Обсуждение Прощай Казахстан ( 1992 год)

Регистрация
13.03.2018
Сообщения
28 636
Репутация
1 085
Баллы
0
Лайки
7354
Пол
женский
Я уважаю казахский народ. Уважению к старшим и гостеприимству русским не мешало бы поучиться у них. До девяностых годов мы вообще не обращали внимания: кто какой национальности. У меня было много друзей казахов – они и сейчас остались друзьями.

Потом началась Перестройка. Меня она застала в Семипалатинске. Семипалатинск был русский город на берегу Иртыша. А где он находился, в Казахстане или России, значения тогда не имело. Перестройка начиналась красиво – долой застой, давай новое мышление. Потом стали происходить вещи, которые я перестал понимать. Помню как это было. Центральная печать и телевидение бесконечно повторяли: «виноват Сталин». Затем тон поменялся и стали повторять: «виновата Партия». Повторяли так, пока к власти в Москве не пришли Демократы. После стройный хор голосов разладился и каждый стал кричать свое.

В Казахстане было несколько сложнее. Сначала вместе со всеми повторяли Сталин и Партия. Потом новые нотки – виноват Центр. И затем уже открыто: виноваты русские. Виноваты потому что Полигон; виноваты в пустых полках магазинов; виноваты, что казахи забыли свой язык. Да если поискать, можно продолжать и продолжать.
Можно долго спорить, кем подняты и освоены земли Северного Казахстана. Казахами или русскими переселенцами. Но как сложилось, так сложилось – не это главное. Главное, что на этой земле всегда всем хватало места.

Один мой дед приехал сюда в 1909 году по столыпинской реформе из Курской губернии. Они ехали до места два года. Везли имущество и инвентарь, вели с собой скот. В центральной России у крестьян не было земли, а в Сибири давали сколько хочешь. Говорили: сколько за светлый день обойдешь – столько и бери. Тогда север нынешнего Казахстана считали Сибирью. Переселенцы начали с землянок, и уже через несколько лет имели табуны лошадей. Только работай и все будет.

Второй дед приехал в 1931 году по распределению из Тамбовской губернии. Он тоже ехал в Сибирь. Ехали в эти места самые грамотные, сильные, предприимчивые. Ехали поднимать целину, строить новые города и заводы, осваивать новую землю. Русские и казахи работали бок о бок. Казахи учились, для них многое было новым и незнакомым. Революция, коллективизация, война принесли людям много бед. Но от этого страдали все, независимо от веры и национальности. Люди старались держаться вместе и оставаться людьми.

Началось смутное время девяностых годов. Среди казахской интеллигенции нашлись такие, кто стал разжигать в казахах национализм и злобу. Помню, приехали в Семипалатинск из Алма-Аты руководители движения Невада-Семипалатинск. Эта организация боролась за закрытие Полигона. Власть уже до предела погрязла во лжи. Уж где, как не в Семипалатинске, знали о Полигоне правду. Город десятки лет трясли четырехбалльные землетрясения, доносило все радиоактивные выбросы и прочее. Люди однозначно требовали закрыть Полигон.

Но приезжие деятели играли в свои игры. Выступая на митинге с трибуны, главный оратор сказал: "Есть возле Курчатова городок военных. Направим туда десять тысяч всадников! Пусть военные узнают волю народа!" Дальше одобрительный рев организованных сторонников. А до меня дошло – речь ведь идет о моем Чагане. Представил: разбойники на конях носятся по улицам городка, а жители прячутся от них.

Всадников не нашлось, зато нашлось множество грабителей и мародеров. Они двинулись в Чаган грабить. Чего организаторы ждали, что военные начнут стрелять? Хотели сшибить лоб в лоб армию и казахов? Я слушал в то время многие речи. Часть казахской интеллигенции открыто звала к войне с русскими.

Сразу скажу: в целом они просчитались. Среднее и старшее поколение казахов на эти провокации не поддалось. Они росли вместе с русскими, вместе работали. Делили беды и радости. Зато много казахской молодежи заразилось злобой и агрессией. В Семипалатинске было так: чуть только стемнеет, на улицу лучше не выходи. Молодые казахи сбивались в стаи и избивали одиноких русских прохожих. Это стало массовым явлением. Милиция и чиновники смотрели на все это снисходительно: "Что Вы хотите: балуются ребята, всегда так было". К слову, расслоение по профессиям в Казахстане было и раньше. На заводах у станков всегда стояли русские, немцы, украинцы. Торговля, милиция, чиновники – коренная национальность.
Однажды стал свидетелем: беснующаяся толпа молодых казахов. Орут: «Орыс чушка!» Для русского читателя перевожу: русские свиньи. Но смысл глубже, у мусульман свинья – это грязное животное. Вокруг этого сборища милиционеры-казахи. Или сопровождают, или охраняют, но улыбаются вполне одобрительно. После этого я пошел собирать вещи на отъезд.

Массовый отъезд из Казахстана начался в начале девяностых годов. Люди видели, что власть поддерживает националистов. Дальше так жить нельзя. С надеждой смотрели на Россию. Говорили – пусть только россияне скажут, что мы с вами. Мы сами порядок наведем. Бог с ним, с вечно пьяным «Гарантом Конституции». Но в России тогда не нашлось никого, кто бы поддержал соотечественников.

Русские в Казахстане не стали воевать, не стали бороться и кричать. Они поехали. Только из Семипалатинска за десяток лет уехало больше ста тысяч русских. Не только русских. Немцы ехали в Германию, украинцы на Украину. Это называлось: уехал на историческую Родину.
Я уехал из Семипалатинска в 1992 году. Уехал с обидой. Скажу честно: долго не мог простить казахам.

полностью

Интересные воспоминания очевидца событий 90-х годов в Казахстане .
 
Сверху Снизу