на развитие двух небольших нефтяных месторождений, которые надеялись получить британская BP или немецкая Wintershall. Европейцы вынуждены были отказаться от планов, и эти лакомые кусочки достались российским нефтяникам.

Действия российских и китайских компаний показывают, что эффект от американских санкций скорее всего будет не таким сильным, как надеялись в Белом доме. Дело в том, что многие российские и китайские фирмы не так сильно зависят от американской финансовой системы, как европейцы. Это позволяет им спокойно относиться к американским вторичным санкциям, которыми Вашингтон угрожает компаниям других стран, продолжающими работать с Ираном.
В 2010 г. Москва и Пекин поддержали санкции ООН против Ирана. Сейчас, однако, они против возобновления давления на Тегеран. Очевидно предчувствуя неприятности, Тегеран начал менять акцент в бизнесе на Россию и Китай после прихода к власти Дональда Трампа. Не удивительно, что первой столицей, которую посетил главный иранский дипломат Джавад Зариф после выхода США из ядерной сделки, был Пекин.
Кстати, в Вашингтоне к попыткам российского и китайского бизнеса расширить плацдарм в Иране, относятся, на удивление, легко. Майк Помпео заявил журналистам, что Россия и Китай относятся к деятельности Ирана на Ближнем Востоке тоже как к угрозе.
Впрочем, американские санкции, считает WSJ, все же настолько серьезны, что полностью игнорировать их не могут даже российские и китайские компании. По словам госсекретаря, если им придется выбирать между Ираном и Америкой, то они, конечно, выберут США.

Кстати, Вашингтон уже ясно дал понять, что будет наказывать китайские компании, имеющие связи с Америкой, в случае нарушения ими американских санкций против Ирана. К примеру, Минюст США сейчас выясняет, не нарушила ли их Huawei Technologies Co.
Кремль, пишет WSJ, советует российским компаниям, работающим с Ираном, не связываться с Корпусом стражей Иранской революции, которые уже давно находятся под американскими санкциями.
Конечно, работая в Иране, Россия и Китай рискуют вызвать гнев Вашингтона, но отсутствие конкуренции со стороны европейских компаний слишком соблазнительно. Россия видит в ИРИ еще одну платформу для расширения своей нефтяной промышленности на Ближнем Востоке.
Российская торговля с Ираном удвоилась и превысила 2 млрд долларов в 2016 году, в основном, за счет пшеницы и промышленного оборудования.

Китай сейчас является крупнейшим торговым партнером Ирана. Пекин, например, покупает почти треть иранской нефти. В 2017 году торговля выросла на 19% по сравнению с 2016 г. и составила 37 млрд долларов. Пекин видит в Тегеране партнера для проекта «Один пояс, один путь».

Сергей Мануков, «Expert Online»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Китай вооружается авианосцами для торговой войны с США

В китайской печати разгорелся спор военных аналитиков по поводу ядерного перевооружения страны.

Сначала была публикация в гонконгской газете о том, что Пекин невиданно ускорил разработку ядерного оружия нового поколения, проводит в среднем до пяти испытаний в месяц, значительно обогнав по этой части США. Тестирования проводятся, конечно, в виде симуляции взрыва, для чего используются газовые пушки, так называемые импакторы и суперкомпьютеры. Реальные взрывы сегодня — это разве что для Северной Кореи, да и та от них вот-вот откажется. Но так или иначе речь у автора публикации идет о создании нового поколения ядерных вооружений, вдогон и перегон США.
В ответ военный эксперт пекинского издания сообщил: пять испытаний в месяц — это невероятно много, а главное — не очень нужно. Все проводят такие лабораторные пуски — Россия, США, Великобритания, Франция и Китай, и не только для разработки оружия «нового поколения», но и ради уточнения, не выходят ли из строя существующие заряды (у них ведь средний срок жизни — 30 лет).
И самое главное: Китай, напоминает пекинский специалист, обладает наименьшим количеством боеголовок из всех пяти перечисленных «официальных» ядерных держав и не намерен никого по этой части обгонять.

Здесь надо добавить, что начавшая дискуссию гонконгская газета — англоязычная South China Morning Post, владелец которой — звезда китайского бизнеса Джек Ма (создатель группы «Алибаба»).
А из Пекина отвечала центральная пресса — англоязычная Global Times, а потом и флагманская «Жэньминь жибао». То есть перед нами авторитетная поправка, с общим смыслом: да, работы над ядерными боеголовками ведутся, но не надо преувеличений — все как обычно.
Но как всегда в таких случаях, подобные перепалки только обостряют интерес публики к теме в целом. А именно — к заметному росту китайской военной мощи.
Кстати, пекинские СМИ публикуют очень подробные материалы насчет создания китайского авианосного флота. Тем более что авианосец — он большой, его не скроешь, и как раз сейчас он ходит по южным морям у китайских берегов. Проходит первые испытания.
Сообщается, что по итогам тестирования авианосец «Ляонин» достиг «системной боевой готовности», может формировать авианосную группу и делать что требуется, в том числе работать в ночных условиях (летчики только что провели тренировку). В целом у Китая теперь два авианосца, третий строится и будет технологически более совершенным.
И главное, что говорит китайская пресса: стратегические потребности страны диктуют ей необходимость иметь три-четыре авианосные группы. Что и будет достигнуто, согласно большинству источников, к 2025 году.

Стратегические потребности — это самое интересное в историях как с ядерными боеголовками, так и с авианосцами. Суть дела здесь в том, что Китай начал программу перевооружения примерно в то же время, что и Россия, причем весь процесс идет при постоянных консультациях Москвы и Пекина. И причины, по которым это делается, у Москвы и Пекина одинаковы.
Жесткий нажим США, стартовавший примерно в 2012 году, шел не только против России. То же самое происходило и происходит с Китаем. И если ключевым рычагом для нажима на Россию служит Украина, то для Китая это спорные территории в Южно-Китайском море. Кстати, именно поэтому Пекин делает упор на создание авианосного флота и уже во вторую очередь работает с ядерными боеголовками. Российская программа перевооружения иная, поскольку у нас иная ситуация.
На днях был очередной заход военных кораблей США в спорные воды: отгоняли их китайские истребители. Все было как всегда — за исключением того, что рядом как раз выходил на первое полноценное испытание «Ляонин».
И кстати, тут есть еще один аспект. На днях свою фирменную непредсказуемость продемонстрировал президент США Дональд Трамп, пытающийся силой заставить Китай покупать больше американских товаров, чтобы выровнять убийственный для США торговый баланс.
Совсем, вроде бы, недавно (20 мая) второй тур американо-китайских переговоров привел к соглашению, что торговой войны не будет, ни одна сторона не введет на товары другой запретительные пошлины. И вдруг непредсказуемый Трамп сообщает: нет, пошлины будут. На товары общей суммой в 50 миллиардов долларов — список будет опубликован 15 июня. И санкции против китайских компаний, касающиеся высоких технологий, тоже применят. О чем бы раньше ни договаривались.

Как в этой ситуации вообще иметь дело с США? Конечно, переговоры так и будут тянуться, стороны продолжат вымогать друг у друга уступки, потом Америка опять откажется от своего слова.
И понятно: если игра идет настолько жесткая, то с ядерными зарядами нужного уровня, и еще с авианосцами, играть в нее как-то спокойнее.

Дмитрий Косырев, МИА «Россия сегодня»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
«Чудовищная угроза», — США начали шпионскую войну с Китаем

Не торговая война, так шпионская. США озаботились растущим шпионажем со стороны Китая. Судят за это собственных граждан и видят везде китайские «жучки». Даже поездка Дональда Трампа в Сингапур превратилась в шпионский триллер.

Полномасштабная торговая война Америки с Китаем пока откладывается: Пекин заявил о жестких и незамедлительных ответных мерах в случае чего. Так что США сосредоточились в этом смысле на европейцах и собственных соседях. Но политического противостояния двух держав – западной и восточной – никто и не думал отменять. Более того, оно нарастает и захватывает все новые сферы человеческой деятельности. Буквально на наших глазах разворачивается настоящая эпическая шпионская «сага».
Стало известно, что Белый дом и прочие ответственные ведомства поручили сотрудникам американских спецслужб уделить ключевое внимание предотвращению попыток шпионажа со стороны Поднебесной во время встречи Дональда Трампа и Ким Чем Ына в Сингапуре. Боятся слежки по-серьезному: агентам приказано предотвращать попытки китайских разведчиков нанимать осведомителей в ресторанах и барах. Помещения, где планируются переговоры лидеров, будут надежно защищены от прослушивающих устройств, вплоть до установки специальных тентов.
В инструкциях говорится, что «жучки» могут быть вмонтированы в, казалось бы, безобидные подарки, украшения, удостоверения, кредитки и пластиковые карточки отелей. Американским чиновникам также рекомендовано вынимать аккумуляторы из мобильных телефонов: в противном случае они станут объектом наблюдения и прослушки. В общем, все как в фильмах про Джеймса Бонда, только в реальной жизни. Под такие повышенные если не сказать беспрецедентные меры безопасности подведена соответствующая информационно-идеологическая база. Мол, КНР ведет мегаактивную шпионскую деятельность против Соединенных Штатов. Представитель Национальной контрразведки Дин Бойд не стесняется в выражениях: «Китай остается наиболее агрессивным актором шпионажа и использует все более сложные технологии для достижения своих целей». Что это, если не шпиономания в довольно тяжелой форме?

Уже ведь доходило до курьезов во время визита Трампа в Пекин. Тогда принимающая сторона подарила членам американской делегации сувенирные булавки. Но сотрудники службы безопасности строго-настрого запретили чиновникам заходить с этими «побрякушками» на особо охраняемую территорию. А вдруг и они нашпигованы «жучками»? Нет, соблюдать меры предосторожности, конечно, необходимо, тем более в рамках такого серьезного и, возможно, даже исторического события, как саммит США-КНДР. Китай ведь, как главный игрок в регионе, не может оставаться безучастным к договоренностям американского и северокорейского лидеров. Слишком велики ставки и риски. При этом экстраординарные антикитайские «заградительные меры» демонстрируют окончательную потерю доверия между Вашингтоном и Пекином.
Есть и другие (помимо сингапурского) яркие эпизоды, демонстрирующие отсутствие взаимопонимания и шпионскую войну между сторонами. Американская пресса пишет, что от шпионажа со стороны Китая страдают не только гражданские чиновники США, но и военные. Согласно публикациям в СМИ, в начале года китайцы взломали компьютеры компании, которая сотрудничает с военно-морским центром управления подводными лодками в Род-Айленде. И – внимание! ¬– похитили 614 гигабайт совершенно секретной информации о суперпродвинутых проектах. Сейчас в Вашингтоне ломают голову над тем, как избежать неприятных сюрпризов исходя из того простого факта, что стратегия США в случае военного конфликта с Китаем предполагает приоритетное использование как назло именно подводного флота.

Но и это не все. Присяжные признали экс-сотрудника госдепартамента США Кевина Мэллори виновным в шпионаже в пользу Китая. Этот человек, свободно владеющий китайским языком, передавал вероятному противнику документы под грифами «совершенно секретно» и «секретно». Теперь ему грозит пожизненное заключение. Этот процесс рискует стать показательным. Тем более что высокие чиновники, такие как директор ФБР, буквально один за другим заявляют о высочайших рисках, связанных со шпионажем Китая. И тут вообще-то есть рациональное зерно, хотя общая ситуация напоминает нездоровый шпионский синдром. Не секрет, что китайские общины в разных странах мира имеют очень большое влияние и весьма серьезные возможности. Не исключение и США, в которых не только проживают миллионы китайцев, но многие из них и работают на ответственных должностях. С этой проблемой придется что-то делать. Тут вряд ли ограничишься пропагандистским кино или антикитайской литературой, заполняющей книжные полки американских магазинов.

Сергей Ильин, радио Sputnik
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
В США разоблачили китайского шпиона Конфуция

Вроде бы великий китайский философ Конфуций, основоположник нынешней китайской цивилизации, должен быть последним в мире персонажем, который сегодня мог бы волновать Америку. Однако в сенате на этой неделе состоялись слушания если не лично насчет философа, то по поводу работающих на американской территории китайских Институтов Конфуция.

Их устроил большой ненавистник Китая, сенатор-республиканец Марко Рубио. Тот, который довольно всерьез претендовал на пост республиканского кандидата в президенты. Общий смысл происходящего — что Институты Конфуция надо не только объявить иностранными агентами, но и попросту закрыть все до единого, поскольку они угрожают национальной безопасности США.
Тут стоит посмотреть на общую ситуацию, в которой оказалась сейчас Америка. Евросоюз всерьез решил начать с ней торговую войну в ответ на объявление такой же американской войны Евросоюзу (и вдобавок Китаю, и многим другим). Иран, который Америка решила заново подвергнуть санкциям, приглашен почетным гостем на саммит Шанхайской организации сотрудничества в китайском городе Циндао — и можно не сомневаться, какими окажутся ключевые решения саммита. Там речь будет идти прежде всего насчет тех самых торговых войн, которые на самом деле не такие уж торговые. Они — судорожная попытка остановить уход США на вторые позиции в мире.
Далее: если встреча Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына в Сингапуре состоится, то неизбежны будут разговоры о том, сколько от нее выиграл именно Ким. Выигрыш США, каким бы он ни был, будет воспринят как должное.

И так далее по всему глобусу. Но в истории с Институтами Конфуция речь идет уже не о международной, а о внутренней политике — о том, что сегодня в США появилась масса желающих увидеть китайца под каждой кроватью. Примерно так же, как в предыдущие эпохи под кроватями обнаруживали русских.
Список обвинений против этих финансируемых китайскими властями культурных центров довольно длинный, но Марко Рубио выбрал в качестве главного самый простой пункт. Центры вербуют — или, допустим, могут вербовать — американцев и прочих обитателей США, чтобы те шпионили на Китай.
Весь список претензий к Институтам Конфуция получается довольно длинным, но сводится дело попросту к культурному влиянию Китая на американское общество.
Поэтому речь идет о том, как США способны давать отпор китайскому глобальному культурному влиянию. В том числе на своей территории.
Признаем очевидное: быть сегодня китайцем куда лучше, чем 100 лет назад, когда Китай экспортировал по всему миру множество голодных людей, готовых браться за любую работу. Сегодня китайские товары есть на полках во всех магазинах, фильмы — во многих кинотеатрах, и на множестве континентов мы видим дороги, порты, здания, сооружаемые при помощи китайского капитала, по большей части для торговли опять же с Китаем. Не говоря уже о военной мощи и прочем. Понятно, что сегодня всем интересно, что это за культура, которая произвела на свет такое чудо в исторически довольно краткий срок. И вот уже в 140 странах мира работают около 500 Институтов Конфуция.
В США их более 100, располагаются по большей части на территориях университетов. У каждого по два директора — китайский и американский. Учат языку, живописи (допустим, изобразить листья пиона акварельными мазками, причем преподаватель этого искусства — американец). Кухне, танцам, музыке… да, а в отдельных случаях и философии. В конце концов, «учитель Кун» действительно высказал множество мыслей о том, каким должно быть идеальное общество и как им следует управлять. Сегодняшняя политическая система Китая и еще ряда стран вполне «конфуцианская», хотя не все готовы это признать.

Но прежде всего важен язык. Эпоху назад образованный американец учил, допустим, французский. Сегодня в самом Китае находится около 20 тысяч американских студентов. Все знают, что с китайским языком в нашем мире не пропадешь. И такое же обучение происходит на американской территории, и далеко не только на деньги китайского правительства. И даже если экстремисты типа Рубио закроют Институты Конфуция, учить китайский американцы не перестанут. В конце концов, существует программа, финансируемая Пентагоном, — изучать «стратегически важные» языки. Она называется образовательной программой по национальной безопасности. В ее рамках только штат Аризона получил 450 тысяч долларов в последние полтора года на китайские курсы.
Так же, как «распространения китайской культуры», в США боятся и китайского англоязычного телевидения, которое отлично работает по всему миру, в том числе в Америке. Так же боятся научных исследований.
И наконец — Тибет. Годами американская пропаганда объясняла жителям США, что Тибет оккупирован и угнетается Пекином. Институты Конфуция же дают американцам иную информацию про историю и современность Тибета. У людей появляется возможность выбора фактов и мнений.
Итог: Институты Конфуция обвиняют в том, что они «душат академические свободы». То есть свобода — это писать об угнетенном Тибете. А если наоборот, то этого делать нельзя, свобода подавляется.
…Вообще Запад пока не решил, что делать с возросшим китайским цивилизационным влиянием — закрываться от него «идеологическим занавесом» или конкурировать по-честному.

А мы можем просто оценить иронию. Еще совсем недавно речь шла об экспорте американской идеологии в Китай. Сегодня они боятся китайского идейного импорта.

Дмитрий Косырев, МИА «Россия сегодня»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Кто выигрывает в китайско-американской торговой войне?

Логика в торговых войнах — как в настоящих: если кто-то не проявил первым готовности уступить, начинается эскалация. Пока распри между Китаем и США идут как раз по этому сценарию. Сначала Трамп принял решение обложить налогами импортируемые из Китая товары на сумму $50 млрд. Так, 6 июля вступит в силу указ о взимании дополнительных импортных пошлин в размере 25% с 818 наименований китайской продукции на сумму $34 млрд. Такие же меры в отношении еще 284 наименований китайской продукции (общая стоимость — $16 млрд) отложены на некоторое время. Видимо, чтобы посмотреть, подействует ли первая волна жестких ограничений.

Китай отреагировал, что называется, зеркально, обнародовав спустя несколько часов после американских заявлений свой список из 659 наименований товаров из-за океана, на которые будут введены ответные пошлины в размере 25%. Здесь тоже было заявлено, что на 545 наименований продукции США, в том числе сельскохозяйственные товары, транспортные средства и морепродукты на сумму порядка $34 млрд, пошлины вступят в силу 6 июля этого года. Дата введения пошлин на энергетику, продукцию химической промышленности и медицинское оборудование будет известна позже.
Трамп в свою очередь поручил подготовить список китайских товаров на сумму $200 млрд для последующего введения дополнительных пошлин в размере 10%, в случае если «Китай откажется менять свой подход [к торговле], а также продолжит настаивать на введении дополнительных пошлин, о которых он недавно объявил».

Так нечестно
Разумеется, как во всякой войне, стороны предъявляют свою аргументацию, пытаясь выставить противника злодеем и обманщиком. Так уж повелось с каменного века, когда племя, прежде чем обрушить дубинки на головы недругов, хором выкрикивало претензии и оскорбления, выслушивая встречные обиды и брань. После чего начинали дубасить друг друга.
Трамп еще в период борьбы за президентство неоднократно заявлял, что ему не нравится дефицит в торговле с Китаем, достигающий, по его словам, $500 млрд в год. Главный слоган начальника вашингтонской администрации: «Торговая практика Китая нечестная». В общем, для человека с улицы, озлобленного своими материальными проблемами, этого достаточно. А тем, кто хочет получить более подробные комментарии, поясняют, что, мол, нечестность китайцев заключается в принуждении американских компаний к передаче технологий и интеллектуальной собственности китайским партнерам. Что в общем-то является распространенной мировой практикой.
Китайцы в свою очередь обвиняют США в применении «устаревших практик».
«Развязывание торговых войн в нынешнюю эпоху не соответствует интересам всего мира. Призываем все страны предпринять совместные действия, решительно остановить такие устаревшие и регрессивные практики и твердо защищать общие интересы человечества», — указывается в опубликованном на сайте МИД КНР документе.
«КНР не желает развязывать торговую войну, но в ответ на невыгодные, вредоносные и недальновидные действия американской стороны нам не остается ничего иного, кроме как дать сильный отпор», — заявил в связи с этим официальный представитель МИД КНР.
Главное же обвинение с китайской стороны: США проводят политику сдерживания Китая. И это очень похоже на правду.

Начало
Некоторые эксперты призывают взглянуть на ситуацию, так сказать, трезвым взглядом. «Это еще не торговая война!» — убежден бывший торгпредставитель России в Китае, а ныне глава представительства Сбербанка в Китае Сергей Цыплаков. Основной массив торговых операций сторон, по его мнению, пока не затронут. Слишком большим может оказаться ущерб и для Китая, и для США. Больше это похоже на запугивание друг друга, считает российский экономист.
Китайские эксперты не столь благодушны. Они указывают, что полноразмерное введение пошлин затронет в основном продукцию таких серьезных китайских сфер, как аэрокосмическая промышленность, информационные и коммуникационные технологии, робототехника, промышленное оборудование, автомобилестроение. Правда, признают они, в список не включены такие охотно приобретаемые американскими потребителями товары, как сотовые телефоны или телевизоры.
Для того чтобы вытеснить китайские товары такого массового спроса, придется значительно усилить присутствие японских производителей, а это, во-первых, пробудит нежелательные воспоминания о былой японской экспансии на американский рынок, во-вторых, ударит по карману простого и даже не очень простого американца. К тому же попробуй разберись, где японский телевизор, произведенный в Японии, а где такой же, но собранный в Китае.
Своих, американских, телевизоров не хватит. Придется расширять производство, а для этого опять-таки потребуются дополнительные рабочие руки. Запускать мексиканцев?
А если китайцы ударят по таким американским брендам, как Coca-Cola или McDonald’s? Думаете, не посмеют? Думаю, что могут.

К примеру, в Китае очень популярна сеть американских кофеен Starbucks, которых, по статистике, уже где-то около пятисот. Но когда симпатичное кафе под такой вывеской вдруг появилось в пекинской святая святых — «Запретном городе», бывшей императорской зимней резиденции, народ возмутился и потребовал изгнания некитайского бренда за высокие стены дворцового комплекса. И кафе закрыли в считаные дни.
Или представьте себе, как китайские власти вдруг запретят употребление колы и быстро подсунут народу свой патриотический напиток со своими патриотическими энергетиками. И виски запретят — пусть народ родной «Маотай» пьет. Или, на худой конец, дешевое «Эрготоу».
В общем, много чего можно закрыть и запретить. А там и до эсминцев недалеко. Было же такое, когда англичане под дулами пушек заставили китайцев покупать опиум — чтобы компенсировать свои потери серебра от чаеторговли. История повторяется?

До Луны с Россией
Американский натиск подталкивает Китай к более тесным отношениям с Россией. Так же как и Россию — к дружбе с Китаем. Конечно, у Москвы с Пекином есть более основательные причины дружить и сотрудничать. Но и внешние факторы (в данном случае — американский) со счетов сбрасывать нельзя.
Недаром во время недавнего государственного визита президента России Владимира Путина в Китай особый акцент был сделан на высокотехнологичном сотрудничестве. Председатель КНР Си Цзиньпин пригласил Владимира Владимировича прокатиться на высокоскоростном поезде «Фусин» («Возрождение») в ближайший мегаполис Тяньцзинь. Видимо, намекая, что такие же поезда могут ездить со скоростью свыше 300 км/ч в Казань и обратно. А может, и до Екатеринбурга. «А до Пекина доедут?» — спросил бы гоголевский герой.
До Пекина лучше гонять товарные поезда. Да что Пекин! Речь в ходе визита шла об использовании в китайской лунной программе российских высоких технологий. Забьем на совместную окололунную российско-американскую станцию и будем летать на обратную сторону Луны на китайских кораблях с нашей высокотехнологичной начинкой? Китайцам пока еще есть чему учиться у российских коллег по части космоса, хотя продвигаются они очень быстро.
А если США по чувствительному месту ударят — по финансовым потокам? Китайский финансовый рынок серьезно включен в мировой, тут у США есть рычаги. Но и их применение имеет свои ограничения. Китай — главный «донор» США, вложения КНР в американские ценные бумаги самые весомые — свыше триллиона долларов.
А двустороннюю торговлю с Россией можно потихоньку переводить на национальные валюты. Правда, есть подозрение, что это, скорее всего, будут китайские юани, как более стабильные. Недаром они уже оказались в корзине мировых резервных валют. Хотя в приграничных торговых операциях и рубли используются.

Есть у России и другая валюта — нефть и газ. А поскольку в китайском Минкоммерции заявили, что прежние договоренности с США из-за взаимных пошлин аннулируются, то и экспансия американских энергоносителей на китайский рынок тоже не состоится. Россия же, соответственно, может увеличивать свои поставки. Поэтому у «Газпрома» и «Роснефти» будет хороший повод поднять с китайскими коллегами рюмки с добрым «Маотаем». Или что они там пьют по таким случаям?

Андрей Кириллов, ТАСС
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Трамп сделал нереальное: Пекин, Токио и Дели объединяются против Вашингтона

Стратегия Дональда Трампа, который с помощью угроз, санкций, тарифов и дипломатического давления на другие страны надеется «сделать Америку великой снова», начинает трещать по швам.

Мало того что главные противники США в глобальной торговой войне — Китай и Евросоюз — не собираются складывать оружие, но теперь и близкие их союзники из Азиатско-Тихоокеанского региона начинают сколачивать антиамериканскую экономическую коалицию. Несмотря на то что ее участники очень сильно не любят Китай и его региональные амбиции, Дональду Трампу удалось добиться невозможного — противники Пекина теперь готовы выступить с ним по одну сторону баррикад. Нынешняя вашингтонская администрация теряет друзей и создает себе новых врагов, и это не может закончиться для нее ничем хорошим.
Американское агентство деловой информации Блумберг сообщает, что 1 июля в Токио состоялась встреча министров торговли 16 азиатских стран, которые находятся в финальной стадии переговоров о создании крупнейшего торгового блока на планете, причем он не будет включать в себя США. Организаторы нового пространства свободной торговли — Китай, Индия и Япония, что не может не беспокоить Вашингтон. Американское экспертное сообщество возлагает большие надежды на Индию и Японию в плане сдерживания Китая в интересах США и на использование традиционных разногласий и конкуренции между Индией и Китаем, а также Японией и Китаем, чтобы «душить Пекин чужими руками».
На практике же получается, что американские союзники в Азии, включая не только Индию и Японию, но и Южную Корею, Австралию и Новую Зеландию, массово меняют свои проамериканские позиции на более прагматичные подходы к внешней политике.

Блумберг цитирует министра торговли Японии, Хирошиге Секо (Hiroshige Seko), который объяснил журналистам, зачем создается новый торговый блок, и даже намекнул на то, против кого собираются дружить азиатские страны: «Путь к подписанию соглашения в конце года стал более открытым. С учетом того, что озабоченность из-за протекционизма глобально растет, важно, чтобы азиатский регион шел под флагом свободной торговли». В переводе с дипломатического японского на русский: американский протекционизм стал настолько серьезной проблемой, что пауки в азиатской банке готовы забыть разногласия и хотят совместно покусать руку дяди Сэма. Вряд ли американцы ожидали подобной реакции, когда вводили тарифы против Индии и Японии.
Примерно ту же позицию, но с другой формулировкой обозначил министр торговли Сингапура: «Перед системой международной торговли прямо сейчас стоят серьезные вызовы. Они работают как дополнительный стимул для нас, для того, чтобы мы добились субстантивного результата переговорного процесса». Как известно, перед системой международной торговли сейчас стоит один большой вызов, у которого есть имя и фамилия — Дональд Трамп. И этот вызов представляется настолько серьезным, что даже бывшие вассалы Вашингтона предпочитают объединить усилия с врагами США, несмотря на риск вызвать гнев бывшей метрополии. У бывших вассалов уже недостаточно страха перед Вашингтоном, они не готовы жертвовать своими экономическими интересами ради того, чтобы «отблагодарить» США за военную или политическую поддержку, а она, кстати, никогда не бывает бесплатной.
Трудно переоценить последствия создания азиатского торгового блока, изначально вообще-то задуманного как «Транстихоокеанское партнерство», где главную скрипку должны были играть США, планировавшие получать главные бонусы. Администрация Трампа похоронила этот торговый пакт, из него специально исключили Китай, чтобы он оказался изолированным на уровне континента и был окружен странами, чью торговую политику определяет Вашингтон. Администрация Трампа посчитала, что бонусы США от этого пакта недостаточно серьезны и что можно получить от Азии еще больше уступок и преференций, если давить на каждую из стран региона отдельно. Результат получился обратный ожидаемому: изоляция Китая сорвалась и теперь он вместе с Индией и Японией работает над созданием торгового блока беспрецедентных размеров и силы — в его границах будет находиться примерно треть ВВП нашей планеты и около половины ее населения.

В практическом плане создание объединения приведет к тому, что американская политика экономического давления столкнется с непредвиденными и очень серьезными трудностями. Например, заградительные тарифы против отдельно взятой страны-участницы будут практически бесполезными из-за возможности свободного реэкспорта определенных товаров через другие страны торгового блока, то есть, например, антикитайские тарифы или будут бесполезными, или их придется распространять на все 16 стран нового блока, включая Японию, Индию, Австралию и так далее. Это вряд ли помешало бы администрации Трампа, но серьезные проблемы начинаются на этапе ответных действий, которые планируются очень болезненными, потому что сразу же лишат американских экспортеров доступа на треть мирового рынка. Каждая из стран — участниц нового торгового союза в той или иной мере уязвима перед экономическими санкциями, которые Вашингтон предпочитает маскировать под видом тарифов, но вместе они — сила, вполне способная нанести американским компаниям неприемлемый ущерб, что радикально меняет соотношение шансов на победу в глобальных торговых войнах.
Очень вероятно, что администрация Дональда Трампа уже чувствует, что перегнула палку в вопросе давления на другие страны. Очень возможно, что «последней каплей» для Индии и Японии могло стать требование Госдепа «свести к нулю» покупки иранской нефти, очень нужной этим странам, неспособным самостоятельно обеспечивать необходимые энергетические потребности. Wall Street Journal сообщает, что американское руководство уже готово отказаться от своих требований и рассмотреть «временные освобождения от санкций» для конкретных стран.

Но скорее всего, этот примирительный жест слишком невыразительный и запоздалый. Акела промахнулся — и есть вероятность, что его съедят бывшие коллеги по стае.

Crimson Alter, РИА Новости
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Торговая война с большими последствиями

О неизбежности торгово-экономической напряженности в отношениях Китая и США.

Начавшаяся между США и КНР торговая война (страны ввели обоюдные торговые пошлины) едва ли закончится быстро. Конфликт такого масштаба, разумеется, выглядит устрашающе, поэтому нас ждут фазы его эскалации и деэскалации, когда будет создаваться видимость возможного компромисса или даже временный компромисс будет достигаться. Но причины торговой войны носят фундаментальный характер и были ясны еще до прихода к власти в США нынешней администрации. Своеобразная манера ведения дел со стороны Дональда Трампа влияет на американскую тактику ведения этой войны, но мало что меняет по сути. Конфликт, если он примет долгосрочный характер (а это наиболее вероятно), может породить кризис, который окажет серьезное трансформирующее влияние на мировую политику и экономику.
Россия может пострадать от возможных в краткосрочной перспективе глобальных экономических потрясений в случае, если последствия американо-китайской торговой войны отразятся на ценах на нефть. Но в целом этот конфликт весьма полезен для России и должен рассматриваться как важная стратегическая возможность. Кризис позволит ускорить диверсификацию экспорта в КНР российской неэнергетической продукции. Он может дополнительно усилить интерес китайцев к ряду возможных направлений научно-технического и промышленного сотрудничества с РФ там, где кооперация с Западом может столкнуться с новыми ограничениями (авиационная промышленность, атомная промышленность, космос, информационные технологии и тому подобное).

Американо-китайский дисбаланс в торговле является в реальности второстепенной причиной начавшейся торговой войны. Поскольку двусторонняя торговля товарами — лишь часть американо-китайских отношений, пусть и важная. Другая составляющая этих отношений — например, присутствие в Китае американского транснационального бизнеса и взращивание аналогичных глобальных компаний — национальных чемпионов в Китае. Только 20 крупнейших американских компаний, присутствующих в Китае, получили там в 2017 году выручку в $158 млрд. США имели значительное ($38 млрд в 2017 году) положительное сальдо в торговле услугами с КНР.
Не менее важны попытки Китая включиться в технологическую гонку по ряду перспективных направлений, например, квантовые технологии, технологии связи 5G и искусственного интеллекта. За счет гигантской мобилизации ресурсов в национальном масштабе КНР рассчитывает стать технологическим лидером по этим направлениям. Техническое первенство в этих бурно развивающихся отраслях дает, в свою очередь, возможность играть главную роль при выработке соответствующих технических стандартов.
Конфликт был неизбежен из-за несовместимости долгосрочных целей и моделей развития двух стран. Времена взаимодополняемости, когда Китай развивался за счет поставки низкотехнологичной и трудоемкой продукции, а также сырья на рынки развитых стран, прошли. КНР использует преимущества своей политической и экономической системы для рывка вверх в цепочках стоимости, скупки технологий, источников сырья и мировых брендов и захвата рынков. Эта экспансия финансируется за счет мобилизации ресурсов крупнейшей (по паритету покупательной способности) экономики мира и огромных накоплений, возникших за десятилетия быстрого экономического роста.

Многие из этих составляющих китайской политики развития были ясно видны еще с конца 1990-х. Ранее они не вызывали столь решительной реакции США по нескольким причинам. Во-первых, до начала 2010-х в Соединенных Штатах преобладала идеологическая вера в неизбежную в перспективе трансформацию китайского режима, в результате которой там будет установлена демократия, а внешнеполитические амбиции и способность к реализации суперпроектов будут утрачены. Во-вторых, вплоть до относительно недавнего времени в мире преобладали весьма пренебрежительные оценки китайского потенциала в наиболее перспективных направлениях науки и техники — не верили, что у китайцев может получиться. В-третьих, США слишком долго были скованы своими авантюрами на Ближнем Востоке и в Афганистане, а затем — и попытками выработать реакцию на последствия украинского кризиса и локализовать крайне опасную проблему ядерной программы КНДР.
К настоящему времени у США утрачены иллюзии, что китайская проблема «решится сама». Отношения с Россией перешли в русло вялотекущей конфронтации — нет оснований ожидать в этой сфере ни серьезного прогресса, ни резкой эскалации, которая не отвечает интересам ни одной из сторон. Исламское государство (ИГ, организация, запрещенная в РФ. — ред.) разгромлено. Ядерная проблема КНДР, вероятно, будет не решена, но заморожена благодаря отказу Пхеньяна от новых ядерных испытаний и испытаний межконтинентальных ракет. Теперь на долю Трампа выпадает решение главной мировой проблемы, от которой будет зависеть политическое и экономическое положение США в мире. Целью США является либо сломить Китай и заставить его отказаться от попыток изменить свое место в мировой системе разделения труда. Если это не получится, США придется перейти к жесткому сдерживанию Китая, выдавливая китайские компании с рынков, ограничивая их доступ к технологиям, закрывая им инвестиционные возможности — всё это в сочетании с эскалацией военно-политического давления. Оформление этого нового курса растянется на годы, учитывая масштабы двусторонних связей, но их вектор, проявлявшийся уже при правлении Обамы, будет сохраняться.

Василий Кашин, газета «Известия»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Почему торговая война с Китаем – самострел для США

Руководство США всё же ввело пошлины на китайские товары стоимостью 200 млрд долларов. С учётом первого пакета пошлин под запретительными таможенными тарифами окажется более трети китайско-америнканской торговли. Если учесть ответные меры со стороны КНР, о которых Пекин уже официально заявил, то под прицел торговой войны попадает большая часть товарооборота двух крупнейших экономик мира.

МИД КНР назвал решение Белого Дома «экономической травлей», а саму торговую войну – битвой между одно- и многополярным мироустройством, между протекционизмом и свободной торговлей. Министерство коммерции КНР заявило, что введение пошлин неприемлемо. Позиция Китая по данному вопросу остаётся прежней: Поднебесная не хочет бороться с торговлей, но и не боится этого.
Председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что мир видит большие перемены, которых не было в последние сто лет. Одновременно власти советуют китайским СМИ избегать агрессивной критики американского президента.
South China Morning Post сообщает, что окончательный список пошлин будет опубликован после публичных слушаний в конце августа, по предварительным данным, он включает холодильники, мебель и антиквариат. Китайские дипломаты и торговые представители надеялись на «перемирие» в торговой войне, но тарифы Трампа сорвали их. При этом, отмечает издание, торговая война только начинается, и стороны испытывают в ней друг друга.
Доктор политических наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский рассказал Накануне.RU, что администрация Трампа этот спор из экономических разногласий переводит во внеэкономическую плоскость. Об этом, по словам, эксперта свидетельствует и введение десятипроцентных пошлин, и буквально сегодня появившееся сообщение о том, что Соединённые Штаты хотят создать международную коалицию для противодействия экономической агрессии Китая.

«Такого рода споры должны разрешаться либо в арбитраже ВТО, либо в двусторонних рамках стратегического диалога – там есть разные комиссии, рабочие группы. Судя по всему, этот механизм пока не работает. Все уже по сто раз сказали, что в торговых войнах не бывает победителей, но американская администрация пытается мыслить именно в категориях войны», – отметил эксперт.
Когда Китай вводит ответные меры, именно это почему-то раздражает американскую сторону, видимо, они считают, что Китай вообще не вправе отвечать.
Китайский эксперт и популярный блогер Чжань Хао считает, что Трамп очевидно настроен сделать торговую войну постоянной.
Холодная война Вашингтона и Пекина представляется Чжань Хао весьма вероятной, так как это не идея Обамы или Трампа, а воля американской элиты в целом. И Трамп как руководитель стал выполнять эту волю после года колебаний. При этом вероятность сценария настоящей войны крайне мала – достаточно вспомнить историю холодной войны между СССР и США, когда стратегическое сдерживание не давало начаться вооружённому противостоянию.
Китайский эксперт подчёркивает, что конечная цель Трампа – вывести Китай из глобальной промышленной цепи. Сейчас КНР уже является центром мировой обрабатывающей промышленности, а США не хотят, чтобы в Китае было сосредоточено много производств.
Чжань Хао обращает внимание на то, что хотя у США есть технологическое преимущество, у Китая есть преимущество в развитости производственной цепочки. В США многие вещи даже при технологическом превосходстве не могут быть быстро произведены, поэтому торговая война с Китаем неизбежно отразится на жизни простых граждан Штатов.

Представители американской администрации заявляют, будто торговая война не нанесёт ущерба экономике США, но на самом деле, как считает Владимир Петровский, это не так. Что касается попыток сорвать реализацию программы «Сделано в Китае-2025», то по мнению востоковеда, этого удастся добиться только в случае полного прекращения торговли. А она будет осуществляться, несмотря на санкции и запретительные пошлины.
Американцам не нравится программа «Сделано в Китае-2025» и они пытаются её блокировать. Показательна история со строительством в Китае завода Tesla для производства электоравтомобилей. Вместо того, чтобы импортировать американские автомобили, Китай переманивает к себе производство из самих США, против чего изначально была направлена политика Трампа.
South China Morning Post сообщает, что на американские пошлины Пекин намерен ответить не только симметричными мерами, но и упрощением доступа на свой рынок иностранным инвесторам. Кроме того, с 1 июля Китай сокращает импортные пошлины на автомобили, товары народного потребления и медикаменты. Госсовет КНР издал руководящие принципы, запрещающие местным запрещающие местным органам власти или китайским фирмам принуждать иностранных партнёров передавать технологии – на такую практику как раз часто жаловался Трамп. Также от пошлин освобождено 97% импорта из наименее развитых стран.
Китай пытается действовать совместно и с другими странами, пострадавшим от американских торговых пошлин, создаёт совместную рабочую группу с Евросоюзом. КНР предварительно согласилась разрешить немецкому химическому гиганту BASF построить огромный комплекс в провинции Гуандун с инвестициями в размере 10 млрд долларов и стопроцентной властью над проектом. За стремление к открытию своих рынков Пекин похвалила канцлер Ангела Меркель.

Можно вспомнить и о том, что в конце июня председатель КНР Си Цзиньпин собрал в своей резиденции директоров крупнейших транснациональных корпораций.
В итоге вопрос стоит ни много ни мало о судьбе мировой экономики и глобализации. Руководитель Центра политэкономических исследований Василий Колташов в беседе с Накануне.RU отметил, что в данном случае имеет место именно таможенный протекционизм. Поощрение национальных компаний было всегда, а вот классические таможенные пошлины и ограничения теперь возвращаются. Свободная торговля выгодна Китаю, как отметил эксперт, за счёт импорта в США Китай поддерживает равновесие в мировой торговле и сохраняет роль некоего нового центра.
Как отметил Владимир Петровский, Соединённые Штаты оказались одни против всех. Они ввели пошлины против Китая, против Мексики, против стран ЕС, получили множество встречных исков, которые уже лежат на рассмотрении в ВТО. И Соединённым Штатам надо думать не о том, «как не оказаться в одиночестве против международной коалиции», которая будет защищать правила свободной торговли и нынешние торговые системы, ядром которой является ВТО.
«Недавно опубликована Белая Книга «Китай и ВТО», в которой приведена очень интересная статистика. Был произведён опрос среди членов американской Торговой палаты и там больше 60% опрошенных говорят о том, что они готовы продолжать развивать бизнес с Китаем, из них 80% говорят, что хотят увеличить инвестиции в Китай. Получается так, что администрация Трампа стреляет себе в ногу», – резюмирует Владимир Петровский.

Павел Мартынов, Накануне.RU
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
США и Китай стремительно катятся к схватке. При чем тут мы

В конце минувшей недели президент США Дональд Трамп заявил в интервью телекомпании CNBC, что не исключает введения импортных пошлин на весь (весь, повторим) объем поставляемых из Китая товаров. По словам главы Белого дома, этот объем составляет $505 миллиардов — сумму реально космическую. Это может произойти в случае, если китайская сторона «продолжит предпринимать ответные действия» против американских инициатив по повышению пошлин.

С точки зрения суверенной китайской государственности выглядит все это, конечно, запредельной наглостью. И принятие подобного рода ультиматумов для нынешнего китайского руководства, безусловно, даже технически невозможно.
Но и Трампа понять тоже, в общем-то, можно. Хотя бы потому, что сложившаяся в последние десятилетия в мировой торговле ситуация не просто ненормальна. Для США, еще не так давно с точки зрения деловой политики бывших страной созидателей и пионеров, делавших одну промышленную революцию за другой, в тренде она очевидно катастрофична.
И если все оставлять так, как есть, экономическая — а возможно, и не только экономическая — катастрофа математически неизбежна. Если не в краткосрочной, то в среднесрочной перспективе просто наверняка.
Согласно информации Бюро экономического анализа Министерства торговли страны, дефицит торгового баланса США в 2017 году увеличился на 12,1%, или на $61,2 миллиарда по сравнению с 2016-м — до $566 миллиардов. Это максимальный показатель с 2008 года.
При этом, цитируем Bloomberg, дефицит торгового баланса с Китаем по итогам года составил $375,2 миллиарда (плюс $28,2 миллиарда), с ЕС — $151,4 миллиарда, Мексикой — $71,1 миллиарда, Японией — $68,8 миллиарда, Канадой — $17,6 миллиарда.

Но и это еще не все.
Учитывая сложившуюся в последние десятилетия весьма своеобразную структуру экономики США, это вообще страшно. Просто напомним, что большая часть американского ВВП (вплоть до рекордных 79,4% в 2004 году) создается в отраслях сферы услуг, куда относятся прежде всего услуги финансовые, а также торговля, транспорт и связь. Плюс услуги госучреждений. На долю материального производства (агропром, лесное хозяйство, рыбная промышленность, добывающая и обрабатывающая индустрия, строительство) остается чуть более 20% от ВВП.
Дональд Трамп в американской политике представляет силы, которые считают этот дисбаланс гибельным. И таких в Америке все больше. То, что осуществляет действующий президент США, отнюдь не является выражением его личной «эксцентричной позиции». Напротив, это вполне цельная и системная политика, имеющая своей целью именно выражение насущных национальных интересов Соединенных Штатов.
Но и в Поднебесной, выстроившей экономику во многом за счет политической уязвимости и безоглядной продажности «глобальных элит», уступать тоже не намерены. У китайцев есть свои интересы, которые они долгосрочно реализуют, и внезапно возникший «националист» у власти одного из их ключевых рынков для них выглядит внезапной флуктуацией и помехой, которую они надеются пережить и преодолеть.
Так что схватка великих экономических держав фактически неизбежна. Если, разумеется, к власти в Вашингтоне вновь не придут лояльные глобалисты, что после внутренних реформ Трампа выглядит не слишком-то актуально. А если они и придут, то ненадолго. Поэтому нам, Российской Федерации, просто необходимо понимание, в чем тут наш интерес.
С «глобальными либерально-финансовыми элитами» все просто. Это враг экзистенциальный. Там нас могут пригласить к столу переговоров только в одном качестве — «основного блюда». Справедливости ради, тут никакой «русофобии»: они сожрут кого угодно, включая вырастивших их американцев.
А в нынешней конфигурации «битвы двух национальных элит» наше дело — преследовать исключительно собственные интересы.

И в этом контексте правильная новость, скажем, о российско-китайских отношениях выглядит, например, так: «Китай рассмотрит возможность расширения перечня российских регионов, из которых разрешен экспорт зерновой продукции в КНР. Эта договоренность достигнута в ходе консультаций Минэкономразвития России и Министерства коммерции КНР. Речь идет не о согласовании одного-двух субъектов России, как было ранее, а всех регионов страны — для поставок в Китай пшеницы, кукурузы, риса, сои и семян рапса».

…В схватке орла и дракона медведь исходит из собственной логики.

Дмитрий Лекух, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Американская шпилька на Шелковом пути

Обозреватель «Известий» Наталия Портякова — о том, для чего США затеяли План Маршалла для Индо-Тихоокеанского региона.

Госсекретарь США Майк Помпео обнародовал новую амбициозную внешнеэкономическую концепцию США в Индо-Тихоокеанском регионе. В ней крайне мало конкретики, но общий посыл предельно ясен: Вашингтон намерен всерьез увеличить финансирование проектов в регионе, который США с конца прошлого года принялись обозначать как «Индо-Тихоокеанский» (в противовес традиционному понятию АТР, который не включает Индию).
Обстоятельной выработкой проектов займется американская финансовая корпорация по международному развитию, создаваемая на базе слияния Overseas Private Investment Corporation (OPIC) и одного из подразделений Агентства США по международному развитию. Новая структура получит не только удвоенное финансирование по сравнению с прежним бюджетом OPIC, но и расширенные полномочия — в частности, право приобретать доли в проектах за рубежом, а не просто одалживать партнерам деньги под проценты.
В официальных заявлениях чиновников нет прямого упоминания Китая, но прочитать антикитайский подтекст между строк отнюдь несложно. Ведь новая концепция по усилению экономической составляющей — это логичное продолжение идеи создаваемого под эгидой США стратегического альянса между США, Японией, Австралией и Индией. А этот «союз демократий Индо-Тихоокеанского региона» (каждая из участниц которого хорошо известна своими антикитайскими настроениями) нынешняя американская администрация открыто преподносит как противовес доминированию Китая в обширном регионе Азии. И не только.

Как известно, последние пять лет Пекин активно развивает свой амбициозный транспортно-экономический проект «Один пояс — один путь», который предполагает охватить логистической инфраструктурой десятки стран мира по маршруту древнего Шелкового пути. У проекта уже имеется немало бенефициаров и тех, кто совсем не прочь идти с Китаем одним путем. Достаточно вспомнить выдвинутую Россией в 2015 году концепцию сопряжения Евразийского экономического сообщества с китайским проектом.
Но есть и такие страны (и их немало), отношение которых к этому проекту можно обозначить как «и хочется, и колется». С одной стороны, для большинства развивающихся стран масштабные инвестиции из страны с самым большими в мире золотовалютными запасами совсем нелишни. С другой — у тех, кто уже получил щедрые китайские вливания, растет и недовольство тем, что за свои деньги Пекин еще и «заказывает музыку». Например, привлекает собственную рабочую силу на осуществление разных инфраструктурных проектов за рубежом и лоббирует выгодные преимущественно самому Китаю условия. Неспроста не так давно КНР даже учредила специальный арбитраж по решению споров, возникающих при реализации «Одного пояса — одного пути».
Но в большей степени алармизм в связи с активной китайской экономической экспансией у многих вызывает то, что щедрая финансовая помощь медленно, но верно трансформируется в китайское политическое влияние.
Именно на этих опасениях и пытаются сыграть сейчас США, представляя Америку в качестве альтернативного полюса притяжения для азиатских стран, только абсолютно транспарентного и якобы аполитичного. Как заявил Помпео, «куда бы ни пришла Америка, ей нужно партнерство, а не доминирование». В отличие, согласно очевидному намеку Помпео, от Китая.

Момент для обнародования стратегии выбран примечательный. США и Китай находятся в самом разгаре торговой войны, развязанной Дональдом Трампом под эгидой борьбы за национальные интересы. И вставить очередную шпильку противнику, да еще в том регионе, который Китай традиционно рассматривает как зону собственного влияния, будет как минимум приятно. Не случайно, презентуя стратегию, Майк Помпео как бы вскользь упомянул, что США хотят «мирных резолюций по международным морским спорам». Нельзя счесть это чем-то иным, нежели явной отсылкой к притязаниям КНР на большую часть спорной акватории Южно-Китайского моря, через которую ежегодно проходят товары на сумму более $5 трлн.
Кроме того, после выхода США из Транстихоокеанского партнерства (соглашения о свободной торговле, в котором участвовали еще 11 стран АТР) уверенность в Соединенных Штатах как в надежном экономическом партнере резко пошатнулась. Нынешняя внешнеэкономическая концепция в Индо-Тихоокеанском регионе призвана уверить страны региона, что, невзирая на мантру «Америка превыше всего», США своих партнеров не бросят.
Пока заявления некоторых американских чиновников о том, что новый план США для Индо-Тихоокеанского региона станет своего рода новым «планом Маршалла», выглядят как выдача желаемого за действительное. США пообещали выделить необозначенным странам региона $113 млн на поддержку проектов в цифровой экономике, сферах энергетики и инфраструктуры (хотя к концу текущей недели Помпео дал слово обозначить проекты еще и в области безопасности).
Инвестиции же в рамках проекта «Один пояс — один путь» — уже освоенные и грядущие — оцениваются в триллионы долларов ($62 млрд вливаний получил один только Китайско-Пакистанский экономический коридор). И пока нет уверенности, что США смогут тягаться с китайским капиталом в регионе.

Но звоночек для Пекина тревожный. Тем более попытки самого Китая на фоне торговой войны с США переманить на свою сторону Евросоюз пока не увенчались особым успехом.

Наталия Портякова, газета «Известия»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Китайский ответ. Colonel Cassad

В ответ на целую серию угроз из Вашингтона, Китай дал свой ответ на американские ультиматумы.

- Китай примет ассиметричные меры (симметричные принимать затруднительно ввиду неравновесности взаимного экспорта) в случае повышения таможенных пошлин на китайские товары. Несколько тысяч видов (называется цифра в 5200+) американских товаров будут обложены дополнительными пошлинами от 5 до 20%.
- Китай не откажется от закупки нефти в Иране, так как считает это своим суверенным делом, у кого, как и сколько покупать нефти. США это не касается. С оказией Китай подтвердил, что также он заинтересован в строительстве «Нового шелкового пути», где важную роль будут играть Иран и Турция.
- Китай также поднимет пошлины на американский сжиженный газ, который Трамп не так давно успешно всучил Европе. В этом вопросе можно увидеть наглядную разницу между полной политико-экономической субъектностью и неполной. В отличие от Юнкера, на Пекин угрозы Трампа не произвели впечатления.
- Общая сумма обложенных пошлинами товаров составит 60 млрд. долларов, что наносит серьезный удар по всей структуре поставок американских товаров в Китай, которым будет еще тяжелее конкурировать с китайскими товарами.
- Меры, озвученные Китаем вступят в действие автоматически, как только США сделают свой ход и реализуют угрозу обложить китайские товары на 200 млрд. долларов пошлиной в 25%.

В Белом Доме это прокомментировали в духе «Переговоров о прекращении торговой войны сейчас не ведется».
Китай ясно дает понять, что он готов был пойти на ряд незначительных уступок США, дабы сохранить выгодную для себя ситуацию с положительным сальдо торгового баланса, но попытки США разговаривать с Пекином языком ультиматумов, естественно вызвали совсем другую реакцию. Китай в этом случае готов поднять перчатку и наносить США ответные удары в ходе идущей торговой войны, что прежде всего связано с экономическими ударами по американским корпорациям действующим на китайском рынке. Это касается как различных хай-тек компаний, так и таких промышленных гигантов как «Боинг». Впрочем, Вашингтон пока тоже демонстрирует готовность понести существенные издержки, лишь бы надавить на главного конкурента.
Разумеется, в случае полномасштабной торговой войны, Китай скорее всего потеряет больше, чем США, но в любом случае США понесут существенный экономический ущерб, но что главное — эта торговая война может разрушить сложившуюся еще в XX веке схему, где Китай позиционировался глобальными элитами как мастерская «золотого миллиарда». Ныне же, торговая война между главным гешефтополучателем мировой финансово-экономической системы и главного товаропроизводителя мира, прежде всего разрушает связность и открытость глобальной экономике, чем заколачивает еще один гвоздь в крышку гроба глобалистского проекта.

Вполне понятно, почему Китай сначала пытался договориться. Китай стремится отложить прямой конфликт США по вопросу о мировой гегемонии на 5-7-10 лет, дабы его экономическое превосходство стало еще сильнее, а отставание в вооруженных силах сократилось. Но в данном случае США форсируют события, вынуждая Китай либо уступить, либо принять вызов. Форсируют именно потому, что есть понимание — США и дальше будут слабеть, а Китай будет усиливаться, поэтому лучше начать конфликт сейчас, пока соотношение сил стало совсем невыгодным. Пекин решил принять вызов, что отражает его готовность напрямую конфликтовать с США, если США будут на этом настаивать.
Если Трамп и его окружение не отступят, протекционизм в глобальной экономике может стать основным трендом, а распад экономической основы прежней системы мироустройства будет существенно ускорен.

Colonel Cassad
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Китай экономически ломает США и ЕС

В ответ певцы «рыночной» экономики переходят к прямому политическому закрытию своих рынков для Китая.

Шутка про джентльменов, меняющих правила сразу, как только перестают выигрывать по прежним, уже перестает быть смешной. Да и вообще шуткой она перестает быть тоже. Как бы рьяно они там ни обвиняли Россию и другие страны в недостойном протекционизме, сами они поступают точно также.
Например, все слышали о скандале вокруг китайской компании ZTE, против которой Вашингтон сначала объявил санкции, а потом кинулся отчаянно ее спасать, столкнувшись с последствиями собственных санкций в отношении этой компании для национальной экономии. Правда, сейчас выясняется, что и тут не обошлось без самого обыкновенного рэкета: оказалось, что Вашингтон готов отменить санкционное преследование китайской телекоммуникационной корпорации только после перечисления на счет Министерства торговли США залога в размере 400 млн долларов.
Но как бы там ни было, Трамп уже успел дважды отчитаться перед нацией об успешном спасении главного поставщика процессоров для ZTE – американской корпорации Qualcomm. Но, как сейчас выясняется, есть жизнь официальная, где все красиво и свободный рынок функционирует строго по канонам теории, и есть жизнь реальная, где дело обстоит несколько иначе.
Рынок, безусловно, свободный, и у Минфина США к китайской корпорации больше вопросов нет. Однако на днях Национальный комитет демократической партии США призвал своих сторонников полностью отказаться от использования китайских телефонов сразу после того, как узнал о планах одного из своих территориальных отделений закупить для служебного использования партию китайской продукции.

Мягкой формулировке обольщаться не стоит. Это лишь элемент западной официальной культуры. За исключением очень узкого круга ситуаций, руководство подчиненных обычно только просит, в крайнем случае – рекомендует, но такие просьбы к исполнению обязательны не меньше, чем прямые военные приказы.
В данном случае речь идет об отказе от продукции не только ZTE, но и второго ведущего китайского телекоммуникационного лидера – корпорации Huawei. На собранные в Китае «американские» айфоны запрет не распространяется. Впрочем, внезапно отношение к принципам свободы рынка изменили не только США.
В не меньшей степени это касается и Европы. Там, правда, причина заключается несколько в ином. Евросоюз внезапно выяснил, что если в процесс не вмешаться, то очень быстро все ценное и технологически передовое окажется скуплено китайцами на корню. В особенности государственные органы Евросоюза и Германии озадачились введением запретительных мер после покупки инвесторами из Поднебесной ведущего мирового производителя промышленных роботов — немецкую компанию Kuka AG.
На днях представляющий Францию евродепутат Франк Пруст заявил журналистам, что продвигаемый им закон об ограничении китайских инвестиций в ЕС может быть принят уже до конца текущего года. Нет, сам приток юаней никто останавливать не желает. Инвестиции считаются хорошим драйвером экономического роста. Однако в процесс принятия решений о согласовании сделок теперь получат право прямо вмешиваться государственные органы. Причем не только в стратегических направлениях, но в ряде случаев даже в местные, как у нас такое принято называть, «градообразующие предприятия».
Что интересно – этим (политическим регулированием экономики и инвестиций) занимаются флагманы «демократии» и «рынка». Так что теперь можно уже с полной уверенностью констатировать – эра свободного рынка заканчивается. Учебники по рыночной экономике можно переписывать. Они оставались актуальными лишь до тех пор, пока в этой игре, используя свой административный и силовой ресурс, однозначно выигрывал Запад. Как только золотой миллиард стал проигрывать, там немедленно вспомнили про принципы защиты национальной безопасности, про национальные интересы в экономике и прочие, и прочие совершенно нерыночные вещи, в которых всего два десятка лет назад они с жаром обвиняли нас.

Впрочем, для нас это как раз хорошо. Появляется возможность для возрождения утраченных отраслей промышленности. В особенности в наиболее передовых и наукоемких областях. Хотя дело это и не быстрое.

Александр Запольскис, ИА REX
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Живописец Трамп и обнажённый Китай

Опережающие темпы роста китайской экономики давно остались в прошлом. Поддерживать его при растущем благосостоянии населения Поднебесной возможно только за счёт мощной экспансии в соседние страны, в том числе в Россию, а также за счёт реализации глобальных проектов наподобие инициативы «Один пояс, один путь».

При этом Китаю предстоит ещё и выстоять в беспрецедентной торговой войне, навязанной ему администрацией Дональда Трампа. Многие эксперты считают, что Вашингтон таким образом всего-навсего ответил на политику «Сделано в Китае 2025», провозглашённую КПК. К тому времени, когда в Белый дом снова пришёл республиканец, причин для торгового противостояния США с Китаем накопилось очень много.
И как основную, очевидно, можно выделить завидную самостоятельность китайского юаня, который, несмотря на все усилия Федеральной резервной системы, так и не стал азиатским суррогатом доллара. Более того, юань даже потеснил в качестве региональной резервной валюты японскую иену – традиционную союзницу доллара.
Американских потребителей также перестала устраивать практика подмены относительно качественных китайских товаров аналогами из Малайзии, Вьетнама, Таиланда и других стран региона, давно превратившихся в экономических сателлитов Поднебесной. Вступление Китая в ВТО практически ничего не изменило – все его нормы и правила в Пекине научились обходить с завидной лёгкостью. А внутренний рынок для того же ВТО в Китае попросту закрыли.
Более того, за счёт масштабного кредитования и субсидирования Народным банком Китая компаний-экспортёров сложилась практика, когда китайские долги фактически перекладывались на американских покупателей. И вследствие этого напрямую отражались на объёмах безудержно растущего госдолга США.
В последние год-полтора, президент Трамп, а за ним и американские СМИ почти традиционно живописуют экономическую политику КНР в негативных тонах. И уже мало кто вспоминает такие «мелочи», как регулярные нарушения в Китае прав интеллектуальной собственности и «принудительную передачу технологий». Или же практику поглощения (по сути – экспроприации) иностранных производств, к примеру, в связи с неисполнением инвестиционных обязательств или же их недостаточной локализацией.

Но ни в коем случае нельзя забывать и о том, что в Пекине за последние годы сумели действительно заметно перенастроить свою внешнеэкономическую политику. Причём таким образом, что доля США в китайском экспорте стала достаточно стабильно и неожиданно быстро сокращаться. Многие проблемы и противоречия, которые могли бы решиться сами собой в случае реального отхода Китая от жёсткого госрегулирования экономики, только накапливались.
Вскоре после президентских выборов 2016 года старший научный сотрудник по проблемам международной экономики в американском Совете по международным отношениям Бред Сетсер опубликовал заявление, которое можно назвать программным именно для администрации Трампа:
«Коммунистическая партия Китая не уступила своих позиций в торговле. Партийное руководство по-прежнему твердо контролирует командные высоты китайской экономики прямо или косвенно путем влияния на крупные «частные» компании, которые могут оставаться как частными, так и успешными исключительно благодаря поддержке партии».
И тем не менее, «торговое наступление» Трампа оказалось большой неожиданностью для Китая. Европа тоже испытала от нового американского президента немалый шок, но ради победы в противостоянии с конкурентом с Востока США, по всей видимости, решили вернуться к экономической дружбе с ЕС. Данные о последних контактах Трампа и с европейскими лидерами, и с главой Еврокомиссии Жаном-Клодом Юнкером свидетельствуют об этом вполне отчётливо.
На этом фоне своеобразным дополнением смотрится очень активное цитирование западными СМИ новых идей едва ли не самого старого из мировых политиков – бывшего госсекретаря США Генри Киссинджера. Он, очевидно, вспомнив свой опыт использования как раз Китая для сдерживания СССР, теперь предлагает нечто подобное, но в зеркальном варианте.
А именно — использовать растущую Россию в качестве некоего рычага для воздействия на несговорчивый, а в экономическом плане и вовсе крайне агрессивный Китай. Политик-ветеран именно с таких позиций высоко оценивает итоги хельсинкского саммита Трампа и Путина.
По всей видимости, Киссинджера не смущает даже то, что сейчас под напором Трампа Китай оказался в положении обнажённой натурщицы. Но бывший госсекретарь при этом совершенно не желает принимать в расчёт тот факт, что Россия получает от США всё новые и новые порции санкций, в то время как от Китая – всё новые и новые предложения. Пусть даже не всегда реально России выгодные.

Не так давно китайский лидер Си Цзиньпин пообещал Вашингтону «ответный удар». Но ему сейчас очень сильно мешают снижение темпов экономического роста и не самые надёжные позиции национальной валюты. Она остаётся в подвешенном состоянии из-за колоссальной суммы кредитов и субсидий, выданных Народным банком Китая компаниям-экспортёрам.
Ранее, напомним, Китай довольно легко отбивал любые поползновения США к торговому противостоянию, манипулируя курсом юаня. Сейчас для девальвации тем более не самое подходящее время, так как на рыках отмечается затяжной тренд к снижению стоимости всех видов китайских активов. И самое неприятное для Пекина, что параллельно с этим дорожают американские бумаги.
В минувший вторник стали известны последние официальные данные китайского Национального бюро статистики. Индекс PMI составил в июле 51,2, что на 0,3 ниже июньского показателя. Индекс PMI принято считать ключевым барометром экономики, и именно он свидетельствует о снижении активности производства в Китае, хотя и не слишком существенном.
Ещё одним ударом по китайской экономике могут стать объявленные ещё в конце июня Белым домом планы установить пошлины практически на весь перечень китайского импорта. Общая сумма пошлин, больше похожих на санкции, может составить до 500 миллиардов долларов. Обычно Китай в таких случаях не тянет с жёсткими ответами, но пока ни о какой реакции из Пекина никто не сообщал.
У многих экспертов в связи с этим складывается впечатление, что в Пекине готовятся либо просто сразу выбросить белый флаг, либо всё-таки дождаться каких-то сопутствующих решений Евросоюза. Пока в Пекине поспешили объявить новые меры по стимулированию экспорта, которые фактически сводятся к дальнейшему наращиванию объёмов субсидирования и льготного кредитования.
Если же после этого в Европе в очередной раз предпочтут пойти в американском фарватере, ответные китайские меры могут оказаться настолько же неожиданными, как и жёсткими. Если же ЕС попытается как-то смягчить американский негатив, в разгорающейся торговой войне может даже случиться перемирие.

Очень многое теперь будет зависеть от того, насколько администрация США в сотрудничестве с ФРС готова и дальше позволять всему миру переоценивать доллар, что, вообще-то, ведёт лишь к дальнейшему наращиванию безразмерного американского государственного долга. А также от того, насколько ЦК КПК и Народный банк Китая готовы и дальше позволять европейцам и американцам недооценивать юань.

Алексей Подымов, «Военное обозрение»
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Торговая война США-Китай перекраивает торговые потоки

Последние шаги со стороны США в торговой войне против Китая закрывают путь китайским товарам не только в эту страну, но и в Европу. Однако новый раунд повышения пошлин может задеть за живое и американскую промышленность.

Уже не до смеха…

Президент США Дональд Трамп, так и не добившись от Китая уступок на более ранних стадиях торговой войны и получив зеркальный ответ, планирует осенью повысить импортные пошлины на следующий пул китайских товаров уже не на 10%, как предполагалось, а на 25%. Это повышение затронет китайский экспорт на 200 млрд долларов. При этом в начале недели администрация уже наложила двадцатипятипроцентные пошлины на импорт из Китай товаров на 16 млрд долларов, среди которых такие позиции как полупроводники, продукция химической и энергетической промышленности, медицинское оборудования и ряд других позиций. Они будут применены в ближайшие недели.
В ответ министерство коммерции КНР заявило о том, что 23 августа Китай введет пошлины на американские товары на 16 миллиардов долларов (тогда же начнут действовать введенные США пошлины). Китайская сторона называет свое решение вынужденной зеркальной мерой.
Ранее такие же пошлины были применены Соединенными Штатами к товарам на сумму 34 млрд долларов. А всего под повышение пошлин может подпасть импорт из Китая на 500 млрд долларов.
По мнению экспертов, к которым за комментариями обратился Reuters, 25% пошлин – горазда более эффективный инструмент, чем 10%, чтобы принудить Китай занять выгодную США позицию в торговых переговорах, то есть признать, что страна и ее бизнес вели «нечестную» игру, нарушая, в частности, международные правила использования интеллектуальной собственности. Они полагают, что такое повышение китайские власти не смогут компенсировать субсидиями и девальвацией юаня.
Действия американского президента, раскручивающего спираль торговой войны с Китаем, влияют не только на двусторонние внешнеэкономические отношения, но и на международную торговлю в целом. Международные компании вынуждены пересматривать цепочки поставок, отлаженные годами. Это касается, прежде всего, европейских игроков, имеющих торговые или производственные связи с США.

По данным аналитиков, которые приводит Reuters, от 65 до 80% из первого 34-миллиардного пула товаров, подвергшихся повышенным пошлинам – являются компонентами продукции, поставляемой в США, в том числе из Европы. Так, Китай «держит» 20% рынка электронных компонентов и почти половину рынка печатных плат, которые используются в компьютерах и медицинском оборудовании. Чтобы избежать рисков, компания Siemens, например, начинает поставлять комплектующие в США, где находятся ее заводы, производящие конечную продукцию, со своих европейских, а не китайских производственных мощностей. Однако не все производственные, в том числе высокотехнологичные компании способны перестроить производственные цепочки так же легко, так что следует ожидать, что мировую торговлю еще потрясет.
Впрочем, заявленное Дональдом Трампом очередное повышение пошлин может затронуть и критическую для американской промышленности нишу – поставки младших металлов и редкоземельных элементов. По данным агентства Reuters в список из 6000 товарных позиций, на которые предполагалось ввести 10-процентный таможенный тариф входят 32 из 35 минералов названные «критическими» для экономики и национальной безопасности Департаментом внутренних дел США еще в мае этого года. Скажем, в стране уже давно не производится очищенный висмут – между тем, он необходим для производства многих продуктов: от желудочных лекарств до систем пожаротушения. И китайский висмут составляет 77% импорта этого вещества в США. Американские промышленные круги уже высказывают беспокойство по этому поводу. И, похоже, именно поэтому администрация Трампа пока откладывает обнародование окончательного списка товарных позиций — кандидатов на повышение пошлин в следующем раунде.
Китай со своей стороны заявил о новых шагах в торговой войне – если США продолжат оказывать сильное давление, то он намерен ввести повышенные пошлины от 5 до 25% на импорт из США товаров на 60 млрд долларов. Но главное, отвечая на действия США, китайские власти считают, что «должны поддерживать конечный спрос и искать новые драйверы и направлении развития реального сектора экономики». Соответствующее заявление было опубликовано на сайте правительства страны в пятницу. Китайское правительство относит к мерам поддержки более активную налоговую политику (так, совсем недавно в Китае существенно снизили подоходный налог), закачку ликвидности в банковский сектор и поощрение кредитования реального сектора.
Последние новости с этого фронта: падение импорта в Китай из США по данным Reuters, СПГ в июле с 400 тыс. тонн в мае до 130 тыс. тонн в июле. Почти вдвое сократились поставки американской нефти, с уровня в 445 тыс. барр. в сутки в марте.

Ирина Кириченко, «Expert Online»
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 320
Репутация
1 228
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Министерство иностранных дел Китая выступило с протестом в отношении обнародованного доклада Пентагона о Вооруженных силах Китайской Народной Республики.



«В докладе США относительно военного строительства КНР делаются безответственные высказывания в отношении защиты со стороны Китая собственных территориальной целостности и суверенитета. В связи с этим Китай выражает решительный протест», — такое заявление сделал официальный представитель внешнеполитического ведомства республики Лу Кан.

По его словам, Пекин «никогда не отходил от мирной стратегии развития, руководствуясь мирным вектором национальной оборонной политики»: «Основной целью поступательного развития китайской армии является защита национальной независимости, суверенитета и территориальной целостности. Это законные права суверенного государства, и в этом нет ничего, заслуживающего порицания».

Лу Кан призвал Вашингтон отказаться от мышлений времен холодной войны и рационально оценивать стратегические планы Китая.

В четверг, 16 августа, Министерство обороны США обнародовало доклад о Вооруженных силах КНР, где, в частности, говорилось о том, что на протяжении последних трех лет Народно-освободительная армия Китая расширила зону проведения морских учений, в рамках которых якобы отрабатывает маневры для нанесения удара по объектам на территории США и их союзников.
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Оружие на 1,2 триллиона долларов: как Китай обвалит экономику США

Вслед за Россией от государственных облигаций США избавляется Турция. После того как действия Вашингтона вызвали в республике обвал национальной валюты, Анкара продала этих бумаг почти на четыре миллиарда долларов. Теперь все внимание приковано к Китаю — здесь ущерб от развязанной Белым домом торговой войны исчисляется сотнями миллиардов. У Пекина есть мощное оружие — пакет американских гособлигаций на 1,2 триллиона долларов. Если КНР начнет распродажу, Белый дом не сможет занимать средства на стабилизацию бюджета. Почему все меньше стран хотят кредитовать США и что будет, если вложения в американский долг хотя бы частично сократит Китай?


Россия подала пример
Апрельские санкции и угрозы отключения России от международной системы расчетов и ограничений на сделки с российским госдолгом подтолкнули ЦБ к решительным действиям. За апрель-май Россия продала 85 процентов своего портфеля гособлигаций США: регулятор сократил вложения в трежерис до мизерных 15 миллиардов долларов, хотя еще в начале года сумма превышала 100 миллиардов. Отношения между Москвой и Вашингтоном продолжают ухудшаться — в сентябре ожидаются новые экономические ограничения со стороны США, что сулит российской валюте очередной виток нестабильности.
Параллельно США нанесли удар по Турции. После того как Анкара отказалась освободить подозреваемого в шпионаже американца Эндрю Брансона, Вашингтон вдвое поднял таможенные пошлины на алюминий и сталь турецкого производства. В результате только за несколько дней курс лиры рухнул более чем на 25 процентов, а с января национальная валюта подешевела на 40 процентов.

Турция продала трежерис
«Падение курса лиры — это, без сомнений, четкая и спланированная атака, проведенная крупнейшим игроком финансовой системы», — отметил глава турецкого Минфина Берат Албайрак.
Центробанк страны объявил об экстренных мерах, пообещав обеспечить финансовую отрасль ликвидностью. На это регулятор выделяет порядка 10,5 миллиарда долларов из резервов.
Вместе с тем Анкара планомерно сокращает вложения в государственные казначейские облигации США. В мае Турция располагала пакетом на 32,6 миллиарда долларов, в июне этот показатель уменьшился до 28,8 миллиарда.
И такая политика продолжается уже почти год: в ноябре 2017-го у Анкары было трежерис на 61,2 миллиарда долларов.

Всеобщая распродажа
Таким образом, Россия и Турция выбыли из числа крупных держателей американского долга. Курс на сброс этих бумаг взяли и другие государства. То, что это общий тренд, было понятно уже в первой половине года. К апрелю объем казначейских облигаций США в портфелях зарубежных кредиторов снизился до 6,17 триллиона долларов.
От трежерис избавлялись Мексика, Индия и Тайвань. Второй по значимости кредитор Америки Япония уменьшила вложения на 17 миллиардов до минимума с октября 2011 года (1,031 триллиона).
Наконец, Китай — лидер среди американских кредиторов (1,18 триллиона долларов) — сократил пакет на 4,4 миллиарда долларов.

Внимание на Китай
Наблюдатели не исключают, что Пекин продолжит сброс ценных бумаг. Но это будет уже совсем другая история.
На руках у Пекина почти 20 процентов принадлежащего иностранцам американского госдолга, а любые действия с более или менее крупными объемами трежерис опасны для финансовой системы США и курса доллара.
Торговая война между Пекином и Вашингтоном набирает обороты. Взаимные пошлины, которые начнут действовать 23 августа, усложнят отношения двух стран и могут привести к существенным убыткам для всей мировой торговли. В такой ситуации вероятность того, что Китай воспользуется своим главным оружием, повышается.
Последние несколько лет американские бонды давали Пекину миллиарды долларов доходности. В конце 2016-го — начале 2017-го китайцы уменьшили вложения в госдолг США, чтобы компенсировать укрепление юаня, но с тех пор уже выкупили обратно все, что было продано.

Замедление экономики
Если чаша терпения переполнится и Пекин продаст часть американских долговых бумаг, их стоимость упадет, а доходность резко повысится. Это автоматически увеличит стоимость заимствований для США — и для компаний, и для рядовых потребителей, что подорвет экономический рост. Выпуск долговых бумаг станет для американского правительства все более дорогостоящим мероприятием.
«Экономику начнет лихорадить от повсеместно высоких процентных ставок, что окажет мощный замедляющий эффект», — отмечает Джефф Миллс, главный инвестиционный стратег американской PNC Financial Services Group.
Конечно, резких движений Пекина ждать не стоит — это не в его интересах. Если Китай решит приостановить покупки или продать большой пакет американских облигаций, тотальная паника на рынках гарантирована. Курс доллара снизится, что нанесет ущерб экспортному рынку Китая.
Другое дело, что для удара по американской экономике Пекину достаточно лишь немного сократить вложения в трежерис. А судя по растущим доходностям десятилетних бумаг, в Китае уже начинают использовать этот рычаг.

Наталья Дембинская, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
17 799
Репутация
10
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Китай разгромил американскую разведку. США не могут понять, почему

За два года китайские спецслужбы фактически уничтожили всю американскую разведсеть в стране. Десятки агентов-нелегалов и их информаторов отправились за решетку или были казнены. В Вашингтоне это называют крупнейшим провалом ЦРУ за последние десятилетия, а специалисты не могут понять, на чем и как прокололась разведка. И опасаются, что Пекин поделится полученной информацией с Москвой.


«Медоед» выходит на охоту
По мере того как Китай развивался и превращался в мощную державу, Вашингтон все пристальнее следил за происходящим в этой стране. К концу прошлого десятилетия ЦРУ располагало исчерпывающей информацией о работе китайского правительства. Она поступала прямиком из коридоров власти, куда американцам удалось внедрить агентуру. Некоторые из информаторов были чиновниками, разочаровавшимися в государстве, пронизанном коррупцией. Были и те, кого попросту перекупили.
Но поток разведданных из Поднебесной начал иссякать, и в 2011 году в штаб-квартире ЦРУ осознали очень серьезную проблему: источники информации исчезали один за другим.
Американские спецслужбы создали специальную группу из особо ценных и высокопоставленных сотрудников ФБР и ЦРУ. В строго засекреченном штабе в Северной Вирджинии они анализировали каждую операцию, пристально изучали всех сотрудников посольства США в Пекине — невзирая на дипломатический ранг.
По некоторым сведениям, этой операции присвоили кодовое наименование Honey Badger, что означает «медоед» (он же лысый барсук, или ратель, — редкое экзотическое животное из семейства куньих, бесстрашный и агрессивный хищник, практически не имеющий естественных врагов).

Предательство или взлом?
Рассматривали две основные версии. Первая — в недрах американской разведки завелся крот, который сливает Пекину информацию об агентурной сети в Китае. Вторая — китайские хакеры взломали зашифрованную систему связи.
Примерно в то же время контрразведка КНР разоблачила систему наблюдения, организованную Агентством национальной безопасности (АНБ) США из Тайваня. А агенты ЦРУ вышли на американского студента в Шанхае Гленна Шрайвера, который за деньги собирал сведения оборонного характера для китайской разведки. В назидание американским студентам, обучающимся за рубежом, ФБР даже выпустило видеоролик, рассказывающий о предательстве Шрайвера.
Сопоставляя эти факты, следователи склонялись к версии про крота. Правда, самый авторитетный американский контрразведчик Марк Келтон, возглавлявший группу, в этом сомневался. Возможно, отчасти потому, что он был близким другом офицера ЦРУ Брайана Келли, которого ФБР в 1990-е ошибочно заподозрило в работе на Россию.
Но в пользу второй, «хакерской», версии говорили скорость и точность, с которой китайские спецслужбы выходили на американских информаторов. Кроме того, как утверждали организаторы разведсети, ни один человек в США, каким бы высоким уровнем доступа к секретной информации он ни обладал, не мог располагать сведениями сразу обо всех агентах, на которых столь успешно охотился Китай.

Нюх потеряли
В ходе расследования картина вырисовывалась неприглядная: достигнув заметных успехов в Китае, сотрудники ЦРУ расслабились, утратили бдительность и пренебрегали правилами конспирации. Агенты в Пекине почти не меняли маршрутов передвижения и назначали тайные встречи в одних и тех же местах — просто подарок сети наружного наблюдения, действующей в стране. Некоторые офицеры американской разведки общались с информаторами в ресторанах, находившихся под колпаком спецслужб, — где в каждый столик были вмонтированы микрофоны, а официанты работали на контрразведку.
Кроме того, секретная система связи Covcom, которую использовала агентурная сеть, по оценке специалистов, была весьма примитивной, к тому же выходила в интернет. По сути, она копировала ближневосточную систему, где сетевая среда менее опасна. Способности же китайских хакеров явно недооценили. Следственная группа провела тесты на проникновение и обнаружила, что система содержала фатальную ошибку: войдя в нее, можно было получить доступ к гораздо более широкой секретной системе связи, по которой ЦРУ взаимодействовало с агентурной сетью по всему миру.
Впервые об этой шпионской истории в мае прошлого года рассказала The New York Times. Анонимные чиновники в разное время называли журналистам разные цифры потерь — от 12 до 20 человек. Потом число увеличилось до 30 — стольких агентов и информаторов с 2010 года американская разведка лишилась в Китае. Некоторых агентов успели эвакуировать из страны.

Крот, да не тот
Параллельно разрабатывалась и версия крота. В марте 2017-го стало известно об аресте сотрудницы Госдепартамента Кэндис Клейнборн — во время интервью со следственной группой она умолчала о контактах с китайскими официальными лицами. На ее банковский счет приходили деньги из Китая, чиновники КНР осыпали ее подарками, среди которых были iPhone, ноутбук, полностью меблированная квартира и многое другое. Но Клейнборн виновной себя не признала, а доказать, что она раскрывала сведения об американских агентах, так и не смогли.
В январе этого года в нью-йоркском аэропорту задержали 53-летнего Джерри Чунь Шин Ли. Этнический китаец, гражданин США, в 1980-х он служил в американских Вооруженных силах, а с 1994 года работал в ЦРУ, где имел допуск к секретным документам. В 2007-м уволился и уехал с семьей в Гонконг, устроился в аукционный дом, совладелец которого — влиятельный китайский партийный функционер.
Все это время американские спецслужбы за ним наблюдали и в 2012-м смогли выманить в США. Обыскав номер, в котором он останавливался, нашли две записные книжки: одна с телефонами и адресами, другая — с подробными сведениями об агентах ЦРУ, работающих под прикрытием. Там перечислялись настоящие имена, даты встреч со связными, адреса явочных квартир.
После пяти допросов Ли почему-то оставили на свободе и позволили вернуться в Гонконг. Арестовали его только спустя шесть лет, обвинив в краже секретной информации. Никаких улик, указывающих на то, что он передавал сведения китайским спецслужбам, следствию найти не удалось. Кроме того, обнаруженные у него данные не позволяют сделать однозначный вывод о том, что американскую сеть в Китае провалил именно он.

Последствия — катастрофические
Предательство, хакеры, собственная беспечность или все вместе взятое — ЦРУ и ФБР не знают, что именно погубило американскую разведывательную сеть в Китае. Не знают и того, насколько глубоко китайцы проникли в систему американских спецслужб.
ЦРУ особенно тревожит вопрос, не поделился ли Пекин этой информацией, а также доступом в Covcom с Москвой. Как раз в то время, когда рушилась американская разведсеть в Китае, перестали выходить на связь несколько агентов, работавших в России.
В любом случае провал катастрофический. В США признают, что восстановление разрушенной сети затянется на долгие годы. Или не состоится вообще.
По числу потерь с этой неудачей ЦРУ может сравниться разве что провал десятков американских агентов в СССР. Тогда всему виной было предательство — американскую агентуру сдавали сотрудник ФБР Роберт Ханссен и начальник контрразведывательного подразделения ЦРУ Олдрич Эймс. Оба были завербованы КГБ в 1970-1980-е годы.

Владимир Ардаев, РИА
 
Сверху Снизу