Обсуждение Октябрь 1993-го. БД изнутри и снаружи. (Отрывок из рукописи "Жук в стекло").

Регистрация
30.09.2019
Сообщения
1
Репутация
0
Баллы
0
Пол
мужской
4 октября 1993 года, Белый Дом:
...Журнали встретили «Альфу» на лестнице 14-го подъезда. Рандеву было настороженным. На улице еще вовсю шел бой. На лестничную площадку ниже Рамина медленно выдвинулся спецназовец. Титановый шлем, бронник, разгрузка и легендарный «Винторез». Внимательные спокойные глаза и плавные движения. Денис осторожно поднял раскрытые ладони. Пескарев сзади дублировал жест.

– Вы «Альфа»?

– Да. А вы кто?

– Мы журналисты. Узнали, что здесь будет коридор для выхода людей. Это так?

– Каких людей? Боевиков?

– Нет. Мирных людей, гражданских. Работников аппарата, журналистов.

– Как мы это узнаем?

– Мы работаем в парламенте. Большинство людей знаем в лицо.

– Хорошо. Ты стоишь здесь. Чтобы не было проблем. Второй приведет людей.

– Хорошо. Я понял. Саня, ты услышал? Иди за нашими. Ффу-у!



Денис рукавом утер мокрый лоб и облокотился на перила. Разглядывал спецназовца. Тот расположился пролетом ниже. Свободно расставил ноги, бесшумный «Винторез» повесил на грудь. Руки лежали на оружии. Забрало шлема поднято. Остальные офицеры боевой группы находились за поворотом лестницы. Рамин хмыкнул. Поза вроде бы абсолютно миролюбивая и расслабленная. Но в долю секунды уйдет с линии огня и сам накроет качественно. Впечатляет. Денис успокоился. Вдруг из шлема альфовца хриплой скороговоркой затрещала рация. Спецназовец коротко ответил и заметно помрачнел.

Позднее Рамин узнает, что в это время неизвестный снайпер застрелил одного из бойцов «Альфы». Узнает и поймет. Но это будет позднее. А в тот момент ему просто стало неуютно.

Через некоторое время пошли люди. Шли быстро. Поглядывали на Дениса. Рамин выпрямился, безотчетно пытаясь копировать стойку офицера «Альфы». Только «Вала» у Дениса не было. Сунул руки в боковые карманы «аляски». Внимательно разглядывал проходивших мимо. Со многими здоровался. Народ шел с разными лицами: потрясенными, благодарными, злорадными, испуганными, озлобленными. Но все хотели быстрее уйти из расстрелянного и горящего Дома Советов. Дениса поразило выражение униженного испуга, читавшееся на многих лицах. Это было одно из поганых лиц российской демократии.

Второе Рамин увидел чуть позже, когда оказался снаружи армейского оцепления Белого Дома. За выставленными барьерами собралась огромная толпа сторонников Ельцина. У Белого Дома еще раздавались частые выстрелы. Демшизу это не пугало. Выходивших из парламента людей останавливали, допрашивали, толкали и били. Потрошили дамские сумочки, оскорбляли. Кого-то уже сшибли на асфальт и пинали ногами. Денис хорошо запомнил седого благообразного интеллигента, чье решительное лицо вдруг приобрело черты жуткой маски людоеда. Кидаясь на безответных людей, демократ злобно орал и плотоядно щелкал вставной челюстью. Генерал Коржаков швырнул мужика в камуфляже под ноги демшизе. Рамин дернуться не успел – его цапнул за шиворот спецназовец «Альфы», выводивший последнюю группу из Белого Дома. И слава Богу, что успел заблокировать.

Таким оказался другой, истинный лик российской свободы 90-х. Хищный оскал вставленной пиндосами челюсти свободного рынка. Геноцид плановой экономики. Мерзкая оголтелая харя гайдаровщины и ельцинизма. Мы за демократию, если вы нас поддерживаете. Ах вы против?! На тогда, получи! На тебе, говно коммунистическое! Государственник? На тебе, говно тоталитарное! Даешь свободу мысли и либерализм! Ура. Тошнотворская – наш герой. Героиней-то язык не повернется обозвать.



Рамин мимо американского посольства выбрался к Новому Арбату. Здесь было тихо, хотя от Дома Советов еще раздавались выстрелы. Денис шагнул на тротуар.

– Куда?! Беги оттуда! – омоновский капитан в броннике прижимался к стене высотки. – Снайперы!

Рамин в несколько прыжков удрал с тротуара. У стены торчало несколько омоновцев и каких-то гражданских. Денис ощутил странность и неправильность происходящего. Какие, нахер, снайперы?! С кем они здесь воюют? С ОМОНом? Глупо. Белый Дом-то в полкилометра отсюда. И бой идет там. С мирными зеваками? Тогда чьи это снайперы? По толпе демшизоидов у Верховного Совета ни единой пули. Это точно, иначе бы разбежались к хуям собачьим. А здесь снайперы? Ох ты, мерзость какая…

За углом высотки в мертвой зоне скопилось человек пятьдесят гражданских. Лица в перепуганном экстазе: ух ты! Что делается! Жуть. Жуть, как интересно!

Из переулка вышел какой-то пьяный мужичок в расхристанной одежде. Омоновский капитан злорадно схватил его за воротник драного пальто:

– Ааа! Защитник Белого Дома! Вот, кто в мирных людей стрелял! Он ваш! – От удара капитана мужик полетел на асфальт. Под ноги зевакам у высотки. Через секунду толпа озверела и ринулась к несчастному. Денис отвернулся и пошел в сторону Кремля. Сзади раздался короткий болезненный вопль обреченного мужика. Все. Перебор.

Навстречу ему попадались люди. Шли по Новому Арбату. Мужчины, женщины с детьми. С любопытством разглядывали издалека клубы черного дыма над парламентом. Услышав стрельбу, торопились подойти ближе. Рамин увидел совсем молодую пару. Жена держала на руках грудного младенца. Они тоже двигались в сторону горящего Белого Дома. Рамин сорвался:

– Вы что, ебнулись?! Там бой идет, людей убивают! А здесь еще снайперы! Идиоты, куда вас несет с детенышем?!! Идите отсюда.

Молодые растерянно смотрели на бешеного небритого охламона в грязных джинсах. Потом в глазах мужика что-то изменилось. Увидел пресс-карточку на шее Дениса.

– Точно, идиоты. Спасибо. – Он взял жену за плечи и развернул к Арбатской.

Рамин злобно сдернул аккредитационный картон и швырнул в урну. Все. Кончился Верховный Совет. Гарант остался. Теперь начнется такая экономическая политика…
 
Сверху Снизу