Важно Нефть и энергоносители, их влияние на политику

Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Россия пригласила США в картель

Россия готова пойти на сокращение добычи нефти, но только вместе с двумя другими крупнейшими игроками – ОПЕК и Соединенными Штатами. Москва справедливо полагает, что без участия Америки любые договоренности других стран-производителей нефти не смогут изменить ситуацию на мировом рынке. Главная интрига в том, станут ли США участвовать в международном картеле, чего они никогда раньше не делали?



Россия считает необходимым объединить усилия, в том числе с США, чтобы сбалансировать ситуацию на глобальных энергетических рынках и сократить добычу нефти, заявил Владимир Путин. «Мы не были инициаторами разрыва сделки ОПЕК+. И мы готовы к договоренностям с партнерами и в рамках этого механизма – ОПЕК+, и готовы к взаимодействию с Соединенными Штатами Америки по этому вопросу», — сказал Владимир Путин на совещании, посвященном ситуации на глобальных энергорынках.
По его мнению, любое возможное сокращение добычи нефти надо будет отсчитывать от докризисного уровня, причем это должно происходить «по партнерски». «По предварительным оценкам, думаю, что речь может идти о сокращении в объеме где то 10 миллионов баррелей в сутки, чуть меньше, может, чуть больше», — сказал Путин.
Таким образом Россия видит необходимость в новом соглашении, в котором будут сокращать добычу не только Россия, Саудовская Аравия и другие члены ОПЕК, но также и США. Америка до сих пор считала себя выше картеля.

Сами же США, судя по твитту Дональда Трампа, не видят Америку в числе участников новой сделки. По крайней мере, американский президент заявил, что надеется, что саудиты вместе с россиянами сократят добычу на 10, а то и на 15 млн баррелей в день. Но он ни словом ни обмолвился, что США тоже снизят добычу для всеобщего блага.
Саудовская Аравия, судя по ее призыву срочно провести встречу ОПЕК+ и группы других стран с целью достижения справедливого соглашения, которое восстановит желаемый баланс на рынках нефти, тоже ратуют за то, чтобы в сделке появились новые страны. А кроме саудитов и россиян крупнейшим нефтедобытчиком являются именно США. Прямо Саудовская Аравия на США не давит, однако высказывает признательность американцам.
Поэтому главная интрига состоит в том, пойдут ли США на сделку с Саудовской Аравией и Россией, чтобы поднять цены на нефть и остановить нефтяной апокалипсис?
За последние три месяца цена на нефть сорта Brent упала до 25 долларов за баррель, и проседала до 22 долларов. Российская нефть Urals несколько дней торговалась на уровне 11-13 долларов за баррель. При такой цене нефтяники торгуют себе в убыток, не покрывая затраты на транспортировку, экспортную пошлину и прочее.
Рост цен на бирже на Brent до 35 долларов за последние два дня – спекулятивный. Рынок отыгрывает ожидаемую встречу ОПЕК+ в понедельник, 6 апреля, и словесные интервенции вокруг новой сделки Дональда Трампа, Саудовской Аравии и России. Но если сделка снова сорвется, как в марте, то котировки неминуемо вернутся к 25 долларам, а потом и еще ниже.

В мире сложился огромный переизбыток нефти. Спрос на нефть из-за коронавируса и карантина катастрофически просел, по разным оценкам, от 10 до 26 млн баррелей в сутки. По словам министра энергетики РФ Александра Новака, сокращение спроса сейчас составляет 10-15 млн баррелей в сутки, но в ближайшие несколько недель спрос может снизиться до 15-20 млн баррелей в сутки. Это примерно 20% общей добычи в мире, которая составляет почти 100 млн баррелей в сутки. По оценке аналитиков банка Goldman Sachs, спрос на сырье в мире упал уже на четверть, или на 26 млн баррелей в сутки.
При этом, страны-импортеры пока закупают часть черного золота для закачки в хранилища. Однако мощности для хранения углеводородов не резиновые. Новак говорит, что что хранилища заполнят нефтью до рекордного за всю историю уровня за 1,5-2 месяца.
«На самом деле, никто точно не знает, за сколько дней могут быть заполнены все мировые хранилища нефти. Это лишь оценки. Когда это случится, зависит от нескольких факторов», — говорит ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. Во-первых, от объема спроса в Китае, насколько быстро он будет восстанавливаться. Во-вторых, от объема производства нефти в США, ведь низкие цены губительны для сланцевой отрасли. В-третьих, от спроса в Европе – как долго здесь будет сохраняться карантин и низкий спрос на нефтепродукты. В зависимости от соотношения этих факторов будет определяться скорость наполнения нефтехранилищ во всем мире, объясняет отраслевой эксперт.

Что случится, когда через 1,5-2 месяца все хранилища нефти забьют под завязку? Нефтяные цены упадут до отрицательных значений, продавать ее станет невыгодно.
«При наихудшем сценарии, если европейские и все мировые хранилища переполнятся, а спрос не восстановится, возможно, и России придется остановить часть добычи. Эта неприятная история потому что чисто технологически нам сделать это намного сложнее, чем той же Саудовской Аравии, которая всегда была мировым балансиром», — говорит Юшков.
Выхода из сложившейся на рынке нефти катастрофической ситуации, по сути, два. Либо главным производителям нефти удастся договориться об искусственном сокращении добычи. Второй вариант – ничего не делать, и ждать пока с рынка один за одним будух уходить слабые игроки естественным путем. Остановка добычи грозит и в том, и в другом случае. Разница только во времени.
Однако новые договоренности по сокращению добычи нефти в формате ОПЕК+ 2.0 будут эффективными только, если к Саудовской Аравии и России присоединится еще один крупный производитель нефти типа США или Бразилии, считает старший научный сотрудник Финансового университета при правительстве России и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович. В противном случае, это будет полумера.

«Весь пафос распада сделки ОПЕК+ связан с тем, что были безбилетники. Это те страны, которые наоборот внаглую наращивали добычу, как например, Америка. США увеличили добычу на 40% за время существования ОПЕК+.
Это огромный прирост, учитывая изначально высокую добычу. Получается, что каждый год они наращивали по одному миллиону баррелей в сутки в 2015, 2016, 2017 годах. Поэтому России готова участвовать в новом сокращении добычи только вместе с теми, кто раньше был безбилетником. Это США, Канада, Норвегия, Бразилия», — объясняет Станислав Митрахович.
Если бывшие безбилетники купят билет и вместе с ОПЕК+ сократят добычу, то это может помочь рынку, уверен он. Даже если добыча будет урезана на 10 млн баррелей в сутки при перепроизводстве в 26 млн баррелей в сутки. По его мнению, это необязательно приведет к росту цен до 40 долларов, но гарантирует 30 долларов за баррель, что уже немало.
«Потом, конечно, все равно возникнут проблемы, потому что будет сохраняться перепроизводство еще на 16 млн баррелей в сутки. Поэтому через месяц-полтора после новой сделки снова придется сокращаться добычу. Но это будет сделать уже проще», — говорит Митрахович.

Главная интрига – присоединятся ли к ОПЕК+ США. У них есть хороший предлог отказаться: американское законодательство запрещает участвовать в картелях. Однако эксперт считает, что если Америка хочет поучаствовать в международном картеле, чтобы спасти свою нефтяную отрасль, то пусть поменяет свои законы, в этом нет ничего сверхъестественного.
Впрочем, до сих пор США не хотели присоединяться к ОПЕК+ не только по причине формальных ограничений, но и потому, что США – самая сильная страна. «У кого есть технологии для добычи нетрадиционной нефти? У кого есть возможности перекредитоваться? Кто печатает доллары — резервную валюту? У кого самая мощная финансовая система? Только антикоронавирусный пакет мер, принятый США, стоит в семь раз больше, чем российский бюджет. Поэтому США могут сказать, что если вам надо, вы и сокращайте добычу», — считает Станислав Митрахович.
Более того, американские нефтяники предлагали даже ввести санкции против России и Саудовской Аравии, лишив их возможности поставлять нефть для американских НПЗ. А санкции — это излюбленный прием американцев.
«Поменяют ли США вот эту свою психологию – интересный вопрос», — говорит Митрахович. В присоединении США к сокращению добычи ОПЕК+ он слабо верит, ставя два к одному, что американцы спасуют.
К сожалению, нефтяная сделка ОПЕК+ и России без США не будет столь эффективной из-за меньшего масштаба.
«Трамп надеется, что Россия и Саудовская Аравия сами сократят добычу на 10-15 млн баррелей в сутки. Но Россия добывает всего 10-12 млн баррелей в стуки. По логике Трампа, она должна сократить половину своей добычи. Это какой-то абсурд.
Раньше ОПЕК+ вместе с Россией сокращали добычу максимум на 1,8 млн баррелей в сутки, а 10 млн баррелей – это слишком масштабное сокращение для двух игроков и даже для всего ОПЕК, если это будет без США», — поясняет Митрахович.
Поэтому без США нового соглашения может вообще не быть. Впрочем, Россию вместо США могла бы устроить и Бразилия, которая также является достаточно крупным производителем и экспортером, но до сих пор была вне игры, оставалась безбилетником, не исключает эксперт.
Без консолидированного сокращения добычи реализуется второй вариант событий, когда через полтора-два месяца с рынка начнут уходить слабые игроки, и цены начнут потихоньку приходить в себя. «На мой взгляд, должны первыми уйти даже не столько американцы, сколько африканские нефтедобытчики. Россия, если верить Павлу Сорокину (замглаве Минэнерго РФ), продержится не один год даже при минимальных ценах на нефть за счет накопленных резервов», — говорит Митрахович.
Впрочем, возможен и третий «чудесный» вариант неожиданного роста цен на нефть, если случится,например, гражданская война в Нигерии, чего тоже исключать нельзя, заключает собеседник.

Ольга Самофалова, Взгляд
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Россия, ОПЕК и США установят новый порядок на нефтяном рынке

Конец минувшей недели прошел в попытках Дональда Трампа управлять мировым рынком нефти. Справедливости ради нужно отметить, что президент США на этот раз справился гораздо лучше, чем при прежних стараниях, что, кстати, вскрывает довольно забавную особенность того «пульта управления реальностью», который есть в распоряжении Белого дома.



С помощью личного твиттера, санкций, заявлений и президентских распоряжений опустить цену на нефть у Трампа никак не получалось (несмотря на все усилия), а вот попытка организовать резкий рост цен — удалась на отлично, несмотря на то, что рост может оказаться очень скоротечным.
Впрочем, период распада «нефтяной сделки», которую президент США с помпой анонсировал несколько дней назад, оказался сравнительно коротким. Сравним два сообщения: «Только что поговорил с моим другом — наследным принцем из Саудовской Аравии, который говорил с президентом Путиным из России, и я ожидаю и надеюсь, что они сократят примерно десять миллионов баррелей и, возможно, существенно больше, что, если это произойдет, будет ОТЛИЧНО для нефтегазовой отрасли!» — это писал лично Трамп в своем твиттере вечером 2 апреля.

Вечером в субботу риторика немного изменилась. Выступая перед журналистами, Трамп обрушился с критикой на ОПЕК (то есть организацию, которой, по сути, руководит Саудовская Аравия и от которой ожидается сокращение добычи): «Я всю жизнь выступал против ОПЕК, ведь что это такое? Это незаконная (структура. — Прим. ред.), можете называть ее картелем, можете называть ее монополией» (цитата по РБК).
Более того, он снова подчеркнул готовность ввести пошлины против (вероятно, саудовского и российского) нефтяного импорта во имя спасения рабочих мест в США, но при этом оставил открытой возможность того, что «сделка века» по сокращению десяти миллионов баррелей добычи в день все-таки сможет состояться.
Определенное раздражение американского лидера вполне можно списать на два фактора. Во-первых, быстро собрать конференцию участников нефтяного рынка пока не получилось, а во-вторых — представители едва ли не всех ключевых нефтедобывающих стран сигнализируют Вашингтону, что серьезная сделка по беспрецедентному сокращению добычи может состояться только при условии участия в ней американской стороны, — и это принципиально не может нравиться Белому дому. В конце концов, одна из фундаментальных идей, на которых построена американская внешняя политика, заключается в том, что Америке все по определению должны и расплатиться никогда не смогут, а уж чего-то требовать от США могут пытаться только страны-изгои, которые давно не бомбили.

Конечно, вопрос рефлексии никогда не волновал «геополитических ковбоев» из Демократической или Республиканской партий, да и зачем искать проблемы в себе, если авторитетные американские СМИ всегда подскажут, что во всем виноват Путин. Даже газета The New York Times, издание, которое готово ругать Дональда Трампа за что угодно, все равно четко знает, кто виноват во всех проблемах на нефтяном рынке: «По словам двух делегатов ОПЕК, встреча, запланированная на понедельник, между должностными лицами Организации стран — экспортеров нефти, России и других стран — добытчиков нефти, которая вселяла надежды на сделку по прекращению хаоса на энергетических рынках, была отложена. Эта новость появилась, когда вновь возникла напряженность между Саудовской Аравией, де-факто лидером ОПЕК, и Россией в связи (со спором о том. — Прим. ред.), кто виноват в недавнем обвале цен на нефть. В пятницу президент России Владимир Путин частично обвинил Саудовскую Аравию в падении цен. Саудовцы ответили гневными заявлениями своих министров иностранных дел и энергетики, обвиняющих Россию.» Можно смело предположить, если бы Вашингтон заявил, что он сам «срежет» три или четыре миллиона баррелей из своей собственной добычи, то никаких споров уже бы не было: все были бы слишком заняты подписанием соглашений и подсчетом прибыли.

Несмотря на все взаимные упреки, обвинения и сложности в налаживании продуктивного диалога, все равно есть основания полагать, что определенные шансы на (пускай не быстрое и не обязательно официальное) выстраивание новой архитектуры нефтяного рынка, в которой каждая страна — добытчик нефти, включая США, берет на себя определенные обязательства по сокращению добычи во имя роста цен, — есть. Дональд Трамп не может себе позволить директивно потребовать от американских нефтяных компаний сократить добычу, и не факт, что он захочет публично признаваться в том, что он такие обязательства на себя взял: Америка, которая проигрывает в ценовой войне, не выглядит как «снова великая Америка», которую президент обещал своему электорату. Но есть два важных нюанса: Трампу действительно очень нужно поднять цены на нефть (как раз из сугубо шкурных политических интересов), и у него есть способы добиться нужного результата без того, чтобы администрация президента кому-то что-то приказывала в плане добычи. Если за дело (с благословения и при поддержке президента, заручившегося гарантией, что ОПЕК+ тоже сократит добычу) возьмется техасская комиссия по регулированию нефтяного рынка, то «срезать» два-три миллиона баррелей сланцевой добычи под несколькими благовидными предлогами можно сравнительно легко, тем более что лидеры крупнейших сланцевых компаний сами требуют от правительства штата именно мер такого рода. А еще значительная часть американской добычи происходит на платформах в Мексиканском заливе — их (при соответствующей компенсации за технические расходы) федеральное правительство может просто временно закрыть во имя заботы о здоровье нефтяников, для которых платформы могут превратиться в плавучие гробы по аналогии с круизными лайнерами, ставшими местами массового заражения коронавирусом. Это не означает, что переговоры будут легкими, что они обязательно увенчаются успехом и уж тем более — что этот успех будет достигнут быстро. Но тот факт, что Вашингтону сейчас очень больно с экономической точки зрения и он явно заинтересован в формировании (неважно, формального или неформального) участия в новом картеле на рынке нефти, — это уже хороший шаг вперед и важный результат.

Независимо от результатов ближайшей встречи ОПЕК+ даже серьезное сокращение добычи не сможет компенсировать выпадающий спрос на нефть — коронавирус радикально снижает потребности планеты в нефти и нефтепродуктах.
Главная ставка — это будущее нефтяных рынков уже после коронавируса. Ведь эпидемия закончится, а желание (в том числе в США) зарабатывать на нефти — останется, так же как и сохранится потребность в черном золоте у мировой экономики. И если из эпидемии мир выйдет с новой архитектурой рынка нефти, в которой цену будут, по сути, контролировать участники глобального соглашения стран-нефтедобытчиков, то это можно будет считать одним из крайне немногочисленных позитивных последствий нынешнего кризиса.

Иван Данилов, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Ничто не мешает России восстановить ОПЕК+, но уже на своих условиях

Встреча ОПЕК+, на которой должны обсуждаться цены на нефть, перенесена с понедельника, 6 апреля, на среду, 9 апреля. По словам неназванного источника Bloomberg, ОПЕК+ отложила встречу, направленную на прекращение «ценовой войны», поскольку Эр-Рияд и Москва обмениваются «шпильками» о том, кто виноват в крахе цен на нефть.



Разрыв соглашения
ОПЕК задумалась о дополнительном снижении добычи из-за падения спроса и цен на нефть в результате вспышки коронавируса COVID-19. Распространение новой болезни оказало серьезное негативное влияние на прогнозы мирового экономического роста и спроса на нефть в 2020 г., особенно в I и II кварталах. По прогнозам ОПЕК, под влиянием коронавируса рост спроса на нефть в 2020 г. замедлится более чем в два раза, до 480 тыс. баррелей в сутки (в декабре 2019 г. рост составлял 1,1 млн баррелей в сутки).

Министры нефти ОПЕК и стран, не входящих в картель, включая Россию, Казахстан и Азербайджан (ОПЕК+), впервые с конца 2016 года не смогли договориться о параметрах сделки по сокращению добычи. 6 марта Саудовская Аравия, не достигнув консенсуса со своим главным партнером по сделке ОПЕК+, Россией, поступила неожиданно для всех.
Вместо согласованного со странами ОПЕК накануне увеличения сокращения нефтедобычи на 1,5 млн баррелей в сутки только на второй квартал и продления текущих ограничений на 1,7 млн баррелей в сутки, Саудовская Аравия поздно вечером согласовала со странами ОПЕК дополнительное сокращение на 1,5 млн б/с на весь 2020 год. Россия была против даже первого варианта, согласившись лишь на текущие сокращения на второй квартал.
Ожидания того, что ситуация с коронавирусом больше похожа на панику и стали основой позиции России, полагающей, что скоро ситуация пойдет на спад, а в цене нефти, упавшей за месяц на 25%, заложены опасения инвесторов, а не фундаментальные факторы. Поэтому Россия считала, что достаточно отреагировать на этот фактор продлением текущих ограничений еще на один квартал.

Тем не менее, Саудовская Аравия заручилась поддержкой своих собратьев по ОПЕК, которые выдали рекомендацию коалиции стран ОПЕК и не входящих в ОПЕК продлить действующие ограничения на 1,7 млн б/с на весь 2020 год, а на второй квартал увеличить ограничения еще на 1,5 млн б/с, то есть фактически удвоив их.
Свое реальное значение для рынка нефти Россия продемонстрировала выходом из сделки ОПЕК+, обрушив за день котировки более чем на 10%.
Саудовская Аравия и другие члены ОПЕК рассуждали так: мы сократим добычу на миллион баррелей, а все «примкнувшие страны» сократят еще на 500 тысяч, кто и насколько — не важно.
Но было очевидно, что основная доля снижения добычи придется на Россию. Вероятно, в ОПЕК посчитали, что Россия будет вынуждена согласиться на такие условия и никуда она не денется — доходы от экспорта углеводородов слишком важны для нее, поломается и согласится.

В ОПЕК не обратили внимания на выступление российского министра финансов Антона Силуанова, заявившего 28 февраля, что «…бюджет наш защищен, резервы созданы. Сейчас мы при цене на нефть даже около $30 за баррель, я фантазирую, мы в течение четырех лет профинансируем спокойно наши расходы». В ОПЕК это важное заявление, что называется, пропустили мимо ушей. Российский бюджет, по словам министра, балансируется при цене нефти в $42 за баррель (поскольку речь идет о российской нефти Urals, которая несколько дешевле эталонной нефти сорта Brent, а это $44-45 для нефти Brent). Плюс у России накоплены огромные финансовые резервы — более полутриллиона долларов золотовалютных резервов и более 7 триллионов рублей в финансовом резерве правительства.
Кроме того, Россия отдает себе отчет в том, что оба основных игрока лишь наращивают добычу, США — открыто, Саудовская Аравия — скрыто. Так почему в этих условиях она должна была вести себя иначе?

Нефтяной шок
После развала сделки котировки начали резко падать. В марте стоимость барреля нефти Brent упала на 55%, а в целом за первый квартал 2020 года — на 66%. Майский контракт Brent торговался 31 марта на уровне $22,6 за баррель, июньский — $26,1.
В конце марта российская нефть Urals подешевела до минимума с 1999 года. Резкое падение привело к парадоксальной ситуации на рынке нефти России: ценовые формулы начали соответствовать отрицательным значениям, сообщило 1 апреля агентство Argus Media. Эти формулы служат основным ориентиром при ценообразовании на внутреннем рынке.
Котировка Argus fip (Free in pipeline — с доставкой к трубопроводу за счет продавца) Западная Сибирь 30 марта была равна минус 1007 рублей за тонну, а 31 марта — минус 1200 рублей за тонну. Это означает, что затраты на транспортировку, оплату экспортной пошлины и некоторых других расходов на эти суммы превышали среднюю стоимость нефти Urals в эти два дня.
Россия ожидала, что срыв соглашения ОПЕК+ приведет к снижению цен на нефть. По информации источников Bloomberg, российские власти были готовы к падению цен до $20 за баррель и столкновению из-за этого с негативными экономическими последствиями.

Сделка — не вечна
До создания ОПЕК+ Россия в течение десятилетий никак не влияла на нефтяные цены. В конце 2016 года страны ОПЕК, Россия и еще несколько добывающих нефть государств заключили сделку, которая действовала с 1 января 2017 года и более трех лет позволяла удерживать цены на уровне примерно $50 за баррель. Срок действия сделки завершился 1 апреля.
Но стоит помнить, что еще в конце прошлого года министр энергетики России Александр Новак заговорил о том, что сделка не вечная и когда-нибудь надо будет рассматривать выход из нее. Отсутствие договоренностей означает, что ОПЕК+ не только не поддержит нефтяные цены дополнительным сокращением добычи, но и может вернуть на падающий рынок около 2 млн баррелей в сутки. Выход из сделки позволяет России с 1 апреля наращивать добычу на 0,3 млн баррелей в сутки.
Саудовская Аравия, как и обещала, 1 апреля нарастила добычу и поставки нефти, несмотря на падение спроса и цен, а также попытки США убедить стороны договориться. По информации Bloomberg, в первый день апреля объем поставок нефти Saudi Aramco (национальная нефтяная компания Саудовской Аравии) превысил 12 млн баррелей. Такой объем является для нее рекордным. Bloomberg отмечает, что компания наращивает и добычу нефти. Впрочем, из-за падения спроса компания не всегда может найти покупателей сырья, и заполненные танкеры вынуждены покидать порты без пункта назначения.

Позиции сторон
Встреча министров стран-экспортеров нефти должна пройти в формате вебинара. Министры попробуют спасти ситуацию на рынке топлива, где цены 1 апреля упали до минимума за многие десятилетия.
Именно Саудовская Аравия настоятельно попросила страны-участницы ОПЕК+ экстренно собраться, чтобы обсудить вопрос соглашения о сокращении добычи нефти.
Посредником на переговорах выступит президент США Дональд Трамп, который раньше сам требовал снижения цен на топливо. Теперь, по его словам, он не может бросить в трудную минуту американских производителей нефти, которые также пострадали от беспрецедентного снижения цен.
Становится очевидным, что интересы США и России в значительной мере совпадают. Производство сланцевой нефти становится невыгодным, если цены падают ниже $50 за баррель. Инвесторы ожидают массовых банкротств в этом секторе. Но с учетом того, что значительная часть американских нефтедобытчиков успешно застраховалась от низкой цены нефти еще в январе, сланцевая отрасль может выдержать 3-4 месяца низких цен на нефть без значимого снижения добычи.

2 апреля Трамп написал в Twitter, что договорился с Владимиром Путиным и крон-принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бин Салманом о сокращении добычи нефти на беспрецедентные 10-15 млн баррелей в день (10-15%), и назвал это «прекрасной новостью» для нефтегазовой отрасли.
А 4 апреля Трамп назвал ОПЕК «незаконной структурой, которая уничтожает сама себя». И обвинил ОПЕК в том, что она несправедливо относится к Америке.
Кроме того, Трамп пригрозил ввести пошлины на импортируемую нефть для защиты «тысяч, десятков тысяч рабочих мест в США».
Президент РФ Владимир Путин заявил 3 апреля, что одной из причин падения стоимости нефти стало решение Саудовской Аравии выйти из ОПЕК+. «Это, видимо, связано с попытками наших партнеров из Саудовской Аравии избавиться от конкурентов, которые добывают так называемую сланцевую нефть», — сказал Путин.
Также он подтвердил, что Россия согласна на сокращение добычи на 10 миллионов баррелей — это во много раз больше, чем настаивала Саудовская Аравия изначально, но тогда масштабы эпидемии были не так велики. Цены на нефть уже рванули вверх. Сделка, возможно, позволит нефтедобывающим компаниям и странам избежать катастрофы, которая им грозила из-за эпидемии коронавируса и мирового кризиса.

Эксперты полагают, что ничто не мешает России восстановить ОПЕК+, но уже на своих условиях — когда все остальные участники понимают размеры ее влияния на стоимость нефти и готовность к совершению резких и внешне самоубийственных движений.

Федор Тихий, Ukraina.ru
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
X-Day для нефтяного рынка

У нефтяного рынка теперь есть новый «день Икс» — это 9 апреля, на который назначена конференция стран-добытчиков нефти. В эти дни все международные СМИ с замиранием сердца вслушиваются в шепот «источников» из коридоров власти в Москве и Эр-Рияде в надежде определить есть ли шанс на сделку по сокращению добычи и угадать ее объем.



На самом деле ключевой вопрос совсем не в восстановлении отношений между Россией и Саудовской Аравией и не в попытках склеить разбитую чашку с логотипом ОПЕК+. В том что участники умершего в марте формата «ОПЕК+» (он же «РО-ПЕК») могут между собой снова договориться сомнений нет никаких, ибо успешный многолетний опыт уже есть и ничего такого что делало бы такую сделку невозможной в будущем — не произошло. При всем уважении к весу Саудовской Аравии и России на нефтяном рынке, его будущее в данный момент зависит от совсем других факторов: это эпидемия и сокращение добычи в США. Самое страшное, что могут сделать участники конференции 9 апреля — это «объявить шах» группе G20 — и есть определенные основания полагать, что такой сценарий является довольно вероятным.

Взгляните на развитие событий: Трамп и Помпео требовали от Эр-Рияда проявить «лидерство в рамках G20» и вообще взять на себя ответственность за нормализацию ситуации на нефтяном рынке и спасение американских рабочих мест в сланцевой отрасли, то есть от Эр-Рияда потребовали организовать достаточное сокращение добычи в одностороннем порядке или как-то все-таки договориться с остальными странами из ОПЕК+. Потом на повестке дня появляется план организовать встречу в формате G20 как раз на «нефтяную тему». Bloomberg сообщает, что «по словам двух источников, знакомых с ситуацией, дипломаты сейчас пытаются организовать встречу министров энергетики стран «Большой двадцатки» в пятницу, что является частью попытки привлечь США в сделку [по сокращению добычи].»

Прицел на пятницу, 10 апреля, в том случае, если встреча представителей «двадцатки» будет организована, открывает идеальную возможность для участников ОПЕК+, в том смысле, что если 9 апреля Эр-Рияд, Москва и все остальные участники расширенного картеля договариваются между собой о взаимовыгодных условиях сделки, то они могут на следующий день поставить перед Вашингтоном, Оттавой, Мехико (и опосредованно — Осло) следующий ультиматум: если страны вне ОПЕК+ сокращают добычу на определенный объем, то ОПЕК+ обязуется тоже сократить добычу (и ОПЕК+ внутри себя уже обо всем договорился), а если США и их союзники отказываются сокращать — то все последствия (в том числе электоральные — для Трампа) будут исключительно на совести тех, кто отказался от столь логичного саудовско-российского предложения.
Это довольно вероятный — но далеко не единственно возможный вариант развития событий. Также вероятным является просто срыв переговоров, ведь известно, что чем больше договаривающихся сторон требуется для согласования какой-то сложной сделки, тем сложнее провести это согласование, тем более, что для Трампа любое официальное соглашение с Россией и Саудовской Аравией будет очень токсичным в политическом плане.
А еще есть вероятность того, что экономические проблемы, связанные с падением нефти стали для членов ОПЕК+ до такой степени серьезными, что и на этот раз США смогут спасти свою сланцевую отрасль в полном объеме: отделавшись лишь дипломатической похвалой (и то в лучшем случае) в качестве взноса в нефтяную сделку, в рамках которой все сокращение добычи возьмут на себя страны из ОПЕК+, но это наименее вероятный сценарий из возможных.

Впрочем, участники нефтяного рынка в любом случае понимают, что вопрос сокращения добычи — это неизбежное будущее, и вопрос лишь в том будут ли эти сокращения организованными и рациональными (в рамках большой международной сделки) или хаотичными (вызванными еще более глубоким падением цен). Значит, выправление цен на нефть — это просто вопрос времени.

ПолитАналитика
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Перспективы нового соглашения ОПЕК+

Все по привычке говорят о нефти, по сути обсуждая план закрытия ворот конюшни, когда лошадей из нее уже увели. Оно конечно увлекательно пообсуждать, Сечин придумал поссориться с саудитами по собственной инициативе или он действовал по хитрому плану Путина, и вообще это война с саудитами или с американскими сланцевиками.




Однако главным остается другое – кризис на рынке нефти предопределяется фундаментальными экономическими причинами. Так что его возникновение являлось чисто вопросом времени. Причем, очень близкого. В любом случае в этом году.
Впрочем, сейчас главным является вопрос – что потом? Очевидно требуется какая-то пересборка Картеля на новых условиях, но насколько она в текущих условиях возможна – сегодня является ключевым вопросом. На наш взгляд скорее нет, чем да.
Во-первых, потому что даже ведущие источники, например, Министерство энергетики США (EIA), Всемирный банк, ООН, ОПЕК, МВФ, категорически расходятся в цифрах. EIA говорит, что в США в 2019 добывалось 15 млн баррелей в сутки, а у МВФ – только 12,5 млн. Разница в 2,5 млн или 2,6% официально заявляемого совокупного предложения нефти в мире. Или вот Саудовская Аравия по сей день на бумаге добывает 11,8 млн баррелей в день, тогда как по факту – только 7,8 млн. Разница еще в 4% мирового рынка.
Во-вторых, потому что официальные цифры по совокупной добыче нефти на 35-38% превосходят официальные данные ее потребления. Чего в действительности быть не может.
В-третьих, потому что везде упоминаемая «ведущая десятка» (в том числе «большая тройка»: США, КСА и РФ) в сумме экспортирует лишь 30,4% мировой нефти. Входящие в графу «прочие страны» ее экспортируют больше, чем Россия, саудиты или вместе взятые Ирак с Канадой.

Это значит, что помимо приведения к единому знаменателю отраслевой статистики (значит и коренного повышения эффективности механизма сбора отчетности) главным образом необходимо сначала почти полсотни стран вместе собрать, а потом как-то добиться от них соблюдения единой дисциплины.
На данный момент способов решения этой задачи не просматривается. Особенно учитывая предельно эгоистичную позицию США в решении любых вопросов. Пока это условие не изменится, перспектива нового соглашения по нефти останется туманной. А попытка продления ОПЕК+ в прежнем формате вообще лишена смысла полностью.

Александр Запольскис
 
Регистрация
15.11.2018
Сообщения
5 798
Репутация
20
Баллы
0
Лайки
4710
Пол
мужской
Помню, после того, как Газпром заплатил 3 млрд. я тут написал "на-бут-с". Так и вышло. Честно говоря, даже не сомневался.

Нафтогаз готовит новые иски к Газпрому на 17,3 млрд. А как же соглашение в конце декабря о том, что обе компании отказываются от взаимных судебных претензий? - спросите вы. Уверен, Нафтогаз на это ответит: «Тю, так то когда было? У нас уже те деньги закончились. Опять надо!»
"Нафтогаз" готовит новые претензии к "Газпрому" на $17,3 миллиарда
ТК Корнилов
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Нефтяная стратегия на сотни миллиардов

На четверг, 9 апреля, запланирована специальная встреча для обсуждения сокращения добычи между странами группы ОПЕК и другими крупными производителями нефти. На ней будет решаться вопрос о возможном сокращении добычи и прекращении ценовой войны между Саудовской Аравией и Россией.



Изначально встреча планировалась на 6 апреля, но её перенесли на три дня позднее.
Источники агентства Bloomberg отмечали, что решение о переносе было принято потому, что государствам нужно больше времени, чтобы подготовиться к переговорам, поскольку Саудовская Аравия и Россия сигнализировали о том, что хотят, чтобы другие страны присоединились к сокращению добычи, если будет достигнуто подобное соглашение.
Следствием падения спроса на нефть в условиях развивающейся пандемии COVID-19 стал резкий обвал нефтяных цен. Кризис усугубляется прекращением действия соглашения ОПЕК и ряда крупных производителей нефти, которое в течение более чем 3 лет ограничивало добычу нефти.
Сегодня в состав организации стран-экспортеров нефти входят 13 стран. Основательницей ОПЕК считается Венесуэла, хотя эта страна не является лидером по добыче нефти. Пальма первенства по объемам принадлежит Саудовской Аравии, за ней следуют Иран и Ирак.
Всего же ОПЕК контролирует около половины мирового экспорта нефти в мире. Почти во всех странах-участницах организации нефтедобывающая отрасль является ведущей в экономике. Поэтому снижение мировых цен на нефть наносит сильный удар по доходам членов ОПЕК.

ОПЕК минус
31 марта 2020 года истёк срок действия глобального пакта о сокращении добычи нефти, который был заключен в 2016 году между странами ОПЕК и 11 странами, не входящими в картель, среди которых крупнейшие — Россия, Мексика, Оман и Азербайджан.
Это удерживало маркерный сорт нефти Brent на уровне около $60 за баррель, что можно считать равновесным уровнем на текущий момент времени.
6 марта Россия и Саудовская Аравия — фактические лидеры ОПЕК+ — не договорились о продлении действия соглашения. Саудовская Аравия продавила через ОПЕК предложение о продлении соглашения ОПЕК+ на весь 2020 г. с дополнительным сокращением на 1,5 млн барр./сутки плюс к действовавшему тогда сокращению на 1,7 млн барр./сутки по сравнению с октябрем 2018 г.
Россия предлагала продлить соглашение до конца 2020 г. на текущих условиях, без дополнительных ограничений. Надавив на ОПЕК, саудиты поставили Россию перед выбором: либо принимать условия Саудовской Аравии, либо отказываться от соглашения ОПЕК.
Россия выступила против дополнительного сокращения добычи по нескольким причинам.

Во-первых, дальнейшее снижение производства вынудило бы останавливать добычу на уже действующих месторождениях.
Во-вторых, искусственное сокращение добычи не приносило свои плоды из-за наращивания производства нефти в странах, не участвующих в сделке. В первую очередь в США, Канаде, Бразилии и Аргентине. Они нивелировали действия стран ОПЕК+ и увеличивали свою долю на рынке.
В-третьих, сокращение добычи оказывало негативное влияние на темпы экономического роста России.
В прошлом году российские нефтяники не поддерживали параметры сделки с ОПЕК. В феврале, после того как эпидемия коронавируса обвалила нефтяные цены, позицию нефтяников обсудили в Минэнерго. «Роснефть» была по-прежнему против продления сделки, остальные же крупные компании согласились пролонгировать ее до конца II квартала на текущих условиях.

1 марта снижение цен на нефть обсудил с нефтяниками президент России Владимир Путин. Он отметил важность механизма ОПЕК+, но подчеркнул, что для российского бюджета и экономики текущий уровень цен на нефть приемлем.
Саудовская Аравия после развала сделки планирует увеличить добычу нефти для ценового давления на других участников ОПЕК+. Королевство объявило о планах по наращиванию добычи до рекордных 12,3 млн барр./сутки и существенных скидках на нефть для покупателей. КСА резко увеличило экспорт нефти, до отметки выше 12 млн барр./сутки.
Национальная нефтяная компания Saudi Aramco сообщила, что отправила на экспорт сразу 15 танкеров, загруженных 18,8 млн барр. нефти, однако некоторые зафрахтованные суда покидают порты, не имея места назначения в связи с перенасыщенностью рынка.

В пользу США
Сланцевая добыча нефти в США больше всего мешала странам ОПЕК+ стабилизировать спрос и предложение на нефтяном рынке. Рост цен на «чёрное золото», обеспечиваемый сокращением производства странами ОПЕК+, стимулировал сланцевую добычу в Америке.
Пока страны ОПЕК+ сокращали добычу нефти, американцы за три года увеличили добычу почти на 3 млн барр./сутки. Несмотря на значительное снижение себестоимости сланцевой нефти в последние годы, цены в диапазоне $30-45 за баррель марки Brent обеспечивают добычу на грани рентабельности и только на части месторождений.
Президент США Дональд Трамп заявлял, что Россия и Саудовская Аравия могут договориться о сокращении объемов добычи нефти на 10 или даже 15 млн барр./сутки. При этом участие США в возможном ограничении добычи пока не обсуждалось. Таким образом, опасения по поводу того, что США не будут принимать участие в сокращении добычи нефти, вновь косвенно подтверждаются.
5 апреля Трамп пригрозил ОПЕК пошлинами на импортируемую нефть для защиты американской нефтяной промышленности.

Это ставит под вопрос всю возможную сделку, поскольку и Россия, и Саудовская Аравия не раз говорили, что готовы снизить добычу, но при участии всех основных поставщиков нефти, в том числе и США. И если Америка не войдет в планируемое соглашение, то по сути оно теряет смысл, поскольку сокращенные объемы на рынке тут же восполнят поставщики американской сланцевой нефти, которые при повышении цен на нефть станут рентабельными.
По данным различных источников, запланированная встреча ОПЕК+ перенесена, «чтобы дать больше времени и привлечь всех производителей, включая ОПЕК + и других». Эр-Рияд хочет избежать повторения итогов мартовской встречи, на которой переговоры по нефти провалились из-за отказа России сократить добычу.

В воскресенье министр нефти Ирака заявил, что новая сделка нуждается в поддержке со стороны ключевых производителей за пределами альянса ОПЕК +, таких как США, Канада и Норвегия.
Президент США не взял на себя обязательств, чтобы убедить американские компании сократить объемы производства. И даже заявил, что готов при необходимости ввести пошлины на нефть из Саудовской Аравии и России. США не являются частью ОПЕК +, и идея сокращения добычи там долгое время считалась невозможной, в основном из-за антимонопольного законодательства.
При этом Канада заявила, что готова поддержать любую достигнутую ОПЕК договоренность. Крупнейший производитель нефти и газа в Западной Европе — Норвегия — также заявила, что рассмотрит возможность сокращения добычи нефти, если на это согласятся страны ОПЕК.
В Кремле заявляют, что Россия настроена на конструктивные переговоры по нефти и не была сторонницей прекращения сделки ОПЕК+.

Придётся договариваться
Несмотря на то что многие эксперты высказывают пессимистические ожидания накануне очередного раунда переговоров в рамках ОПЕК+, все же вероятность новой сделки не является нулевой вследствие заинтересованности всех ключевых сторон.
Накануне президент США Трамп все же надавил на Мохаммеда бен Салмана, и Саудовская Аравия заявила о готовности вернуться к переговорам о сделке ОПЕК+. Кроме того, США заявили о готовности снять санкции с «Роснефти» при условии её ухода из Венесуэлы.
В то же время российская сторона уже заявляла о готовности к новым переговорам при условии присоединения к сделке американских партнёров. Впрочем, президент Трамп пока противится данному шагу, желая ограничить роль США посредничеством в переговорах между РФ и Саудовской Аравией и грозя введением дополнительных пошлин на импорт нефти.

«В то же время на примере компании Whiting Petroleum мы видим, что у американских сланцевиков возникли более чем серьезные затруднения, ведущие в недалёком будущем к банкротству ряда их них. Пока упомянутая компания имеет серьезные запасы ликвидности и не планирует прерывать операционную деятельность. Сама процедура банкротства запущена, скорее, для реструктуризации задолженности в $2,2 млрд. Но это типичная ситуация для американских сланцевиков.
Естественно, можно рассчитывать, что президент Трамп будет стараться сильнее лоббировать интересы своих нефтяников и давить на саудитов, чтобы они перестали демпинговать, заливая рынок нефтью. Сегодняшнюю реальность мирового нефтерынка можно описать простыми уравнениями закона спроса и предложения: спрос рухнул практически на четверть как из-за развала соглашения ОПЭК+, так и введенных повсеместно карантинных мер из-за коронавируса.
Временным лагом при росте предложения нефти служила возможность заливать невостребованные дополнительные объемы в резервы, но объем нефтехранилищ, а также мощности международного танкерного флота, как известно, конечная величина. Соответственно, на горизонте в пару месяцев цена на нефть грозила уйти к отрицательным значениям в глобальном масштабе, как это уже произошло в Канаде, да и в РФ, где Urals пробивала абсолютное ценовое дно», — рассказал в комментарии Украина.ру экономический аналитик Александр Рябоконь.
Он отметил, что физическое «затаривание» нефтью в глобальном масштабе приведёт все стороны к резкому снижению ее добычи в форме консервации скважин. Потом, может быть, придется и расконсервировать, но и то и другое — это крайне дорогие удовольствия.

«Соответственно, вряд ли стоит сомневаться, что вероятные последствия ценовой войны прекрасно осознают и в России, и в США, и в КСА. И Трамп, и Путин заявили, что для стабилизации ситуации на рынке нужно снизить мировую добычу на 10 млн баррелей.
Но при этом ни одна из сторон пока даже не намекает, что готова принять на себя часть из этих ограничений. Именно поэтому реальные перспективы договориться о чем-либо не просматриваются. Чтобы успокоить собственное нефтяное лобби, президент Трамп недавно заявил, что позволит поставки в стратегический резерв правительства, однако проблема в том, что емкости резерва уже заполнены свыше 80%.
В этом смысле у России, Саудовской Аравии и других игроков есть более емкие резервы. Впрочем, само по себе накопление резервов, конечно, отсрочит время остановки насосов на скважинах, но точно не решит проблему. На рынке нефти США, безусловно, могут ввести импортные пошлины на нефть, чтобы поддержать внутренних производителей, но это также очень недолговечный по эффективности метод, тем более что планируются очередные траты из бюджета в условиях мирового кризиса и неопределенности с ситуацией по карантину.
Вероятнее всего, все ключевые игроки на нефтерынке понимают, что из сложившейся ситуации выйти без потерь и уступок не получится ни у кого, вопрос в приемлемости оных», — считает Александр Рябоконь.
В свою очередь аналитик Александр Мордкович обращает внимание, что хотя Трамп и грозится пошлинами, их введение приведет к тому, что американский производитель будет платить дороже остальных, и бензин для американского водителя уже не будет самым дешёвым после туркмен.

«Можно национализировать сланцевиков и напрямую дотировать из бюджета разницу между себестоимостью и ценой на рынке. Более удачный вариант, учитывая программу количественного смягчения. Напечатать бумагу ФРС может. Но, если не договорится, печатать придётся годами.
По оценкам экспертов, РФ продержится лет пять при нефти выше 25 (прямо сейчас выше 30), саудиты тоже пару лет могут. Вряд ли РФ и КСА зайдут на второй круг односторонней поддержки добычи полезных ископаемых в США.
Значит, договариваться по сокращению добычи на фоне восстановления экономики придётся всем участникам. А это не очень просто», — полагает Мордкович.

Фёдор Тихий, Украина.ру
 
Регистрация
13.03.2018
Сообщения
24 812
Репутация
12
Баллы
0
Лайки
7354
Пол
женский
Саудовский суверенный фонд PIF осуществил массовую скупку акций Equinor, Shell, Total и Eni. Совокупная стоимость приобретенных ценных бумаг оценивается в $1 млрд

Суверенный фонд Саудовской Аравии Public Investment Fund (PIF) приобрел акции сразу нескольких нефтегазовых европейских компаний, пользуясь снижением котировок в условиях пандемии коронавируса и падения цен на нефть
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Накануне "нефтяного ватерлоо": Америка голосит о странной победе

В преддверии двух встреч, которые определят судьбу нефтяного рынка — виртуального саммита ОПЕК+ и совещания министров энергетики стран «Большой двадцатки» — американская пресса пытается заранее разглядеть в тумане будущих договоренностей поражение России в целом и Игоря Сечина в частности.



Агентство Bloomberg с восторгом сообщает, что «нефтяной гамбит Путина оказался в тупике», и подчеркивает, что коронавирус сорвал всю стратегию, на которой якобы настаивал руководитель крупнейшей российской нефтяной компании. Эта картина мира исходит сразу из нескольких неверных предпосылок: что срыв сделки ОПЕК+ в марте был инициирован российской стороной (что было неоднократно опровергнуто не только российскими официальными лицами, но и источниками американского Wall Street Journal внутри саудовской элиты), что Россия находится в таком уязвимом состоянии, что сейчас она вынуждена пойти на «коронавирусные» уступки, и что единственный недостающий ингредиент в (по большому счету — невыгодном для России) подписании «большой нефтяной сделки» — это какая-нибудь «подачка» (или «шоу») от Трампа, которая позволит российскому президенту сохранить лицо.
Все эти замысловатые кульбиты фейкньюз и довольно специфических рассуждений, как ни странно, приводят к выводу, который даже немного похож на правильный.

Действительно, решение американских властей о сокращении добычи может стать решающим фактором, который собственно и определит, быть сделке или не быть. И дело тут не в России, имидже или амбициях конкретных политических игроков. Дело в рыночной логике и размере экономического ущерба (а значит, и падения спроса на нефть) из-за коронавируса: для того, чтобы рынок хоть как-то отреагировал на решение ОПЕК+ по сокращению добычи, это сокращение должно быть очень большим — и в этом смысле Трамп прав, когда говорил о 10-15 миллионах баррелей, которых все равно не хватит для того, чтобы убрать с рынка «всю» лишнюю нефть. Ибо для этого потребовались бы скорее сокращения в объемах 20-25 миллионов баррелей в день. Если говорить по 10-15, то их практически невозможно «размазать» по ОПЕК+Россия таким образом, чтобы такое снижение добычи было технически реализуемым и при этом не было бы финансовым суицидом (из-за падения экспортной выручки) для самих стран-экспортеров.
То есть вопрос стоит не только и не столько в политической и «пиарной» плоскостях, сколько в сфере банальной экономики — если США не сокращают добычу, то ее нет смысла сокращать вообще никому. И даже больше — единственным рациональным поведением становится стратегия залить рынок еще большим количеством нефти, чтобы спровоцировать так называемые «involuntary shut-ins» — принудительную остановку добычи из-за финансовых проблем американских сланцевых компаний. Тем более что первая жертва такой стратегии — Whitting Petroleum — уже обанкротилась. Кредиторы компании стали ее новыми владельцами, и вряд ли они (после окончания процесса перехода контроля за компанией) захотят продолжать качать нефть себе в убыток.

Судя по дискуссиям в американском инфополе — вся эта арифметика совершенно ясна для американской стороны, но идти на какие-то уступки американцы до такой степени не привыкли, что до сих пор считают идею «заставить всех платить за спасение сланца» — очень перспективной.
В крайнем случае обсуждается план объявить сокращение сланцевой добычи из-за рыночных условий эдаким «американским вкладом» в сделку ОПЕК+. Однако есть обоснованные сомнения в том, что этот трюк сойдет им с рук. Как сообщает РИА Новости: «Отвечая на вопрос, будет ли Россия настаивать на дополнительном сокращении добычи нефти со стороны США или ее устроит естественное снижение американской добычи на фоне низкой цены и падения спроса, Дмитрий Песков сказал:
«Это совершенно разные сокращения. Общее сокращение спроса вы сравниваете с сокращениями для стабилизации мировых рынков. Это длину и ширину сравнивать. Это разное».
ПолитАналитика
 
Регистрация
08.12.2019
Сообщения
917
Репутация
4
Баллы
7
Лайки
2070
Пол
женский
Все ждемс...:21:
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Что выиграет Россия в текущей нефтяной войне

Накануне встречи ОПЕК+ и наблюдателей от других стран (а также последующей в пятницу встречи министров энергетики G20 — что может быть даже более важно) определенности нет.



Понятно, что столь масштабные сокращения — а речь идет о десяти миллионах баррелей в день, и это еще маловато для стабилизации рынка — Россия на пару с Саудовской Аравией провести и не сможет, и не захочет. Дональд Трамп уже считает, что свой вклад в сокращение он выполнил, уговорив Россию и КСА вновь сесть за стол переговоров.
Как вариант, для поддержки собственного рынка в крайнем случае он грозится ввести импортные пошлины на нефть в США. Это, в принципе, для самих Штатов выглядело бы интересным развитием событий, так как страна уже достигла самообеспечения по нефти. Остаются определенные сложности с качеством нефти: все-таки американские НПЗ настроены на более тяжелые сорта, а сланцевая нефть, напротив, легкая. Но в целом задача выполнима. Тем более что это не прямой запрет на импорт, а только лишь пошлины. Россия и Саудовская Аравия экспортируют по несколько сотен тысяч баррелей в США, и эти объемы не так существенны в масштабах предстоящих сокращений. В случае реализации этого (все же маловероятного) сценария для остального мира не так много изменится, так как США, по сути, самодостаточны. Просто договариваться в таком случае придется без Соединенных Штатов. Но захотят ли в таком случае США остаться в стороне от переговоров всего остального мира?

В той или иной степени обсуждается участие в сокращениях не только США, но и Мексики, Канады, Великобритании, Норвегии, Бразилии и других крупных нефтедобытчиков. Вопрос, каким образом все эти участники смогут договориться, остается открытым. Возможно ли это организационно, технически? Как мониторить сокращения?
Скажем прямо — прогнозы здесь давать дело неблагодарное, и большинство здравых наблюдателей предпочитает не заниматься спекуляциями и пока наблюдать. Можно быстро нарисовать как оптимистичные, так и пессимистичные сценарии, но есть ли смысл?

Что играет и будет играть против роста цен на нефть?
Во-первых, сниженный (на 20-30 процентов от нормы!) спрос по причине текущего уменьшения мобильности, и даже после снятия карантинов спрос не восстановится полностью.
Во-вторых, накопленные запасы нефти за время карантинов.
В-третьих, все-таки развал сделки ОПЕК+ в первоначальном виде. Новые договоренности (которых пока нет) вызваны очевидным форс-мажором, и недоверие участников друг к другу сохраняется.
В-четвертых, если уж добавлять негатива, то ведь есть и «скрытые» избытки. В первую очередь иранские мощности (а это еще единицы миллионов баррелей в день), которые уже давно находятся под санкциями.
Что будет играть за рост цен?
Во-первых, на ближайшую перспективу — возможная договоренность всех участников рынка.
Во-вторых, в среднесрочной перспективе «выход» части добычи как нерентабельной при текущих условиях. В первую очередь это канадская добыча тяжелой нефти, со временем подключатся и другие проблемные производители. Напомним, что такая рыночная реакция сейчас оценивается в десять миллионов баррелей в день за второй квартал (при условии возвращения сверхнизких цен). В перспективе полугода и больше — начнется уже заметный спад добычи в США, но это все равно в лучшем случае пока минус единицы, не десятки миллионов баррелей.

В-третьих, для старых и проблемных месторождений существует угроза утраты части нефтяных запасов (под землей) после вынужденной остановки добычи — в будущем это приведет к снижению предложения. В том числе и поэтому некоторые производители готовы добывать даже в убыток, лишь бы не останавливать процесс.

В-четвертых, в среднесрочной (и долгосрочной) перспективе начнутся эффекты дефицита от текущего обрушения капитальных затрат.
И здесь — понятно, что тот, кто рискнет, то есть будет инвестировать в новую добычу в условиях низких цен в расчете на дефицит и рост, — выиграет (или проиграет — если расчет окажется неверным). Но все это в будущем — пока же инвестиции массово сворачиваются: до дефицита еще далеко, да и лишних денег у компаний нет.
Если же посмотреть на средне- и долгосрочную перспективу, то некоторые наблюдатели при любом развитии событий уже предполагают растущую волатильность на рынке.

Что все это означает для нас как для страны?
В условиях неопределенности рецепт давно известен. Если мы не можем с достаточной достоверностью прогнозировать будущее, то принимаемые решения должны быть направлены на минимизацию негативных последствий при любом развитии событий.
Понятно, что, во-первых, это создание резервов. Если раньше, в парадигме «нефть всегда по 60», обсуждалось, нужны ли резервы в таком объеме, — то в условиях волатильности цен накопление резервов при высоких ценах и их трата при низких становятся единственным разумным сценарием. И дело здесь не только в наполнении бюджета. В первую очередь это вопрос наличия валютных поступлений. Хотим ли мы этого или нет, экспорт энергоносителей — основная статья валютных поступлений, в то время как в импорте существенную роль занимают машины и оборудования.

На этом фоне вновь актуальны темы импортозамещения в машиностроении и промышленности. Понятно, что невозможно на ограниченном внутреннем рынке создать все собственные отрасли, всегда будет и импорт оборудования.
Однако в текущих условиях было бы странным активно использовать иностранное оборудование для самого экспорта энергоносителей. Особенно в тех случаях, когда это оборудование составляет значительную долю себестоимости. Это проблема уже обсуждалась ранее, но сейчас вновь поднять эту тему было бы правильным.
Речь, разумеется, идет здесь в первую очередь о собственных технологиях СПГ. На фоне происходящего все больше уверенности, что после «Артик СПГ 2» все новые проекты «Новатэка» будут уже на российской технологии, которая сейчас тестируется. Однако остаются проекты других производителей — «Газпрома» и «Роснефти», которые до недавнего времени планировались на основе зарубежных решений.
Любопытно, что в самый канун нефтяного кризиса, в конце марта, стало известно, что Владимир Путин одобрил подготовку к строительству газопровода «Сила Сибири — 2».

И удивительного здесь ничего нет. Дело здесь не только в том, что от подготовки до реализации пройдет несколько лет. И не только в том, что ресурсная база «Силы Сибири — 2» — та же, что используется для снабжения европейских рынков, где на фоне декарбонизации есть определенные риски падения спроса (понятно, что новых трубопроводов в Европу уже не будет).
Но самое главное, что в КНР пойдет труба практически полностью отечественного производства. То есть мы получим валютную выручку при рублевых затратах.
Можно приводить и другие примеры в области энергетики. Сколько последнее время было споров об импортозамещении газовых турбин. Сейчас эта дискуссия очевидно уходит на второй план: собственное производство здесь становится еще более оправданно, тем более что сделано уже немало.
Наконец, еще один пример. Это — нефте- и газохимия. Последние годы развитие этой отрасли рассматривается как хорошая возможность для роста экспорта в условиях известного давления на ископаемые топлива как источник выбросов углекислого газа. Однако значительная часть используемых лицензий, технологий, подрядчиков в нефтехимии — вновь иностранные. И не исключено, что здесь мы увидим те же проблемы трудного, но необходимого импортозамещения, как и в секторе СПГ. Тем более что из-за падения цен на энергоносители по всему миру наше конкурентное преимущество в виде дешевого сырья для производства полимеров исчезает.

Было бы неправильно паниковать и экстраполировать текущую непростую ситуацию — а это уникальное и временное обрушение спроса, в то время как производители с наиболее дорогой добычей пока просто не успевают быстро среагировать уменьшением предложения — на долгосрочную перспективу. Но даже когда ситуация выправится, все вышесказанное остается актуальным. Как минимум текущая ситуация должна послужить холодным душем для любителей известной логики «все, чего не хватает, — купим за доллары».

Александр Собко, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Второй заход ОПЕК++, почему не взлетит

Теоретически сегодня должно состояться эпохальное событие. За стол переговоров, пусть и в дистанционном режиме из-за коронавируса, должны сесть все ведущие нефтедобывающие страны. Чтобы договориться о единой программе действий по спасению рынка.



Масштаб происходящего внешне выглядит чуть ли не революционным, но именно он очевиднее всего указывает на то, почему сделка пока не взлетит.
Во-первых, по-прежнему сохраняется полная неопределенность относительно объема совокупного снижения рыночного предложения. Владимир Путин называл цифру в 10 млн баррелей в сутки. Саудиты сначала настаивали на двух, потом, вроде как тоже согласились на 10. Больше всех ставку поднял президент США. По мнению Трампа, снижать так снижать, не менее чем на 20. Это говорит об отсутствии внятного представления о реальном состоянии рынка.
Во-вторых, за исключением России, все прочие участники по поводу своего горячего желания спасти общий рынок откровенно врут. Для примера возьмем Саудовскую Аравию, согласную сократить свою добычу аж на 1,5 и даже 1,8 млн баррелей в сутки. От так называемого «апрельского уровня» в 12 млн, до которого свою добычу Эр-Рияд лишь обещал поднять в рамках мести русским за отказ от прошлой сделки.

Фишка в том, что в реальности саудиты не то что на 12, они не вышли даже 10 млн., фактически оставаясь на 7,8 млн баррелей суточной добычи. Дополнительный примерно 1 млн баррелей Королевство пыталось выбросить на рынок не через рост добычи, а посредством частичного сокращения объемов внутреннего потребления нефтепродуктов.
Получается, что даже если отнять аж 2 млн от мифических 12, саудиты официально получат квоту на 28% превышающую фактический объем добычи в стране. Что позволит ее даже наращивать, в то время как прочие ее должны будут сокращать.
США так вообще откровенно пытаются выдать баг за фичу и продать от мертвого осла уши. Из-за падения цен у них началось падение сланцевой добычи. Не обвальное, сказывается высокая инерция технологических процессов, но неумолимое. Расчеты показывают, что из-за долгов к концу года рискуют полностью прогореть не менее половины добывающих компаний.
Стало быть, объем добычи нефти в США естественным образом упадет. На 2, возможно даже на 3 млн бар/сутки. Их Трамп и пытается продать в качестве американского вклада в общее соглашение. Но хитро. Без официального взятия на себя каких-либо обязательств. Типа, Америка и так сделала, что надо. Что позволит в любой подходящий момент пойти своим путем.

И лишь Россия согласна действительно уменьшить объем добычи на 1,6 – 1,9 млн бочек в день.
Кто-то действительно верит в возможность достижения надежного нового соглашения в подобных условиях? Не говоря уже про его работоспособность?
Впрочем, Москва, похоже, неработоспособность текущего расклада понимает прекрасно. От того и присоединяется к общему хору очень много и красиво обещающих. Обещать еще не значит жениться.
Словом, ставка сделана. Теперь давайте поглядим, как она сегодня сыграет.

Александр Запольскис
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Сергей Марков: В США гадают, нет ли тайного сговора Путина и МБС?

Россия заявила о готовности сократить свою добычу нефти на 14%. Это победа или поражение?



Многие постоянные критики Путина заявляют, что это поражение Путина, ведь раньше Россия отказывалась сокращать добычу нефти, что предлагало КСА. Потом КСА начало нефтяную войну цен против России на европейском рынке. И Россия согласилась теперь сократить добычу. То есть Путин потерпел поражение и согласился под давлением Мухаммеда Бен Салмана — МБС, лидера КСА, на его требование? Так пишут критики. Рассказываю тогда детали.
Критики Путина на зарплате намеренно выбрасывают из рассмотрения главное требование России, — чтобы США тоже присоединились к этому сокращению. И Канада за компанию. И логика здесь в том, что если мы сокращаем добычу, то предложение нефти на мировом рынке не упадет сильно, потому что большая часть нашей ниши просто будет занята нефтью из США.

КСА и лично МБС не могут так жестко ставить вопрос перед США, потому что безопасность КСА и лично МБС сильно зависит от США. А Россия независимая от США страна и может жестко говорить с США, если надо. А вот если США соглашаются на сокращение добычи, то и Россия теперь, в принципиально новых условиях, готова снизить добычу, — теперь ниша не будет захвачена другими. Поэтому Россия и согласилась, — после того как добилась своего.
Эта комбинация, заставившая США сесть за стол переговоров с ОПЕК-плюс, настолько очевидная, что заставила многих в США подозревать, нет ли тайного сговора Путина и МБС? Дескать, Путин и МБС на виду у всех показывают, что они в конфликте и даже не хотят разговаривать друг с другом по телефону. А на самом деле у них тайный сговор, с целью заставить США присоединиться к картелю. Дескать, формально МБС снижением цен бил по России и Путину, а фактически он бил по сланцевой нефти США, которая вся оказалась быстро на грани коллапса. Просто, так как МБС зависит от США, он не может прямо ударить по США и поэтому попросил Путина разыграть такую комбинацию. Ну или хитрый Путин придумал этот план против США. Или хитрый «нефтяной царь» Путина Сечин. В авторах плана они колеблются, но что в проигравших от совместной игры России и КСА, Путина и МБС, оказались США, согласны многие.
Поэтому многие уговаривают Трампа не поддаваться на уловки и давление хитрых арабов и коварных русских, и не соглашаться. Трамп и рад бы послать подальше МБС и Путина, но у Трампа выборы в ноябре, а среди его спонсоров много нефтянников и вообще энергетиков. Если он допустит разорение своих нефтянников, то его штаб избирательной кампании может остаться без денег.

Сергей Марков
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Трампу изображать положение «над схваткой» в нефтяной войне все труднее

В тот момент, когда завершалась экстренная встреча группы нефтедобывающих стран ОПЕК+ с целью обсуждения «справедливого соглашения» по добыче нефти, президент США Дональд Трамп сообщил, что провел «очень хороший разговор» с президентом России Владимиром Путиным и наследным принцем Саудовской Аравии Салманом бен Абдель Азизом Аль Саудом. «Как вы знаете, страны ОПЕК встречались сегодня, — отметил Трамп. — Я бы сказал, что они приближаются к достижению договоренностей, мы скоро узнаем об этом». И добавил, что Москва и Эр-Рияд «хорошо ладят» на переговорах по объемам добычи нефти.



Ход простоватый, но он сопряжен с определенными политическими нюансами и призван убедить всех в том, что без подключения США к «нефтяной войне», которая подается Вашингтоном как столкновение исключительно между Россией и Саудовской Аравией, продвижение вперед было бы затруднительно. Москва тоже вела свою игру. На совещании по ситуации на мировом нефтяном рынке Путин, во-первых, заявил, что причина обвала цен — выход Саудовской Аравии из сделки ОПЕК+, чтобы «избавиться от конкурентов, добывающих сланцевую нефть», но Россия такой цели не ставит и хочет учитывать интересы всех партнеров. Во-вторых, он предложил «по-партнерски» странам-участницам сократить общую нефтедобычу на 10 млн баррелей в сутки от уровня первого квартала 2020 года. Это порождает определенные вопросы, ведь ранее Москва выступала против дополнительного сокращения добычи нефти на 1,5 млн баррелей в сутки до конца 2020 года, полагая, что сокращение добычи не приносило свои плоды из-за наращивания производства нефти в странах, не участвующих в сделке.

В первую речь шла о США, Канаде, Бразилии, которые нивелировали действия стран ОПЕК+ и увеличивали свою долю на рынке. Говорилось также о потере доли рынка, которую занимала американская сланцевая нефть. Но сейчас возврат к исходной позиции происходит в ситуации, когда, как утверждает Bloomberg, «сланцевый сектор США почти убит и миллиарды долларов вымыты из капитала». Саудовская Аравия цели своей достигла, и теперь можно договариваться. После сложных 10-часовых переговоров представителей стран ОПЕК+ принята декларация о сотрудничестве. Стороны достигли компромисса в вопросе снижения объемов добычи нефти, чтобы не допустить дальнейшего падения цен на мировом рынке. Условия соглашения подразумевают снижение ежедневного объема добычи на 10 млн баррелей в мае и июне, далее до 6 миллионов. Мексика, которая первоначально не согласилась с этими планами, если верить последним новостям, сообщила всё-таки о готовности снизить свою нефтедобычу. При этом Россия и Саудовская Аравия, утверждает Bloomberg, готовы сократить добычу на 8,5 млн баррелей в день. Что касается США, то там и без того добыча нефти упала.

Но проблема в другом. Нынешний мировой кризис носит гибридный характер — «нефтяная война» плюс пандемия коронавируса, последствия которой многие политики и эксперты сравнивают с потерями во Второй мировой войне.
Не случайно глава Министерства энергетики России Александр Новак заявлял, что «основную роль в падении мировых цен на нефть сыграла пандемия коронавируса, а не развал сделки ОПЕК+», что «сокращение спроса уже влечет за собой сокращение предложения со стороны многих стран, которые находятся в конце цепочки маржинальности». Но даже такая суровая оценка не окончательна, так как битва с пандемией только в разгаре, и никто не знает, когда и как она завершится. Есть лишь понимание того, что существующие механизмы по сокращению добычи нефти будут давать краткосрочный эффект, а для полного восстановления могут понадобиться годы. Да и то далеко не факт, что развитие событий будет проходить по хорошему сценарию. Многие эксперты сходятся в том, что даже предложенное сокращение добычи нефти является недостаточным для решения проблемы избыточного предложения нефти на мировом рынке.

Пандемия, как пишет американское издание The Hill, «ввела мир в состояние неопределенности», показав, что почти все вели «проигрышную игру». Сейчас лучший выход из ситуации — это объединить усилия для борьбы с общей угрозой, а не пытаться сохранить свои лидирующие позиции. Загадывать уже не приходится. Нет сомнений в том, что сегодняшняя динамика нефтяного рынка сохранится как минимум до конца текущего года. Следующая видеоконференция стран ОПЕК+ состоится 10 июня. Bloomberg предполагает, что к ней присоединятся и представители американской нефтяной промышленности, которые должны будут взять постоянные обязательства по контролю добычи нефти. Во всяком случае, по сообщению The Wall Street Journal, американские сланцевые производители уже начали переговоры с ОПЕК, чтобы урегулировать ценовые проблемы. Это будет означать то, что Трамп теряет позицию «быть над схваткой». Но что дальше?

Станислав Тарасов, ИА REGNUM
 
Регистрация
06.04.2019
Сообщения
3 237
Репутация
6
Баллы
0
Адрес
Москва
Лайки
371
Пол
мужской
Нефть и энергоносители, их влияние на политику
..................
Нефть и энергоносители оказывают на политику и экономику отрицательное влияние; поскольку ими торгуют западные ТНК и потом всякие там экономические войны возникают, страны рушат, кризисы учиняют
А богатые, которые торгуют нефтью и энергоносителями, оказывают на экономику положительное влияние, поскольку плотят деньги в бюджет
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Сделка ОПЕК++: Россия победила или проиграла?

Переговоры ОПЕК++ вроде как состоялись. Два плюса потому, что к прежнему составу соглашения удалось подтянуть и другие нефтедобывающие страны. А «вроде как» потому, что достоверной информации по итогам встречи до сих пор нет (ждут встречи министров энергетики Джи20, которые должны подтвердить и опровергнуть итоги встречи ОПЕК++).



После окончания встречи прошло 14 часов (встреча закончилась около 04.00 утра сегодня по Москве), но даже специализированная и как правило хорошо информированная пресса, продолжает оперировать всего двумя источниками: собственным непроверяемым инсайдом и пресс-релизом на сайте ОПЕК.
И то, и другое наводит на мысль об откровенном разводилове. В смысле о попытке сохранить хорошую мину при плохой игре. Тем более, когда это более-менее успешно работает. На новостях о достигнутом соглашении марка Brent поднялась выше 34 долларов и показывает все шансы добраться до 40, что всего на три доллара ниже вполне комфортного для России уровня.
Однако, как говорят либеральные СМИ, Москве за это пришлось заплатить самым большим объемом снижения собственной добычи – на 1,8 млн б/с. Комментаторы едко отмечают, что это поражение России, так как фактически вернуло ее к условиям, выдвинутым саудитами еще в марте, только в полтора раза хуже по масштабам сокращения.
Но, учитывая все факторы, хочется спросить классическое – а был ли мальчик? Причин к тому, как минимум, три.

Во-первых, внешние обстоятельства остались без изменений. США в сделке не участвуют, выдавая естественное падение сланцевой добычи на 1,5 млн б/с за свой вклад «в общее дело». Они готовы вроде как взять долю Мексики на себя – но это мы тоже увидим только по итогам встречи министров энергетики Джи20. Так что в любой момент Вашингтон может на законных основаниях начать пытаться восстанавливать экспорт на формально законных основаниях.
Во-вторых, как мы говорили ранее, саудиты под видом сделки впарили воздух. Если от заявленного ими уровня добычи в апреле в 12 млн б/с отнять те 4 млн баррелей, на которые они великодушно согласились ее снизить, то получаются все те же 8 млн б/с, которые КСА и так добывает по факту. Иными словами, Королевство получает максимальный профит, так как цены поднимутся, а объем легальной добычи у него останется прежним.
В-третьих, все говорят, что соглашение есть, но никто нигде не приводит даже предварительный список стран, под ним подписавшихся. Зато известно, что против его условий выступила Бразилия. Неизвестна позиция Ирана. Нет данных по Китаю. Четкой позиции не обозначили Венесуэла и Мексика. Казахская пресса, со ссылкой на представителя Казахстана на переговорах, вообще говорит, что ни о чем хоть как-либо реальном сторонам договориться не удалось.

Так что все эти «страны договорились снизить добычу на 10 млн б/с в течение апреля – мая, потом еще на 8 млн б/с – до конца 2020 года, и потом еще на 6 млн б/с в течение 2021» — это сказка ни о чем. Никому не хотелось проверять глубину падения котировок в случае официального признания, что сторонам договориться не получилось снова.
А так вышел нормальный паллиатив. Никто ничего не делает. Все остаются при своих и дружно смотрят, как события пойдут развиваться дальше. Может через два месяца дым слегка рассеется, ясности прибавится, и можно будет переходить к более обдуманным шагам. А может, и нет. Главное – рынок верит, что какое-то соглашение существует. И плевать на детали.
Такое вот вышло интересное у России «поражение». Особенно в свете того, что Саудовская Аравия срочно подписала с Россией соглашение о закупке российского зерна. 9 апреля 2020 года туда ушли первые 60 тыс. тонн нашей пшеницы.

Александр Запольскис
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Блондинка Блондинка. Нефтяной День дурака (аудио)
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Что будет после нефтяного перемирия?

Соглашение о сокращении добычи, заключенное в рамках саммита ОПЕК+, не сможет компенсировать падение спроса на нефть из-за коронавируса, а значит, его способность повлиять на восстановление цен тоже будет ограничена. Впрочем, без этого соглашения ситуация на нефтяных рынках оказалась бы еще хуже.



Как отмечал влиятельный американский банк Goldman Sachs, на который ссылается британская The Guardian, «кризис коронавируса сократит спрос на 19 миллионов баррелей в день в апреле и мае», следовательно, даже если сокращения добычи «будут согласованы завтра, все равно они будут слишком малыми и слишком запоздалыми для того, чтобы предотвратить снижение цен в ближайшие недели, когда емкость нефтехранилищ подойдет к заполнению».
Стоит отметить, что оценка американских банкиров была сравнительно оптимистичной: они делали вышеприведенные расчеты, исходя из сокращения добычи на 15 миллионов баррелей и исходя из предположения, что жесткие карантинные меры «срежут» всего 19 миллионов баррелей спроса, хотя, по другим оценкам, речь может идти и о 20-25 миллионах баррелей.
Сделка ОПЕК+, несмотря на всю свою масштабность и место, которое она занимает в новостях, — это не только поддержка сегодняшних цен и бюджетных доходов стран — экспортеров нефти, но и очень сложный компромисс, направленный на будущее, то есть на период экономического восстановления после окончания эпидемии.
Именно этим «прицелом на будущее» можно объяснить сдержанную реакцию рынков и умеренные ожидания по части быстрой эффективности мер, согласованных в рамках ОПЕК+ и поддержанных на саммите G20: «План (ОПЕК+) может быть достаточным для предотвращения дальнейшего обвала цен, но не достаточным для того, чтобы запустить их рост», — заявил Маршал Стивз, аналитик энергетических рынков агентства IHS Markit. По его оценке, опубликованной американским финансовым изданием MarketWatch, эта сделка — не провал, но и «не панацея».
О том, что прицел сделки ОПЕК+ направлен на будущее, а не на ближайшие недели или месяцы, говорит главный пункт официального заявления, сделанного после окончания виртуального саммита.

«Участники встречи договорились скорректировать в сторону понижения общую добычу нефти на 10,0 миллиона баррелей в сутки начиная с 1 мая 2020 года, в течение начального периода в два месяца, который заканчивается 30 июня 2020 года. В течение следующего периода в шесть месяцев, с 1 июля 2020 года по 31 декабря 2020 года, общая согласованная корректировка составит 8,0 миллиона баррелей в день. За ней последует корректировка 6,0 миллиона баррелей в день на период в 16 месяцев, с 1 января 2021 года по 30 апреля 2022 года.
Исходным показателем для расчета корректировок является добыча нефти в октябре 2018 года, за исключением Королевства Саудовская Аравия и Российской Федерации, с одинаковым базовым уровнем в 11,0 миллиона баррелей в день. Соглашение будет действовать до 30 апреля 2022 года, однако его продление будет рассмотрено в декабре 2021 года».
Участников нефтяного рынка пытаются убедить в том, что перед ними сейчас не «экстренное снижение», которое нацелено на то, чтобы спасти добытчиков от краткосрочных проблем, а именно создание долгосрочного дефицита на рынке нефти. Но дефицит «активируется» только после того, как уровень потребления приблизится к тому, что был до эпидемии.
Стоит отметить, что сделка все еще может сорваться, ибо принципиальная позиция ОПЕК+ заключается в том, что никто не может получить «бесплатный билет» в светлое нефтяное будущее. Именно поэтому в финальной резолюции саммита указано, что все сокращения добычи вступят в силу, только если Мексика (единственная страна, которая не поддержала сделку) подпишется на сокращение добычи на 400 тысяч баррелей нефти в день. Это именно вопрос принципа, так как если освободить одного, пускай и не самого крупного, нефтедобытчика от участия в ней, то она развалится: Саудовская Аравия и Россия вместе контролируют чуть больше 20 процентов мировой нефтедобычи и не могут нести на себе все «сокращения» в одиночку, и даже если разделить необходимое снижение добычи с США, то все равно получается, что «снижать» придется всего лишь от примерно трети мировой добычи.

Это понимают большинство стран — экспортеров нефти, включая те, для которых официально подписывать сделку ОПЕК+ абсолютно недопустимо с точки зрения внутриполитических соображений. Например, агентство Рейтер сообщает о позиции Осло в нефтяной сделке: «Норвегия, крупнейший добытчик нефти в Западной Европе, заявила в субботу, что страна все еще рассматривает возможность сокращения добычи нефти, если группа ОПЕК+ осуществит свой план. «На встрече я сказала, что Норвегия рассмотрит одностороннее норвежское сокращение добычи нефти при условии, что будет достигнута договоренность между странами ОПЕК+ о сокращении добычи», — заявила (министр нефти и энергетики Тина) Бру».
Мексика может себе позволить саботировать сделку ОПЕК+, поскольку эта страна является по-своему уникальным случаем среди экспортеров нефти: каждый год (и это требует определенных затрат) Мексика «страхует» на финансовых рынках свой годовой нефтяной экспорт, а посему может игнорировать ценовую конъюнктуру, связанную с эпидемией и ценовой войной других производителей примерно до конца текущего года.
Но Мехико не может игнорировать Дональда Трампа, который крайне заинтересован в том, чтобы сделка состоялась. Более того, как подчеркивает BBC, президент Соединенных Штатов готов (а это редчайший случай) временно взять на себя те финансовые потери, которые понесет южный сосед из-за сокращения нефтедобычи: «Президент США Дональд Трамп заявил, что предложил «помочь Мексике справиться». Он сказал, что Штаты сократят объем добычи нефти, а Мексика «возместит» им позднее. Он добавил, что не уверен, что сделка будет принята. «Мы работаем над этим. Я думаю, что в конечном итоге все получится», — сказал он».

Сделка ОПЕК+ еще может сорваться, как минимум в том случае, если «мексиканское предложение», сделанное Белым домом, окажется неприемлемым или для руководства Мексики, или для остальных членов ОПЕК+.
Стоит особо отметить, что неучастие США в официальной сделке ОПЕК+ не поможет американским сланцевым компаниям, причем как раз из-за того, что размер сокращения добычи со стороны ОПЕК+ подобран именно таким образом, чтобы удержать цены от совсем катастрофического падения, но оставить их на том уровне, который будет банкротить американские сланцевые компании. Как признал министр энергетики Соединенных Штатов Дэн Бруйетт в пятницу: «По нашим оценкам, к концу этого года добыча в США сократится почти на два миллиона баррелей в день. Некоторые модели показывают еще более впечатляющие цифры, например до трех миллионов баррелей в день».
Возможно, американцам будет легче от иллюзии того, что это сокращение было сделано «рынком», а не соглашением ОПЕК+, но последствия от этого не изменятся. Однако, по большому счету, дальнейшая эволюция цен на нефть в руках тех, кто борется сейчас с эпидемией: чем быстрее она закончится, тем быстрее цены восстановятся, хотя определенную роль может сыграть еще и упрямство руководства Мексики. Но то, что представители большого нефтяного альянса в формате ОПЕК+ могли сделать, уже сделано, и полученный результат уже можно считать большим достижением мировой нефтяной дипломатии.

Иван Данилов, РИА
 
Регистрация
27.02.2017
Сообщения
18 694
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Харьков
Лайки
1187
Пол
мужской
Сделка ОПЕК++ превращается в детективный сериал

В истории «про цену за бочку» появилась новая серия. Сразу два источника – кувейтский министр нефти Халед аль-Фадыль и министр нефти Ирана Биджан Намдар Зангане, независимо друг от друга подтвердили заключение долгожданной сделки ОПЕК++.



В этой связи у Буровой даже появилась версия Буровая:
«как мы и предупреждали, форс-мажорное заседание ОПЕК+ было из-за Мексики. В сухом остатке Goldman Sachs продавил Трампа. Трамп продавил саудитов. Саудиты подписали сделку».

Правда, тут не совсем понятно связь между Мексикой и позицией саудитов. Трамп таки убедил их засчитать часть американского снижения в счет мексиканской квоты? Но почему 10 млн баррелей сокращения тогда усохли до 9,7? Если мексиканцы согласились на условия ОПЕК++, что полностью сами, что с учетом вписания за них США, цифра должна была остаться прежней.
Раз она тоже сократилась на величину, подозрительно похожую на мексиканскую долю, возникает стойкое подозрение, что мексиканцы в ОПЕК++ все-таки не вошли. И никаких на себя обязательств не взяли. Просто остальные участники процесса устали ждать и попытались «взять с паршивой овцы хоть шерсти клок» — согласиться хоть как, лишь бы эта проклятая сделка хоть в каком-нибудь виде появилась! Уж слишком неприятными низкие цены оказываются для большинства.
И что еще подтверждает сомнения, так это заявленная дата начала действия условий ОПЕК++ — 1 мая. Будь все там действительно ровно, как это уже не редко проворачивалось раньше, начальный срок можно было вводить задним числом. Апрель еще только начался. Но все равно май. И все равно только до конца июня.
В общем, что-то по-прежнему сильно не то с этой сделкой. Будем смотреть за отделом продаж Сауди Арамко. Они там тянули с объявлением цен на май. Хотя должны были анонсировать их еще неделю назад. Вероятно, в ожидании итогов экстренной встречи.

Отсюда простая логика. Если мхатовская пауза продолжится, значит, переговоры еще идут, а эти заявление министров преждевременны. Если же цену саудиты озвучат – будем смотреть на цифры и условия.
Если они пойдут вверх, значит соглашение все-таки достигнуто. Будет ли оно работать – вопрос отдельный. Но как само по себе галочку в отчете ставить можно.
В этом случае дальше надо будет смотреть на поведение России. Именно поведение, а не общие слова для журналистов. Станем сокращать добычу, значит, американцы на себя какие-то обязательства взяли. Не станем – значит не взяли, и сделка дышит через раз.
Ну, а если саудиты выкатят на май цену с большой скидкой, как они пытались делать это в течение двух первых недель апреля, значит, на самом деле никакого соглашения в действительности нет и надежда на его достижение в ближайшем будущем отсутствует.
Так что… тишина в зале. Барабанная дробь!

Александр Запольскис
 
Сверху Снизу