Обсуждение Переписка гетманов Левобережной Украины с Москвой и Санкт-Петербургом. 1654–1764 гг.: сборник документов

Регистрация
13.03.2018
Сообщения
25 466
Репутация
626
Баллы
0
Лайки
7354
Пол
женский
Сборник открывает документальную серию, посвященную истории русско-украинских отношений в период от вхождения Украины в состав Московского государства до ликвидации института гетманства в правление императрицы Екатерины II. Первый выпуск серии посвящен гетманству Б.М. Хмельницкого после Переяславской рады 1654 г. Публикуемые документы отражают сложный комплекс взаимодействий между российской властью и верхушкой Войска Запорожского, другими слоями украинского общества середины XVII века на фоне внешнеполитической ситуации в Восточной и Юго-Восточной Европе.
Часть документов сборника публикуется впервые, многие переизданы заново спустя более чем столетие после их последней публикации, в соответствии с требованиями современной археографии.

470 страниц...
---
Полная версия этого текста находится на странице Электронная библиотека | Федеральное архивное агентство


Федеральное архивное агентство ( про ОУН)
Электронная библиотека | Федеральное архивное агентство
 
Регистрация
13.03.2018
Сообщения
25 466
Репутация
626
Баллы
0
Лайки
7354
Пол
женский
тут выборочно из справочника

===

стр. 11 -15..

* * *

Постепенное освоение земель Дикого поля Россией и Речью Посполитой привело во второй половине XVI века к столкновению двух колонизационных потоков, активную роль в которых играло казачество, как «вольное», так и «служилое». Историки полемизируют по поводу движу щих сил данного процесса и характера русско-польского соперничества в пограничных регионах Днепро-Донского междуречья.

Несомненно, однако, что оно отразилось в многочисленных кон фликтах и стычках между запорожцами и русскими служилыми людьми. Еще в 1563 г. русские дипломаты жаловались польской стороне на набеги каневских казаков под Чернигов и Новгород- Северский А в 1571 г. одна из «донецких сторожей» на Муравском шляху (на р. Коломак) была перенесена на другое место из-за постоянных разорений от «каневских черкас»
Значительную остроту указанные столкновения приобретают в 1580–1590-е гг.

Ватаги запорожцев нападали на сторожевые отряды, затрудняя борьбу с татарскими набегами, грабили пограничные поселения. Крупные землевладельцы Речи Посполитой использовали низовцев для укрепления своего влияния на пограничных южных территориях. В "обидных списках" составленных в Посольском приказе в начале 1590-х гг. отмечалось, что магнаты из Канева, Черкасс, Переяслава и Лубен специально посылают «воровских черкас» для нападений на русское пограничье. Особенно чувствительным для России был налет запорожцев на Воронеж в 1590 г. Русская сторона отвечала на это расширением сети крепостей в Поле, преследованием запорожских отрядов, требованиями к донским казакам изгонять днепровских казаков со своей
территории.

С другой стороны, с началом формирования в 1570-х гг. в русском государстве слоя служилого казачества в него вливались и днепровские казаки, служившие как за жалование, так и за земельные дачи. Весной 1589 г. на царскую службу вышел запорожский отряд Матвея Федорова, предложивший свои услуги в борьбе не только с татарами, но и с отрядами «украинных» магнатов. После некоторых колебаний, свидетельствовавших, что в Москве с опаской
относились к выезжим запорожцам, им были высланы «хлебные запасы» и жалованье. Правда,уже в 1590 г., в связи обострением польско-турецких отношений, М. Федоров, подтвердив опасения русского правительства, вернулся под командование князя А. М. Вишневецкого, видимо в надежде на участие в боевых действиях против крымцев. Это вызвало недовольство рядовых казаков его отряда, которые хотели даже своего атамана «убить до смерти за то, что он не хочет добра государю… и от государева жалованья их отгонил».

В 1588 г. в Путивле насчитывались уже десятки служилых «черкас», активно помогавших правительству бороться с «воровскими» собратьями
А. Л. Станиславский отмечает ряд примеров пожалования поместными окладами наряду с донскими и украинских атаманов в Путивле, а также Рязанском уезде в последнем десятилетии XVI в.
Значительное число выходцев с украинских земель, в том числе — запорожцев (около трети населения в 1601 г.) было среди основанной в 1600 г. самой южной крепости России в Поле — Царева-Борисова.

Смутное время вписало, наверное, одну из самых сложных и противоречивых страниц в историю взаимоотношений России и запорожского казачества. По мере вовлечения Речи Посполитой в события охватившего русское государство гражданского противостояния, в нем все более активную роль играли запорожские казаки, которые, по меткому выражению польского современника, «едва не со всем кошем из Запорожья пришли» в Россию

Обзор их участия в событиях Смуты не позволяет говорить о каких-то преследуемых ими специфических целях в отношении России. Речь скорее может идти о захвате добычи и пленных, как в ходе самостоятельных экспедиций, так и акциях, скоординированных с польским правительством. При этом
размах действий запорожцев оставил глубокий след в памяти современников. Отряды днепровских казаков входили уже в войско Лжедмитрия I . В начале 1607 г. крупный отряд «черкас» из Запорожья пришел в войско «царевича Петра», выступив из Путивля на Тулу. Запорожцы участвовали в ряде сражений повстанческого войска, применяя характерные для них тактические приемы, а также в обороне Тулы от правительственных сил.

Одним из их лидеров был, по-видимому, знаменитый позднее И. М. Заруцкий

Украинские казаки были важным элементом в полках, которыми в войске Лжедмитрия II командовали представители польской и литовской шляхты. А. Л. Станиславский обращает вни мание на свидетельство Н. Мархоцкого, оценивавшего численность запорожцев в войске самозванца в 30 тыс. чел., донцов — в 15 тыс. По мнению историка, цифры эти, будучи сильно завышенными, отражают соотношение русских и украинских казаков на службе «тушинского
вора»

После распада Тушинского лагеря значительная часть украинских казаков перешла на службу польскому королю Сигизмунду III, часть ушла вместе с Лжедмитрием II под Псков, а оттуда вместе с поляками и другими иноземцами — в Речь Посполитую. Некоторое количество запорожцев в составе отряда братьев А. З. и И. З. Просовецких влилось в Первое ополчение.
Впоследствии многие из них служили и во Втором ополчении. Известен факт пожалования в мае 1612 г. трех украинских казаков достаточно крупными и населенными поместьями в Суздальском уезде, значительно превышавшими прежние казацкие оклады.

Предложившее в 1610 г. свои услуги Сигизмунду III семитысячное войско запорожцев было направлено для подчинения Северской земли. При их активном участии были взяты и разграблены Мосальск и Стародуб. Как пишет Б. Н. Флоря, население отнеслось к казакам враждебно, например жители Стародуба готовы были «скорее броситься в огонь, чем сдаться».
Ожесточенностью отличался и штурм запорожцами Почепа, который был полностью разрушен, а 3 тыс.посадских людей и окрестных крестьян перебиты. Жестокости казаков обеспокоили поставленного над ними польского ротмистра Запорского, который просил польного гетмана С. Жолкевского обеспечить, чтобы они соблюдали дисциплину «и убийств таких не чинили».
Северские города поддерживали Лжедмитрия II, и когда стало очевидно, что помощь не придет, к концу марта они стали сдаваться (Новгород-Северский). В апреле запорожцам был дан приказ передать Почеп и Стародуб королевским представителям

Помимо операций на Северщине «черкасы» участвовали в боях на Смоленщине. Польский дневник смоленской осады сообщает о прибытии под город в октябре 1609 г. отряда днепровских казаков в 3000 чел., ставших лагерем у Авраамовой башни. Наличие аналогичного по численности отряда отмечается в это время также под Вязьмой и еще одного, неизвестной численности, — под Белой

В следующем, 1610-м, году под Смоленск прибыло еще несколько казацких отрядов: в январе пришли пять хоругвей запорожцев из Тушино, в феврале — 2 тыс.чел. «с Украины», в июне сообщалось о движении в королевский лагерь 3 тыс. казацкой пехоты и 1 тыс. конницы, в июле под Смоленском появилось еще два отряда украинских казаков 2,5 тыс. чел.)

В августе 1610 г. как их гетман упоминается некий Каленик, по предположению М. С. Грушевского, — Каленик Андреевич (Андреев)
С. Маскевич пишет о наличии под стенами Смоленска около 10 тыс. запорожцев под командованием некоего «гетмана» Зборовского, причем количество временами то увеличивалось, то сокращалось в виду ухода отдельных казацких отрядов для добычи продовольствия

Он же сообщает о четырехтысячном запорожском отряде в войске С. Жолкевского, который разбил русскую армию под Клушином летом 1610 г.

.Украинские казаки были и в составе отряда велижского старосты А. Госевского, вязвшего в апреле того же года Белую, жители которой заключили с ним соглашение. В связи с этим польский военачальник запретил запорожцам грабить город.

По поводу роли казаков в кампании под Смоленском в историографии не содержится четких и однозначных оценок .Наиболее сбалансированным представляется мнение М. С. Грушевского, который полагал, что запорожцы были важным фактором «смоленской войны», но отнюдь не решающим: о судьбе большинства пришедших под город отрядов источники молчат, и они, судя по всему, не получая платы из королевской казны, разбредались по окрестностям для грабежа


В 1612 г. запорожцы приняли участие в походе на Москву и битве под стенами столицы в составе польско-литовского войска гетмана Я. К. Ходкевича. По оценкам польского исследователя Т. Бохуна, в рядах его армии находились запорожские отряды Андрея Наливайко и других казачьих лидеров, в сумме насчитывавшие около 10 тыс. чел. После поражения Ходкевича часть этих казаков, не получая жалования, двинулись на русский Север, самостоятельно добывая себе пропитание. В 1613 г. польско-казацкое войско взяло Путивль (в том же году был освобожден).

Победа Второго ополчения и избрание царем Михаила Романова в феврале 1613 г. не положили конец гражданскому противостоянию в России. В известном исследовании А. Л. Станиславского нарисована впечатляющая панорама казацкого восстания 1614–1615 гг. Оно стало результатом неудачи попыток властей встроить казаков в общероссийскую социальную структуру, борьбы последних за свои права путем убийств представителей власти, подчинения отдельных территорий и их грабежа

Как отметил тот же исследователь, «весной 1614 г. и позднкие казаки часто объединялись с «черкасами», с которыми они незадолго до этого сражались в
составе правительственных войск»

Еще в конце 1612 — начале 1613 г. казачьи русско-украинские отряды опустошили ряд северных уездов России, разорили Вологду и Сольвычегодск, осаждали Тотьму и Каргополь. Осенью 1613 г. они действовали в Заонежских погостах, а затем через Вологодский уезд двинулись на р. Мологу, где в апреле 1614 г. были разбиты местным воеводой. 1 мая в Вологодский уезд вторгся другой отряд русских казаков и запорожцев, двигавшийся из-под Череповца. Разграбив ряд городков и монастырей, он некоторое время осаждал Вологду.

В 1613 г. значительные отряды запорожцев находились в составе войск И. М. Заруцкого, последнего союзника польской авантюристки Марины Мнишек, и на шведской службе. В начале года большой отряд украинских казаков вторгся в Дорогобужский уезд, часть их во главе с полковником Ф. Барышпольцем ушла за Волгу, а затем присоединилась к шведскому войску,осаждавшему Тихвин. В сентябре они покинули лагерь, не договорившись с главнокомандую
щим Я. П. Делагарди по поводу жалованья.

К ним присоединился еще один украинский отряд полковника Сидора Острожского, который ранее ходил на Москву вместе с Я. К. Ходкевичем.
Вместе они двинулись в Белозерский уезд, а затем к Олонцу. В феврале 1614 г. правительственные войска перешли к успешным боевым действиям против «черкас». Позднее, в марте 1615 г., запорожцы Острожского были приняты на царскую службу. Сам он был отправлен «на житье» в Казань, а рядовые «черкасы» — в отдаленные районы Поволжья и Сибири. Летом — осенью 1614 г. на северо-западе России действовал пришедший из Польши круп
ный отряд украинских казаков брата И. М. Заруцкого, Захарьяша Мартыновича, и украинского полковника Якова Яцкого. Сохранилось множество свидетельств о сожженных «черкасами» деревнях и убитых крестьянах.

В январе 1615 г. дошедший до Волги З. М. Заруцкий был разбит,потеряв обоз, остатки его отряда ушли в Речь Посполитую. Осенью 1614 — в начале 1615 г.,
жестокому разорению подвергся Каргопольский уезд, где от рук русских и украинских казаков пало 2325 крестьян. В начале 1615 г. украинские казаки действовали в Белозерском уезде, в апреле князем И. Ухтомским было нанесено поражение русско-украинскому казачьему отряду в районе Углича, еще один запорожский отряд был уничтожен в Каргозерской волости

В 1615 г. в пределы России вторгся отряд А. Лисовского, в котором было немало запорожцев. Его главной задачей было ослабить натиск русских войск на Смоленск. В течение года Лисовский осаждал Болхов, сжег посад в Лихвине, захватил Перемышль, Белев, Карачев, опустошил окрестности Ржевы-Володимировой и Суздальский уезд


С конца 1615 г. можно наблюдать попытки налаживания сотрудничества между запорожцами и русскими властями. Контакты развивались через посредство донцов, которым украинские казаки выражали готовность требовать от Речи Посполитой примирения с царем и даже идти «на короля», если он не вернет России Смоленск. Обострение польско-казацких отношений в 1615–1617 гг. объяснялось в русских источниках гонениями на православие в Польше, которое действительно имело место на Киевщине


===
 
Последнее редактирование:
Сверху Снизу