Сказки

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
История одной принцессы в переписке


День 1.

Дракон

Королю и Королеве.

«Ваша дочь – принцесса, у меня. Если в течение одного месяца вы не предоставите мне выкуп в размере тридцати фунтов золота (в слитках) и пяти фунтов драгоценных камней (предпочтительно алмазы, сапфиры и рубины), она будет мною съедена.

Дракон».

День 2.

Король и королева

Дракону

«Уважаемый Дракон! С детства нам внушали, что вы – исключительно злобное, корыстное, коварное и самолюбивое существо. Но сейчас мы видим, что это неправда! Мы не находим слов, чтобы выразить вам благодарность от имени всего народа нашего королевства. Ваш героический поступок будет занесен в исторические книги! Ваше имя станут воспевать менестрели! Вашу статую в полный рост мы уже заказали у лучшего скульптора. Кроме всего прочего, мы издали указ, о награждении вас орденом «Героя Королевства», к которому прилагается награда в размере шестидесяти фунтов золота (в слитках) и десяти фунтов драгоценных камней (алмазы, сапфиры и рубины). Мы очень бы хотели отблагодарить вас лично за такое самопожертвование.

Просим почтить нас своим присутствием на праздновании, посвященном «Дню избавления от принцессы», которое состоится пятого числа сего месяца.

Король и королева

P. S. Большое вам человеческое СПАСИБО! ».

День 17.

Дракон

Королю и королеве

«Хитрые людишки! Вы выманили меня на свой праздник! Напоили! Заставили подписать пакт «О невозвращении принцессы»! И все это за жалкие шестьдесят фунтов золота и десять фунтов драгоценных камней! Да, знай я заранее, с кем свяжусь, ни за какие сокровища не согласился бы на эту авантюру! Ваша чертова принцесса превратила мою благополучную драконью жизнь в сущий ад! Это невозможно больше терпеть!

…Может, я верну вам сто двадцать фунтов золота и двадцать фунтов драгоценных камней и… принцессу? И забудем про пакт? А? Можно? Ну, пожалуйста!

Дракон.

P. S. Войдите в мое положение, я же вымирающий вид!

P. Р. S. Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! »

День 18

Король и королева

Дракону

«Нет уж! Вы признаны героем королевства, так проявите мужество и героизм! Несите ваше бремя доблестного самопожертвования до самого конца! Как говорят по этому поводу королевские менестрели, уже составившие баллады о вашем подвиге: «Из песни слов не выкинешь!»

Король и королева

P. S. Пакт расторгнуть невозможно (мы советовались с юристами).

P. Р. S. Ну реально, не можем ее назад взять.

P. Р. Р. S. Но можем попробовать поискать какого-нибудь недалекого рыцаря, который согласиться «спасти» принцессу. Сами с ним рассчитаетесь... Просто из уважения к вымирающему виду…»

День 19

Дракон

Королю и королеве

«Хорошо. Найдите. Только поскорей. Можете ему сказать, что в пещере дракона его ждет богатая добыча… Двести… нет, триста фунтов золота и сто фунтов драгоценных камней. Если золото и алмазы его не интересуют, пообещайте статую в два моих роста! Я оплачу! Врите! Изворачивайтесь! Только уговорите его, прошу!»

Дракон

P. S. А не подскажете, сколько стоит нанять армию? Ну там, тысяч десять… двадцать… пятьдесят… сто тысяч должны справиться...»

День 28.

Рыцарь

Дракону

«Готовься к бою, злодей! Я – сэр Ричард Храбрый, скоро приду, чтобы спасти благородную принцессу из твоего плена!

Ричард Храбрый»

День 28.

Дракон

Рыцарю.

«Слава тебе, Господи! Слава тебе, Господи! Наконец-то! О, благородный сэр Ричард Храбрый, какое счастье! Приходите! Я вас жду! Да я матери с охоты так не ждал, как вас! Прошу вас, поторопитесь! И «спасите» уже наконец эту принцессу!

Дракон

P. S. А вам далеко ехать? Может вам как-то доставку организовать, чтобы поскорее добрались? Могу по воздуху. Летать не боитесь?»

День 38.

Король

Дракону.

«Здравствуй, Дракон. Извини, что на ты, но мы же, мужчины, друг друга всегда поймем и можем обойтись без всех этих вежливушек-финтифлюшек… В общем, мы тут с мужиками сели, выпили, поговорили. Я, Архиепископ и Ричард. Короче говоря, Ричи – мировой пацан. Вот как-то жалко его посылать. Мы же оба с тобой понимаем, что это бессмысленная жертва. Послать Рича спасать принцессу – это как отправить на войну младенца. Это как отдать медведю котенка. Это ж как заставить шпица сражаться с тигром! Ты-то хоть улететь от нее сможешь, если что… А он?.. И Архиепископ говорит, что лучше послать экзорциста. И бригаду инквизиторов… на всякий…

Король

P. S. Ну как ты там, вообще, хвостатый?

P. Р. S. Респект тебе и уважуха – тридцать восемь дней продержался! ».

День 39

Дракон

Королю

«Да пришлите уже хоть кого-нибудь!!! И экзорциста! И инквизиторов! И армию! Кого найдете!

Держаться нету больше сил!..

Дракон.

P. S. Спасите меня, кто-нибудь!..»

P. Р. S. Держаться нету больше сил!..

P. Р. Р. S. Держаться нету больше сил!..»

День 45.

Дракон

Всем

«Когда-а-а-а-а??????»

День 46.

Архиепископ

Дракону

«Уважаемый Дракон! Вы ведь понимаете, что, предлагая Королю несколько дней назад послать своих людей к вам, я был немного… пьян. Дьявол, видимо, ввел меня в искушение. Одурманил мой разум вином, и мысли мои затуманились… Понимаете, в королевстве сейчас сложные времена. У Святой Инквизиции очень много работы. А уж как экзорцисты заняты! Вы себе не представляете… В общем, боюсь… не получится…

Р. S. Ну не убила же она вас за сорок шесть дней.

Р. Р. S. Не отчаивайтесь, отчаянье – грех.

Р. Р. Р. S. Я за вас помолюсь, хоть вы и тварь богопротивная»

День 150.

Рыцарь

Дракону

«Мне рассказали… Прости, брат…

Р. S. Ты герой.

Р. Р. S. Ни я, ни мои братаны-рыцари тебя не забудем».

День 200.

Королева

Дракону

«Часто думаю о вас… Надеюсь, вы еще читаете наши письма… Надеюсь, хоть надежда эта и подобна тлеющему углю, что их еще есть кому читать… Иногда я чувствую свою вину перед вами. Иногда мне кажется, что мы поступили с вами дурно. Но вы нас тоже поймите, другого шанса у нас не было!

Королева.

Р. S. Если вы еще живы и способны читать письма, знайте, что душа моя исполнена великой благодарностью к вам.

Р. Р. S. Но вы сами напросились… Кто вас заставлял ее похищать?»

День 368

Король

Дракону

«Вряд ли ты еще дышишь… Но вдруг. Если что, я тут подсуетился немного. В общем, собрал армию. Сто тысяч солдат, как договаривались. Они согласны за десять фунтов золота и пять фунтов драгоценных камней. Пока они будут ее отвлекать, ты сможешь бежать.

Король.

Р. S. Ну прости, раньше не смог.

Р. Р. S. Правда, не смог. Еще и Архиепископ – падлюка, отговаривал…»

День 369

Дракон

Всем

«Пофиг. Я к ней привык. Мы теперь вместе и заодно. Пипец вашему королевству!»

© Владислав Скрипач
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Убить дракона



- Эй! Дракон! Подлый змей! Выходи, смерть твоя пришла! – кричал рыцарь перед логовом чудовища.

Из пещеры высунулась удивленная морда дракона, змей, приложив лапу ко лбу, принялся вглядываться в небеса.

- Где?

- Здесь! Я здесь!

- Ты-то здесь, а смерть где? Всегда хотел на нее посмотреть. Знаешь ли, легенды гласят, будто драконья смерть – это огромный скелет в черном плаще...

- С косой?

- Зачем ей коса? У нее каждый зуб, как коса. И прилетает она всегда с севера.

- Почему с севера?

- Ну, не знаю. Может жары не любит? А может из-за стены?

- Из-за какой стены?

- Ну из-за той, из-за какой все пакости приходят. Ты, случайно, не оттуда?

- Я - твоя смерть, глупый дракон! Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстэр Златовласую, которую ты коварно похитил!

- А! Так значит про «смерть» - это была метафора?

- Не заговаривай мне зубы, подлая гадина! Меня предупреждали, что ты двуязычен и весьма хитер!

- Да? Некоторые утверждают, будто я весьма мудр.

- Я не дам тебе обмануть меня! Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстэр Златовласую, которую ты коварно похитил!

- Ты уже говорил.

- Выходи на смертный бой!

- Хорошо. Сейчас выйду. Но я должен тебя предупредить, рыцарь.

- О том, что ты силен? Ха! Я сильнее!

- Нет.

- О том, что ты могуч! Ха! Я могучее!

- Нет. Разве ты не слышал, что рекли древние?

- Кто?

- Древние мудрецы. «Убив дракона, сам станешь драконом!»

- Это очередная уловка! Но я не верю тебе! Ты подлый подлец исполненный подлости!

- Тавтология.

- Что?!

- Да ничего…

- Я пришел убить тебя и спасти прекрасную принцессу Эстэр Златовласую, которую ты коварно похитил! Давай драться!

- Ну, давай… Только не повторяй эту твою фразочку снова.

Дракон, кряхтя, медленно вылез из пещеры, сполз со скалы, покрутился на одном месте, устраиваясь. Немного поскрёб землю. Перешел дальше. Снова покрутился. И наконец сел на задние лапы перед рыцарем.

- Я готов! – объявил дракон.

Рыцарь уже давно был готов. Он решительно опустил забрало, направил копье в сторону врага, и пришпорил коня.

Удар был такой мощи, что рыцаря вышибло из седла отдачей. Когда он наконец очнулся, когда смог стянуть с головы шлем и осмотреться по сторонам, дракон уже лежал на земле поверженный. Он валялся на спине, держался за копье, торчащее из груди, двумя лапами и громко стонал.

- О-о-о! - Раздавался предсмертный рев дракона. - О! Я умираю! Вся жизнь пролетает перед глазами! О-о-о! Ты убил меня! В глазах темнеет… Я почти ничего не вижу… Ры-ы-царь… - Так как рыцаря не оказалось поблизости, зато оказался его конь, то дракон сжал переднее копыто скакуна в своей огромной лапище. – Ко-о-онь! Конь, передай принцессе, что я любил ее. Я умираю. Все. Я умер.

Голова чудовища откинулась в сторону. Глаза закатились. Из пасти вывалился раздвоенный язык.

Рыцарь поспешил к поверженному врагу, чтобы отрубить ему голову. Но тут дракон приподнялся, сказал:

- Помни о предупреждении! Убив дракона, сам станешь драконом!

…И снова умер.

Тело чудовища пошло сполохами, и, спустя мгновение, он исчез.

- Что?! Как?

- Ты убил дракона! – громко провозгласила вышедшая из пещеры принцесса.

- Но где он? Я намеревался отнести его голову в королевство и водрузить ее на стену города!

- Интересно, как бы ты ее дотащил? А дракон умер и… испепелился! Да, он испепелился!

- Но теперь мне никто не поверит! – огорчился рыцарь.

- Ничего, я видела ваш бой и могу свидетельствовать о твоей доблести.

- Ладно! – успокоился рыцарь. - Войдем же и вкусим добычи!

Он направился в логово дракона, принцесса шла следом.

Рыцарь огляделся. Первая просторная пещера ему не понравилась – везде сверкающие кристаллы, сталактиты, сталагмиты… ни тебе оружия на стенах, ни картин, ни чучел убитых зверей.

Вторая пещера, поменьше, являла собой доказательство непомерной животной алчности поверженного чудовища. Вокруг россыпи золотых монет. Тут и там груды драгоценных камней. Поверх всего этого богатства персидские ковры. По центру пещеры в золоте округлая выемка, наполненная перинами и подушками, напоминающая громадное гнездо.

- О! Это все золото теперь мое! Мое! – воскликнул рыцарь.

- Ну да, - принцесса пожала плечами, - говоришь, точно, как дракон.

Откуда-то снаружи прилетела маленькая пестрая птичка, усевшись на плечо Эстэр Златокудрой. Принцесса ласково погладила ее по голове.

- Это соловушка - мой единственный друг.

- Теперь я твой единственный друг. Но птичку можешь себе оставить. Я не возражаю. Итак, спасенная мной Эстэр Златокудрая, неси мне яства! Мне нужно подкрепить силы после тяжелой битвы!

- Ну конечно, конечно! – принцесса сорвала скатерть со стола, сооруженного из золотых подносов, и взору рыцаря предстали всевозможные кушанья, в основном мясные.

Голодный воитель накинулся на угощения.

- У тебя такой аппетит… - заметила принцесса.

- Да! Я знаменит здоровым аппетитом!

- Мне кажется, ты ешь почти, как дракон…

Рыцарь на мгновение испугался, вспомнив предсмертные слова змея, но потом отмахнулся и продолжил трапезу, правда, уже с гораздо меньшим аппетитом.

- Я, знаешь ли, - рыцарь решил поведать Эстэр Златокудрой о своих великих подвигах, - я очень знаменит. Я победил на семи турнирах. Сразил грозного сира Генриха. Уничтожил чудовище, жившее в восточных землях. Я…

- Мне кажется… что хвастаешься ты тоже, как дракон.

Рыцарь подавился отправленным в рот куском мяса и закашлялся.

Птичка мерзко захихикала.

- Она что, надо мной смеется? – выдавил из себя рыцарь, когда смог вздохнуть.

- Да нет, что ты?! Это же соловушка! Он так поет.

Наевшись до отвала и напившись дорогих драконьих вин, рыцарь кое-как стянул с себя доспехи, шмякнулся в гнездо-постель и произнес:

- Иди же ко мне, принцесса, возляжешь на ложе любви со своим спасителем, победителем древнего змея! Злобного злодея, исполненного злобы…

- Тавтология.

- Что?

- На ничего, продолжай, продолжай.

- Ты станешь моей женой! Честной добычей! Так приди же, и покажи свою благодарность тому, что освободил тебя из драконьих лап!

- У тебя это… вот здесь… - принцесса сделала неопределенный жест, показывая нечто у себя над головой.

Рыцарь принялся ощупывать макушку. Рука уперлась во что-то твердое. Ужас пробежал по позвоночнику.

- Что э-э-то у ме-ме-ня? – заикаясь, спросил он.

- Похоже на гребень… Как у дракона.

- Нет!

- И еще тут… - принцесса показала на его зад.

Птичка опять мерзко захихикала или… запела.

Рыцарь повернул голову, вывернулся:

- Нет! Это хвост! Хвост!

- Ты, кажется, тоже превращаешься в дракона.

- Не может быть! Нет! Тоже?..

- Ну да, все рыцари, которые сюда приходили, убивали драконов, а потом превращались в них.

- И много их было? – глаза рыцаря готовы были выскочить из орбит, лопатки ужасно чесались, позвоночник болел, на руках росли когти.

- Десять… двадцать… тридцать… может больше… - неопределенно сказала принцесса.

- Что?! Так много?! И у всех вырастал гребень? И хвост?

- Да. И еще лопатки чесались. Ну и аппетит там, хвастовство, жадность.

- А что потом?! – спрашивал испуганный рыцарь.

- Потом смирялись и ждали, пока их убьют.

- Что?! Ждали смерти?!

- Как-то так, да…

- О! Нет! Нет! Я великий драконоборец! Я воин! Я победитель турниров! Я не могу стать драконом!

Рыцарь чесался, ощупывал себя, кричал, охал, из всех зеркал в золоченых рамах на него смотрело чешуйчатое чудовище.

Потеряв рассудок от ужаса, он выскочил из пещеры, хотел было поймать коня, но тот шарахнулся от него и ускакал. Воя и рыча, рыцарь брел, куда глаза глядят.

Когда его одинокая фигура скрылась за горизонтом. Принцесса спросила:

- Может, снимешь наконец с него иллюзию?

- Она сама исчезнет через часика два, - густым басом ответила птичка, вспорхнула, перевернулась через голову и стала драконом.

- Когда ты уже перестанешь троллить наших гостей?

- Я не могу перестать, - ответил дракон, пошел сполохами и превратился в желтоглазого мужчину, - ты же знаешь мою историю: однажды маленького беспомощного дракончика подобрали и воспитали тролли…

- Ага, - перебила принцесса, - в прошлый раз это были звездные совы, которые сделали из тебя Мудрого Дракона! Если честно, в троллей я верю больше.

- Но ты же за это меня и полюбила? Не так ли?



© Владислав Скрипач
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Годовщина




«Дорогая тётушка!
Ровно три года я томлюсь в плену у жуткого чудовища. Он называет меня своею женою и заставляет варить супы из храбрых рыцарей. На моих глазах погибло бесчисленное количество принцев, в том числе благородный Айвыпендренго, моя детская привязанность. Дракон считает меня, свободолюбивую принцессу, своей собственностью и сжигает любого, пришедшего на помощь. Его любовь не измеряется ни длинной ни массой. Она дальше неба и обширнее глупости Вашего кузена, дядюшки Луи. Недавно монстр выложил моё имя сердцами бывших возлюбленных. Благо, я девица любвеобильная и зовут меня по-длинному. Мне его, порою, жалко. Это ж как надо привязаться к принцессе, чтобы поставить на кон драконью жизнь. И не боится ведь ни драконоборцев ни гнева высших сил. Всё потому что я – его самая большая драгоценность. Еще он выдумывает какие-то глупые невменяемые праздники – День Амурина, День взятия Бастилии, День гнома и в мою честь совершает кровопролитные жертвоприношения. Будто я какая-то древняя богиня. Недавно придумал Международный день принцесс, неделю целую пропадал, а после вернулся уставший с гербарием. Да не с простым букетом цветов, а с охапкой засушенных рыцарей. Представляете, тетя? Не знаю, сколько выдержу вот так, в неволе, зная, что по моей милости гибнут ни в чем не повинные храбрецы. А сегодня у нас годовщина. Боюсь представить, что дикое животное подарит. На днях проболтался, мол, хочет презентовать целое королевство. Я ему говорю: «Да не надо так тратиться. Я согласна на небольшой городок с моими статуями в полный рост!». А он такой: «Нет! У моей принцессы должно быть всё самое лучшее».
Я знаю, что вы с придыханием ожидаете очередного письма. Все свои мемуары я собрала в сборник «История похищения» и опубликовала многомиллионным тиражом. Толкуют, будто я снискала славу, став первой принцессой, сочиняющей в неволе.
Вот такие дела, милая тетя.
В следующем письме я расскажу о том, как дракон, проявляя низменную подлость, заставил штопать его носки.
С надеждой,
Принцесса Маргарэт».

Принцесса отложила в сторону перо и внимательно прочла письмо, написанное красивым ровным почерком. Затем внесла некоторые правки, разбавив текст вычурными эпитетами типа: «жесткосердый», «змееподобный деспот», «чешуйчатоголовый ревнивец» и добавив новомодное словосочетание «жертва киднеппинга».
- Опять писульки сочиняешь? – в пещеру вошел недовольный дракон.
- О нееет, ты меня сейчас бросишь в темницу и продержишь там целую неделю? – всхлипнула принцесса.
- Нет! – отрезал чешуйчатый.
- А жаль, - погрустнела принцесса. – Я бы такую главу сочинила…
- Ха-ха, как смешно! – буркнул дракон. – Как будто в том, что ты описываешь, есть хотя бы доля правды.
- Есть, конечно, например, что ты меня любишь и боготворишь.
- Да ты еще и юмористка, - прыснул дракон.
- У нас, между прочим, годовщина. Мог бы проявить уважение, ведь ровно три года назад на тебя свалилось счастье!
- Видимо, у нас разные представления о счастье. Три года назад ты пришла ко мне и устроила истерику, мол, рыцари окаянные достали, сватаются, проходу не дают со своими банальными суповыми наборами. Просила перекантоваться месяц-другой. Я, конечно, проявил доброту, пожалел тебя. В итоге, ославила на весь мир этими своими историями о том, какой я ревнивец-тиран-деспот. Мне уже от драконов стыдно. Говорят: «Не, ну мы всё понимаем, у некоторых бывают принцессозависимости, но не до такой же степени!». Заставили психиатрическое обследование пройти.
- Это никогда лишним не бывает, - кивнула головой принцесса. – Тебе полезно.
- Мне полезно спокойствие и столетний сон, а не когда взбалмошные девчонки будят посреди ночи, зачитывая придумки о НАШЕЙ семейной жизни. Воображаемой жизни.
- Ты ничего не понимаешь в творчестве. А мне надо откуда-то черпать вдохновение.
- Вот и придумывай про абстрактных драконов и принцесс! Не впутывай меня!
- Я так не могу. Мне нужен порыв страсти, фонтаны эмоций, гейзеры чувств. Я не умею абстрактно. Только конкретные персонажи из жизни. Я – творческая личность, во мне живет великий драматург и автор авантюрно-любовных романов.
- Аферистка ты! И как я только повелся устроить фиктивную сцену ревности прямо на городской площади!?
- Дааа, - просияла принцесса. – Это было потрясающе. Из всех моих грандиозных афер – эта самая грандиозная! Ты был очень убедительным, когда сжег часовню. И не смей заявлять, что тебе это не нравится. Со мною твоя жизнь шагнула на новый уровень.
- Ты дуришь своих подданных, они ведь сочувствуют…
- Завидуют! Они завидуют нашей страшной любви. Точнее – твоей. Я как пленница жуткого чудовища лишь благосклонно принимаю дары. Например, королевство.
- Какое королевство? – испуганно переспросил дракон.
- Которое ты подаришь на нашу годовщину. Слушай, я всё придумала: назовем королевство Марголэнд, и повсюду, на каждой площади и в каждом городе будут стоять мои мраморные статуи в полный рост.
- У тебя уже есть королевство. Реальное.
- Ты зануда, - надулась принцесса. – Королевств много не бывает. После того, как ты извел столько рыцарей, неужели захватить государство – проблема для свирепого монстра?
- Кстати, хотел поговорить об этом, - вспомнил дракон. – Тебя не смущает, что Айвыпендренго умирал десять раз разными смертями. То я его сожрал, потом растоптал, зажарил огненным дыханием, и даже скинул со скалы. Живучий Айвыпендренго, однако.
- Ой, да кто имена этих рыцарей помнит? Их заморишься считать. Только в первой главе ты сорок три воина погубил.
- Помню. Это после того, как я в реальности поскандалил с твоим дружком, тебе пришла в голову сцена с геноцидом рыцарей, - вспомнил дракон.
- Это был мой брат! – рассерженно крикнула принцесса.
- У тебя нет братьев! Он вообще гоблин!
- А что, у дамы не может быть брата гоблина? Ты плохо знаешь мою родословную! Там всякое попадалось.
- Видимо, сумасшедшие тоже, - тихо молвил дракон и отвернулся.
- Ну, подумаешь, познакомила тебя с гоблином, которого выдала за своего брата. Мы с ним настолько похожи, что ты даже не догадался!
- Да, конечно. Когда тебя этот зеленый нес на руках, я думал, взаправду украли. Обрадовался избавлению. Но потом поспешил спасать на свою мудрую драконью голову. Оказалось, он тебя просто на руках носит! По-братски!
- Ты ревновал!
- Не ревновал!
- Нет! Ревновал! Иначе бы не стал с ним драться!
- А что изволишь делать, когда гоблин тебя тащит куда-то? Драконьи мемуары сочинять?
- А мог бы и сочинить.
- Я и начал сочинять, - раскраснелся крылатый и достал из тумбочки ворох почерканных листочков.
- Ну-ка, - принцесса с боем выдрала черновик из лап и быстро прошлась глазами:
«Дорогой дядюшка!
Вот уже три года эта сумасшедшая принцесса держит меня в плену! Истерическими выходками она заставляет подчиняться своей воле и творить бесчинства. Благодаря её манипуляциям я превратился в ревнивое чудовище, наводя страх на всю округу. Она пишет про меня гадкие пасквили, в которых порочит всё наше культурное драконье семейство. А ведь наш род никогда не выступал агрессором для смертных. Но эта принцесса возвела меня в статус зверя и всячески провоцирует на античеловеческие поступки. Пока я контролирую себя. Но боюсь, не выдержу и пойду по списку жертв, которых она указывает в своих опусах!
С надеждой,
Дракон».

- Что это за эпистолярные извращения? – Маргарэт подняла разъяренные глаза и зашипела, будто гадюка.
- Мои мемуары, - пояснил дракон, пятясь к выходу.
- Это же …правда! Зачем ты пишешь правду!? – взвыла принцесса.
- А что мне писать? Мне же надо откуда-то черпать вдохновение! Не придумывать же про дракониц, которые приходят меня спасать от твоего тиранства?!
- Уже отправил письмо дядюшке? – топнула ногой Маргарет и швырнула пергамент в драконью морду.
- Отправил.
- Как ты мог, чешуйчатая ты скотина, совершить подобный аморальный поступок?
- Успокойся. Это воображаемый дядюшка!
- Но всё равно, ты прекращай эту свою…деятельность. Страдания драконов нынче не модные, а вот плененные принцессы – реальная тема. Так что можешь даже не стараться. Смирись и подари мне воображаемое королевство на настоящую годовщину!
- Так ты хочешь подарок? – ухмыльнулся дракон, схватил принцессу и закинул на спину. – Будет тебе подарок.
- Эй! Поставь меня на место! Чудовище! – завизжала принцесса.
- Я дракон! И я тебя похищаю. По-праздничному. Как в куртуазных романах!
- Ты это…перестань! Я высоты боюсь! – кричала она.
Он взмахнул когтистыми крыльями и поднялся высоко в небо. Восхищение принцессы невозможно было измерить ни длинной ни массой. Оно дальше неба и обширнее глупости дядюшки Луи…

©Маргарита Волкова, воображала и сочинякула!
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Триллер


«Дорогой дядюшка!
Пока полоумная принцесса думает, что ты воображаемый, я продолжу нашу переписку. По твоему совету пытался бежать, но увы – некуда. Люди меня боятся, а драконы осуждают. До тех пор, пока Маргарэт не оккупировала пещеру, я жил в гармонии с миром. Как известно, у нас, драконов, нет никакого желания похищать принцесс. Мы пацифисты и чистейшие альтруисты. В душе, каждый дракон – тушканчик, хоть и вида опасного. Но гадкая принцесса всё переиначила. Слагает легенды о моем животном начале и глубочайшем помешательстве. Позорит драконий род. Все вокруг подхватили эту модную тему и теперь у каждой напудренной принцессы навязчивая идея – как бы поскорее похитил дракон, а рыцарь пришел на помощь.
Только представь, дядюшка, через какую-то тысячу лет нас будут знать не как мудрейших рептилий, а как похитителей принцесс. Никто не вспомнит про изобретение нами акведуктуса и внедрение демократии. Чужды станут наработки в горнодобывающей сфере и военном деле. Философия, поэзия, медицина – мелочь, по сравнению с дурновкусной ролью огнедышащих в развитии женской судьбы. И всё это Маргарэт! Гадкая своенравная принцесса с фантазией, подобной пьяным излияниям безумца.
Я, дядюшка, порою сам себя боюсь. Как прочту её очерки «История похищения», так охота броситься с обрыва. А ведь ты помнишь, я за двести лет и мухи не обидел. Теперь вот, расплачиваюсь за доброту. Она описывает меня безумно влюбленным ревнивцем и психически неуравновешенным убийцей. Такой имидж создала, что в приличном драконьем обществе стыдно появиться. А недавно принцессе пришла в голову идея о ребенке. Приемном ребенке. Собирается писать балладу о том, как я похитил младенца и заставил растить в духе зверских традиций. Видите ли, материнские инстинкты в ней играют. У ней инстинкты, а у меня – нервный тик хвоста разыгрывается.
В предыдущих письмах ты советовал её придушить и инсценировать несчастный случай. Мол, шла и случайно упала в драконью пасть. Боюсь. Её фанаты сразу панику поднимут и сожгут мою пещеру. Я хоть и атеист, но верю в божественные силы, которые спасут меня от припадочной девицы. Но если не сработает – придется убивать.
С верой,
Дракон».

- А что ты там пишешь? – принцесса нависла над драконьей тушей, но чешуйчатый успел спрятать письмо.
- Да так, когти расписывал, - непринужденно зевнул он.
- Целых три страницы? – подозрительно прищурилась Маргарэт.
- Чернила застоялись, вот и пришлось повозиться.
- А чего ты такой испуганный? – принцесса насторожилась и заглянула под стол.
- А каким мне быть, если ты из меня чудовище делаешь? – дракон бросился в словесное нападение и драматично схватился за голову.
- Опять за свое, - отмахнулась Маргарэт. – Я, собственно, чего пришла. Тут у меня идея назрела…
- Ребенка похищать не буду. Даже воображаемого. Это аморально! – отрезал дракон и нахмурился.
- Ой, дочки-матери сейчас не модно. Настоящая тема – это… – зеленые глаза вспыхнули ядовитым огоньком. – Триллер!
- Я не хочу болеть порочными болезнями, - дракон состроил пренебрежительную морду.
- Нуу…триллеры – это когда тебя качают эмоции, как галоп на хромой кляче, а потом возникает чувство тревоги, словно перед оплатой ежемесячных податей в королевскую казну. И таинственные убийства. Много таинственных убийств. Вот чего не хватает моим историям.
- У тебя и так, что не строчка, то убийства.
- Это не загадочно и не таинственно. А должно быть волнительно, - принцесса сделала два шага назад и внимательно осмотрела дракона. – Тебе нужна борода!
- Зачем борода? Какая борода? Я что, на гнома похож? – возмутился дракон.
- Фиолетовая борода. Да, фиолетовый цвет успокаивает.
- Ненавижу фиолетовый! – пробурчал огнедышащий ящер.
- А какой любишь?
- Синий. Небесный, - мечтательно пролепетал он.
- Отлично! У тебя будет синяя борода. И так, сюжет: ты – загадочный синебородый дракон с горами сокровищ, - пустилась в фантазии принцесса и заискрилась, будто огонь. - Похищаешь меня, то есть принцессу и дико ко всем ревнуешь.
- Это уже было.
- Нет, там по-другому. Принцесса, то есть я, живет в твоей роскошной пещере и гуляет по всем пятнадцати комнатам.
- Но у нас двухкомнатная пещера, - напомнил дракон. – Малосемейная, попрошу заметить. Ипотечная, под залог моей шкуры. Еще двести лет выплачивать, - пожаловался он.
- Вот слушай. Дракон, то есть ты, запрещает принцессе посещать одну таинственную комнатку.
- Почему?
- Так надо!
- Дурость какая-то, - хмыкнул чешуйчатый вдохновитель.
- Это не дурость, а фишка такая - фантазировать о том, что не соответствует действительности. Помнишь, я придумала брата гоблина? А вспомни, как навоображала, будто показываю пирату Сильверу свои портреты в неглиже? Ну и главный мой плод воображения – это надежды на тебя как на партнера по перу! – распалялась принцесса.
- Не вижу логики в сюжете, - не унимался дракон.
- Ты никогда в меня не верил! Я – творец, я так вижу! Что ты смыслишь в настоящей литературе!? Пишешь эти свои мудрые трактаты, а о страстях и знать не знал! Всё! Ухожу творить, пока ты не перебил настрой.
И Маргарэт, хлопнув дверью, удалилась в свои аппартаменты, где до глубокой ночи царапала страшилку о синебородом драконе-ревнивце и принцессе-жертве.
Когда дракон ложился спать, то слышал, как за стенкой ругается принцесса, комкая бумагу. Посреди ночи его разбудил истошный женский крик:
- Ах ты скотиииинаааа!!!!
Пробудившись от душераздирающего вопля, ящер подскочил чуть ли не до потолка и на всякий случай прикрыл голову.
- Ты что про меня пишешь, а?!!? Дядюшке!? Ты же говорил, что он воображаемый, - взревела принцесса и махнула кулаком.
- Что есть реальность? – пустился в философию дракон. – Согласно субъективному идеализму, все мы – лишь плод воображения друг друга, иллюзия…
- Я тебе сейчас эти воображаемые письма, - прошипела Маргарэт, - в воображаемую пасть засуну и заставлю воображаемо проглотить! А чернила я делаю из волчьих ягод! Так что посмотрим, как твой желудок столкнется с воображаемой диареей!
- А чего это ты шарилась по моей комнате? – дракон вновь применил излюбленный наступательный маневр. – Я запрещал заходить в мою комнату!
- Чернила закончились! К тебе в стол полезла. А там – целая переписка с дядюшкой, который советует меня извести! А еще ты снова пишешь правду! Кто тебе разрешал писать правду?
- Фишка у меня такая, - рассерженно рявкнул дракон. – Когда меня заточат в желтую башню безумцев, мир должен узнать истинную причину!
- Хам!
- Аферистка!
- Скучное существо без фантазии! Как таких вообще в драконы берут? Еще и латентный маньяк! А я-то не знала, что ты меня извести хочешь! Я-то думала - запрещаешь в комнату заходить из-за необходимости личного пространства! А ты от меня письма скрывал…Как это…по-триллерному! – радостно взвигнула принцесса. – Точно! И однажды принцесса открывает тайную комнатку синебородого дракона и видит: помещение заполнено трупами прекрасных принцесс, её предшественниц! Гениально! Настоящий триллер. Потом значит, зовет на помощь своих братьев, пишет им: «Горе горькое, муж мой, оказывается убийца-рецидивист!». Идеальный сюжет. Пойду писать, пока мысль не выветрилась.
И Маргарэт убежала в свою комнату – творить историю, которая вызывает эмоции, подобные галопу на хромой кляче; тревогу, словно перед оплатой ежемесячных податей в королевскую казну и наполненную опасностью, как связь дракона с неуравновешенной принцессой-писательницей!

©Маргарита Волкова, ироничная печенька!

 
Регистрация
21.02.2017
Сообщения
570
Репутация
0
Баллы
0
Пол
мужской
@Sophie, Такая взрослая, а в сказки веришь..) глaжу
***
Жили-были дед и бабка. Спали рядом для порядка.
Дед давно уж позабыл, как он бабку-то любил.
Отношенья их фактически развивались платонически.
Ну да сказка не об этом — сказ про то, как прошлым летом
Приключилось с ними чудо. Впрочем, забегать не буду.
Обскажу всё по порядку — я записывал в тетрадку.

Жили скромно — без достатка. Ели редьку, пили квас.
Вот такой нехитрый ужин каждый день, из раза в раз.
Вот на этой грустной ноте и начну я свой рассказ.
Раз нашло на старика: «В доме где-то есть мука».
Он на бабку строго смотрит — та тихонько взгляд отводит:

«Да муки немножко есть. Есть да не про вашу честь.
Ты своей немытой рожей её трогать не моги.
Собиралась я испечь к именинам пироги».

«Что за гнусную змею я пригрел в своём дому?
Или ты меня не знаешь?
Ну-ка быстро подь сюда — чтоб не позже получаса на столе была еда.
Может ты не понимаешь? Я сейчас убью кого-то!
Объясняю по-английски: «Вэри хангри — жрать охота!»

«Всё исполню сей же час. Ты испей покуда квас.
Для такого дурака испеку я колобка.
Всё равно зубов уж нету, хоть полижешь шарик этот».

«Вот и ладно, вот и чудно. Так бы сразу. Что те трудно?
Нелегко меня понять? Думаешь, мне не противно грубой силой угрожать?
Только знай, моя голубка, ты в моих приоритетах стоишь сразу за желудком.
Хоть ты лбом об стенку бей. Понимаешь, кто главней?»

Бабка горестно вздохнула, на него рукой махнула,
Положив на сгиб другой — получился жест плохой.
Замесила молча тесто, разогрела в печке место,
И скатав то тесто в шар, прямо в пыл его и в жар
На ухвате поднесла и заслонкой печь закрыла.
Вот такие вот дела.

Колобку старик был рад, обе ноздри подставляя и вдыхая аромат:
«Соблюдала ль в рецептуре ты, старуха, каждый пункт?
Не хочу я отравиться, потребляя сей продукт».

«Ешь, касатик, дорогой. Если что-нибудь случится — марганцовка под рукой.
Не волнуйся, откачаем. Не успеем? Закопаем!
Что в лице ты изменился? Ты бы, Вася, помолился».

«Ладно, хватит бредни слушать — time is up, пора покушать», —
Вилку дед рукой берёт. В шарик ткнул, а тот орёт:
«Помогите, караул! Дед мне вилкой бок проткнул.
Это что ж за вашу мать. Ты нарушил герметичность — буду в дождь я протекать».

Дед слегка на пол осел. Шок такой, что голос сел.
Он спросил его сипя: «Ты того, ты чьё дитя?»
«Ваш, родимые мои. Ваш снаружи, свой внутри.
Ведь из вашего я теста слеплен был — мне всё известно».

«Чудо, чудо приключилось. Без любви дитё родилось.
Прошлогодняя мука подарила нам сынка.
Бабка, срочно все остатки в унитаз слей без оглядки.
Хватит нищету плодить. Нам и так несладко жить».

Хлебобулочный сынок прямо с печки прыг да скок:
«Буду с вами вместе жить. Я – ваш сын. Прошу любить!»
Отвечает дед: «Ты круглый. И катись-катись отсель —
Позабудь о нас совсем!

Вот отцовский мой наказ: вон отсюда сей же час.
Жалко хлеба, слова нет. Но ведь я не людоед.
Не могу поднять я вилку на родимую кровинку.
Хоть ты режь меня с боков — не могу я есть сынков.
Но и видеть мочи нету — прочь иди. Катись по свету».

Колобок вздохнул протяжно, молвил тихо: «Всё неважно.
Если с толком рассудить, как мне с вами дальше жить?
Подрумяненный мой бок станет горла поперёк.
Без меня вы не скучайте. Не вернусь. Вы так и знайте».

Колобок скатился на пол, бормоча тихонько матом.
Его мягкие бока покалечились слегка.
Разогнувшись на полу, он подпрыгнул и адью.
За забором, где трава, донеслись его слова:
«Жадность фраера погубит. Я ушёл — судьба рассудит».

По тропинке в лес густой покатился очень лихо. Там, где не хватало рифмы,
Песню бодро напевал, крепким словом разбавлял.
Вдруг навстречу ему заяц — серый маленький мерзавец.
«Кто таков? Чего тут бродишь? Почему без шапки ходишь?
Без задержки, просто так, дай на водку мне пятак!»

«Стариковский я сынок — хлебный шарик Колобок.
Я ищу здесь смысл жизни, но пока найти не смог.
Шапку сроду не носил, с лысым куполом ходил.
Денег нет, ну хоть ты лопни. Понял мелкий серый гопник?
Я, пожалуй, покачусь и обратно не вернусь.
Сохраню нейтралитет — заяц не авторитет!»

Подмигнул он правым глазом. Взял разгон, прибавил газа
И исчез в густой траве, оставляя след в земле.
Заяц челюсть подобрал, смачно плюнул, вслед послал
На три буквы, чтоб в пути хорошо было идти.

Только зайца этот выкрик в воздухе лесном умолк,
Как дорогу преграждает новый странник — Серый волк.
«Здравствуй, миленький дружок, без начинки пирожок.
Ты вообще какого пола?» — задаёт вопросы волк.

Колобок, поднявши брови, в изумлении свистит:
«Дядя Волк, дозволь вопросик? И давно ты трансвестит?»
Волк застенчиво краснеет, на щеках румянец рдеет:
«Ты, джигит, откуда взялся, как об этом догадался?»

«Когти лаком ты изгадил, губы смачно напомадил,
Да у юбки той покрой откровенно не мужской.
Так что, тётя, извини, мне с тобой не по пути».

Скрылся волк за поворотом. Колобок пришёл к болоту.
Рядом с ним сидит лиса по всей шкуре волоса.
«Я от дедушки ушёл, я от бабушки ушёл,
Я от зайчика смотался, с глупым волком распрощался.
А теперь, краса-девица, на тебе хочу жениться.
Стой. За сердце не хватайся. Это шутка. Не пугайся».

«Повтори погромче, брат. Я настрою аппарат.
К старости совсем оглохла, слышу слабо, вижу плохо.
Уж не так теперь и звонки барабанов перепонки».

Колобок подходит ближе, а лиса нагнулась ниже.
Он почти уже орёт, а она его берёт
И без всяких промедлений натурально прямо жрёт.

Колобок пищит от страха, посылает её всяко.
(Для ребят, кто любит мат — есть отдельный вариант).
Не прошло пяти минут — съела весь она продукт.
Облизнулась и ушла. Вот и сказка вся прошла!
 
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Удмуртская народная сказка

Небольшое пояснение: банник - персонаж удмуртского фольклора, дух, обитающий в бане. Ну, как в лесу - леший, в доме - домовой, в воде - водяной, а в бане - банник.

Жила-была старуха. И было у неё две дочери. Младшая - любимая и старшая - нелюбимая.
Уж младшую-то дочку старуха всяко холила и лелеяла, и спать ей до полудня позволяла, и работать не заставляла, и одевала, как царевну, и кормила сладкими медовыми оладьями. А старшую гоняла, как могла. Поднимала ни свет, ни заря, заставляла и за скотиной ухаживать, и в огороде работать, и избу мыть. Одежду ей из старых мешков шила, а кормила чёрствыми ржаными сухарями.
И вот, как-то раз, уже стемнело, как старшая дочка решила сходить в баню. Натопила и просит старуху:
- Дай, матушка, мне веник, тазик, мыло и чистую сорочку.
А вредная старуха вместо веника дала ей метёлку, которой двор подметала, вместо тазика - плошку, из которой кошку кормила, вместо мыла - кусок глины, а вместо сорочки - половую тряпку.
Огорчилась старшая дочка, но решила всё же в баню сходить - хоть погреться да водой окатиться.
И вот разделась девушка в предбаннике, заходит в баню - а там банник!
- О-хо-хо! - говорит, - давненько я с красивой молодой девицей не миловался!
А девушка ему отвечает:
- Что ж я, грязная буду с тобой миловаться? Ты принеси мне веник, чтобы я попарилась.
Банник исчез, через некоторое время вернулся, приносит веник. Девушка ему:
- Ты не такой веник принёс, ты принеси веник из берёзы, что в царском саду растёт!
Снова исчез банник, через некоторое время приносит веник из царской берёзы. А девушка продолжает:
- А теперь принеси мне тазик.
Через некоторое время приносит банник тазик. А девушка опять недовольна:
- Нет, такого тазика мне не надо, ты золотой тазик принеси!
Короче, потом она послала банника за мылом и заставила снова сбегать и заменить на мыло с запахом первого весеннего ландыша, потом - за сорочкой, которую заставила заменить на сорочку из тончайшего льна, царской придворной портнихой сшитую.
А пока банник бегал туда-сюда - тут и ночь прошла. Закричали петухи, и пришлось баннику восвояси удалиться.
Возвращается девушка в избу и рассказывает матери и сестре, что с ней произошло. Старуха с младшей дочкой обзавидовались и решили, что этим вечером младшая дочка в баню пойдёт.
И вот настал вечер. Приходит младшая дочка в баню, раздевается в предбаннике, заходит в парную. А банник - тут как тут.
- Ага! - говорит, - твоя сестра меня обманула, но ничего, я см тобой намилуюсь!
А младшая дочка говорит:
- Экий ты скорый! Ты вначале мне веник из царской берёзы принеси, золотой тазик, мыло с запахом первого весеннего ландыша и сорочку из тончайшего льна, сшитую придворной царской портнихой!
Исчез банник, через некоторое время возвращается, приносит заказанные подарки.
- Ну вот, говорит, - я тебя уважил, теперь ты меня уважь!
Да как набросится на младшую дочку!
Тут проходили мимо парни, с гулянки возвращались. Услышали шум в бане, подумали - не пожар ли, кинулись в баню и увидели там... Срамно сказать, что увидели!
В общем, опозорилась младшая дочка на всю деревню и смогла потом выйти замуж лишь за старого вдовца, плешивого, пузатого и кривоногого. А младшую дочку сосватал самый красивый и работящий парень из соседней деревни.
Вот так умная старшая дочка перехитрила похотливого банника, а жадная младшая поплатилась за свою глупость.
 
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Ещё одна удмуртская сказка

Жил в лесу старик со старухой. И пошёл он как-то дрова рубить. Выбрал ёлку, только замахнулся топором, как ёлка и говорит ему человеческим голосом:
- Не руби меня, старик, я твоё желанье исполню.
Старик удивился:
- Да ничего мне не надо, - говорит.
Возвращается домой, рассказывает старухе, какое с ним чудо случилось. Старуха давай его ругать:
- Что ж ты у ёлки ничего не попросил? Или не видишь, изба у нас совсем развалилась! Пойди и попроси новую избу!
Пошёл старик к ёлке, мол, так и так, старуха новую избу хочет.
- Иди домой, - говорит ёлка. - Будет тебе изба.
Возвращается старик домой - а там новая изба стоит, большому начальнику в такой жить неззазорно. А старуха опять:
- Пойди ещё раз к ёлке, пусть она нам новые сани сделает!
Что делать, пошёл старик к ёлке сани новые просить. Ёлка и сани ему сделала.
Возвращается старик, а старуха опять:
- А теперь сходи и новую шубу мне попроси!
Дала ёлка и новую шубу старухе. А старуха опять:
- А сходи-ка, старик, ещё раз к ёлке, что она где-то в чаще растёт? Пусть она выкопается и посадится возле нашего крыльца, чтобы не бегать к ней в чащу за каждым желанием!
Пошёл старик опять к ёлке, так, мол, и так, вот чего старуха хочет. Ёлка выслушала и говорит:
- Так слышь, старик, может, тебе сразу новую старуху сделать?
 
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Коми-пермяцкая сказка

Жили в деревне два брата. Один был богатый, и лошадь у него была, и две коровы, и изба новая, и амбары доверху зерном полные. А другой жил бедно, и всего-то в хозяйстве у него была одна курочка.
И вот однажды рылась курочка в соре на улице и раскопала медную денежку. Обрадовался бедняк, купил пряник и говорит:
- Какой сегодня день удачный! Вот приди ко мне сейчас мой самый злой недруг - я его этим пряником на радостях угощу!
Только сказал он эти слова, как подходит к нему мужичонка. Шевелюра рыжая, борода клочьями, зелёные глаза недобро сверкают.
- Ты, - спрашивает, - хотел меня пряником угостить? Так угощай же, я - самый злой твой недруг.
Бедняк отломил мужичонке пряника и спрашивает:
- А кто ты?
- А я - Горе твоё, везде за тобой по пятам хожу и зло тебе всюду делаю.
Бедняк не растерялся, затолкал Горе своё в сарай и поленом подпёр, чтобы оно не выбежало.
И после того, как запер он Горе в сарае - хорошо зажил! Курочка стала нести золотые яйца, каждый день по яйцу, бедняк стал их по сто рублей продавать и чсерез некоторое время богаче брата стал.
Завидно стало борату. Пришёл он к бывшему бедняку и спрашивает:
- А как тебе удалось так удачу поймать?
А брат и рассказывает:
- Да вот, запер я своё Горе в сарае, оно теперь мне делать зло не может.
Богач обрадовался, вот, думает, выпущу я сейчас Горе своего брата на волю, пусть он опять в бедности заживёт, как раньше!
Прибежал к сараю, полено отвалил, дверь открыл и кричит Горю:
- Горе, выходи, мой братец тут без тебя слишком хорошо зажил!
А горе и отвечает:
- Да знать я больше твоего брата не хочу, так он меня обидел! Я теперь с тобою всегда ходить буду!
И увязалось за богачом. И стали у богача дела идти всё хуже и хуже, пока он вообще не разорился. Увидело горе, что никакого зла оно больше ему сделать не сможет, всё, что могло, уже сделало, плюнуло и ушло в далёкие края искать, кому бы ещё зло сделать. А бывшему богачу брат стал помогать - родня же всё-таки, куда денешься?
 
Последнее редактирование:
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Ещё коми-пермяцкая сказка

Жили в одной деревне старик со старухой, и была у них внучка. Собралась однажды внучка в лес за грибами, а старик со старухой ей говорят:
- Ты, внученька, далеко в лес не ходи, в лесу живёт злая Кулёма, страшная ведьма, тех, кто в лесу заблудится, она ловит, в свою избу тащит и работать заставляет.
Пошла девочка в лес, а грибов там - видимо-невидимо. За одним отошла, за другим - и не заметила, как зашла слишком далеко в лес и заблудилась.
Страшно стало девочке. А тут, откуда ни возьмись, и Кулёма появилась.
- Ага! - говорит. - Очень хорошо, что ты заблудилась, а то в моей избе столько работы накопилось!
Привела Кулёма девочку к себе в избу и велела ей дров наколоть, воды принести, печку истопить, щи сварить, да ещё и пол в избе подмести. А сама спать улеглась,
Плачет девочка, сильно её Кулёма работой загрузила - когда она её переделать успеет! Смотрит - а из-за печки мышка выбегает. И пищит, бедная, есть хочет. А девочка, перед тем, как в лес пойти, с собой взяла краюшку хлеба в лесу перекусить. И отдала она мышке свой хлеб. Мышка поела и говорит девочке:
- Спасибо, девочка, ты меня накормила, и я тебе за это помогу. Вот, возьми колечко, у меня в норке лежало, и беги домой. А когда Кулёма пустится за тобою вдогонку, ты брось колечко на её пути, и Кулёма тебя никогда не догонит.
Поблагодарила девочка мышку, выбежала из избы и домой побежала.
А Кулёма проснулась, видит - дрова не наколоты, печка холодная, щи не сварены, пол не подметён. А девочки нет.
Разозлилась Кулёма и бросилась за девочкой вдогонку. Бежит, бежит, того и гляди - догонит девочку.
Увидела девочка, что Кулёма её догоняет, и бросила колечко назад. И появилась среди леса хорошая укатанная дорога. Обрадовалась Кулёма:
- Вот по такой хорошей дороге я тебя быстро догоню!
И побежала по дороге.
Да не заметила, что кольцо-то круглое было, и дорога по кругу получилась! Бежит Кулёма по дороге и не понимает, что по кругу бегает!
А девочка тем временем от Кулёмы убежала и домой прибежала.
С тех пор девочка в лес всегда осторожно ходит, чтобы не заблудиться ещё раз. А глупая Кулёма до сих пор по кругу бегает.
 
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Так, ещё.
"Ош" по коми-пермяцки значит "медведь".

Кудым-Оша не всегда звали Ошем."Ош" - это значит медведь. Вначале он был просто Кудымом.
А вот почему Кудым стал "Ош" - вот это сейчас и расскажем.

Кудым был самым сильным богатырём в Парме. Если он ходил куда-то, то за его следом река Иньва образовалась, так он русло протоптал. Если он спать ложился,то ветры не знали, куда им лететь от богатырского храпа Кудыма. А если он поднимался и разминал свои плечи - тут уж всё зверьё наутёк бросалось, от греха подальше.
И вот однажды Кудым сказал:
- Я - самый сильный в этом лесу! Кто захочет поспорить - выходите, сражусь!
И тут выходит из кустов Ош. И говорит:
- Я самый сильный в лесу. Давай поборемся.
Сошлись они в рукопашной. Но Кудым был сильный, и Ошу не удалось Кудыма победить.
Стали тогда загадывать загадки. Но и тут Ош знал их, и не дал Кудыму одержать верх.
Рассердился тогда Кудым.
- Ах, ты, - говорит, - медведище позорное! Схватил медведя и хвост ему оторвал
С тех пор медведи ходят без хвоста, а Кудыма прозвали Кудым-Ошем.
 
Последнее редактирование:
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
P.S.Кулёма - слово коми-пермяцкое. "Куль" - значит злой дух, сын создателя мира Ена, а Ёма - злая дочка Куля.
 
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Очень короткая сказка. Тоже коми-пермяцкая.
Пошла девочка в лес. Зашла в чащу, а тут Оша-Миша появился. И заставил девочку к нему в берлогу пойти.
Привёл и говорит:
- Я сейчас спать лягу, а ты мне колыбельные песни пой.
Девочка и поёт:
- Оша-Миша, баю-бай, ты усни, кривая лапа, ты усни, короткий хвост.
А Оша-Миша говорит:
- Ты неправильно поёшЬ. надо петь: "Оша-Миша, бай-бай, ты усни, красива лапа, ты усни, кудрявый хвост".
Девочка так и спела, как Оша-Миша велел. Оша-Миша уснул под такую колыбельную, а девочка убежала домой.
 
Регистрация
04.03.2017
Сообщения
532
Репутация
0
Баллы
0
Адрес
Пермь
Пол
мужской
Ещё коми-пермяцкая сказа (правда уже репост, не в моём изложении)

Жил-был охотник Епа: среди людей толкался да всё старался разбогатеть. Так бедно с женой жили, что раз в неделю обедали, а об ужине и не вспоминали. Всей одежды - одна на двоих: если Епа оденется, то Епиха на печке сидит; если Епиха в люди выйдет, Епа дома сидит.

Всю жизнь Епа лес мерил, чащу кроил, лапти и одежду переводил. Удастся - куницу возьмёт или рябчика подстрелит, не удастся - зря ноги помнёт.

Взял однажды Епа ружьишко своё да и подался в осинник на зайцев. Весь день бродил, ногам покоя не давал. Но зря: и мышь не встретил. Не повезло, значит. А не повезёт, так и с харчами с голоду пропадёшь.

Только повернул лыжи обратно - на охотника заяц налетел, чуть лбами не стукнулись.

Вскинул Епа ружьишко, курок взвёл и уже на прицел зайца взял, а тот вдруг заговорил:
-Не спеши, Епа! Убить всегда успеешь, а доброго совета не всегда услышишь.

У Епы глаза на лоб: до старости дожил, а чтобы косые людей учили - сроду не слыхивал.

Длинноухий тем временем сел на пенёк, нога на ногу, и опять говорит:
- Когда убьёшь меня, делай так. Сними осторожненько шкуру, высуши её и купцу продай. На вырученные деньги козлёнка купи. Вырастет - двух козлят принесёт.

Слушает Епа, рот раскрыл и уши развесил, а ружьишко дулом в снег воткнул. «Вот где, - думает, - счастье-то привалило: и молочко будет, и деньжат заработаю».

А косой, будто у тёщи в гостях, сидит спокойно и продолжает:
- Купишь поросёнка, свинью вырастишь, свинья опоросится, продай поросят купцу - купи тёлку. Вырастет тёлочка, коровой станет, бычка тебе принесёт. Откормишь бычка и на лошадку променяешь.

Вскружилась Епина голова от такого богатства, не до зайца стало. Совсем наяву видит Епа, как он на сивом в яблоках рысаке гарцует! На пригорке собственный двухэтажный дом стоит. Заходит Епа в горницу, жена тёплую хмельную брагу подаёт, на стол тарелку с мясным супом ставит, режет большую пшеничную ковригу.

Привёз Епа дорогие подарки своей хозяйке - кумачовую кофту и сарафан из синего кашемира:
- Ладно, - сказал Епа, - ужо пристрелю зайчишку:
Глядь, а перед ним только пенёк торчит, на котором длинноухий сидел.

Ускакал заяц и всё Епино богатство с собой унёс.
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Рыцари, короли и драконы



Мелеис с интересом наблюдала, как породистый боевой жеребец белой масти изящной иноходью пересекал поле, направляясь к одиноко стоящей башне. В седле сидел крупный широкоплечий рыцарь в сияющих доспехах. Высокий плюмаж из перьев, украшавший его шлем с закрытым забралом, торжественно развивался на ветру. Латной перчаткой рыцарь крепко сжимал копье, в другой руке его был щит, демонстрирующий потенциальным врагам родовой герб – желтые солнца на розовом и белые луны на лазурном.
Мелеис печально вздохнула, подобралась, и, с умилением оглянувшись на мелькнувшую в окне башни светлую головку, неспешным шагом направилась навстречу рыцарю.
- Приготовься умереть, ползучий гад! – заорал рыцарь во всю силу рыцарских легких.
Мелеис вздохнула:
- Не гад, а гадина, и почему ползучий? Я хожу, а не ползаю, да и летать неплохо умею.
- Что это значит? – рыцарь стал на месте, как вкопанный. Хотя забрало и скрывало выражение его лица - крайнюю степень удивления было заметно по дрогнувшему голосу.
- Что именно? – уточнила Мелеис.
- Ты говоришь?!
- А что? Есть специальный закон, запрещающий мне говорить?
- Нет… - рыцарь покачал головой, отчего плюмаж на его шлеме бешено заплясал.
- Ну тогда мы можем поговорить, - сказала Мелеис. - Или ты дракониху никогда в жизни не видел? Хочешь рассмотреть получше?
Она стала на задние лапы, повиляла бедрами, обвилась хвостом, расправила и сложила крылья, показывая себя рыцарю и так и этак. Затем с прищуром посмотрела на белоснежного жеребца:
- Кстати, мне нравится конина.
Конь фыркнул, хотел было стать на дыбы, но сильная рука рыцаря удержала поводья.
- Ну? Что ты молчишь? – продолжала Мелеис. – Я жду, пока ты начнешь извергать поток своих титулов с той же огненной страстью, с какой я извергаю пламя.
- Брана из дома Тан… - неуверенно начал рыцарь, - вторая этого имени названная в честь Танской девы… и наследница…
- Баба что ли?.. – задумчиво протянула Мелеис, добавляя вполголоса: - Как и я… Что ж ты такая огромная? Я рыцарей-мужчин в два раза мельче встречала.
Шлем наклонился, и шикарный плюмаж закрыл забрало. Из-за решетки раздались глухие звуки, похожие то ли на мяуканье, то ли на вой, то ли на блеянье молодой козы.
- Ты что? Плачешь, что ли? – Мелеис приблизилась, с удивлением уставившись на странного рыцаря.
Брана сняла шлем, растерла по пегому в веснушках лицу слезы, шмыгнула покрасневшим носом, отвечая:
- Нет... Сдавайся! Или сразись!
- Вот, откуда в тебе эта агрессия? – вздохнула Мелеис. – Комплексы? Трудное детство? Папа хотел сына? Мальчики считали тебя некрасивой? Девочки смеялись? Вышивание и танцы не давались, а все, что ты умеешь – это махать мечом?
Голова Браны снова упала на грудь, а губы скривились в новом приступе хныканья.
- И никому в голову не приходит, - Мелеис подошла еще ближе, аккуратно приобняла девушку крылом, - что ты славная, храбрая, верная и добрая? Так?
- Та-а-ак!.. – дребезжащим голосом ответила Брана.
- Ну смотри, я – вообще дракониха! И не реву!
- Ты?.. – девушка уставилась на Мелеис голубыми глазами – которые в отличие от всего прочего в ней были красивыми (по человеческим меркам).
- Да. Тоже огромная! И не очень симпатичная на ваш людской вкус, - рассмеялась она.
- Но драконом быть лучше! – вскричала Брана, а надо заметить, что голосом она обладала воистину рыцарским.
Мелеис поморщилась от громкого звука.
- Кто тебе сказал? Ты пришла, чтобы меня убить, а ведь ты не первая. Все хотят мою шкуру в качестве трофея.
- Но я… но… принц… Ты его похитила! – взвизгнула Брана.
- Я? Похитила? Ты историю вообще читала?
- Нет… - девушка покраснела.
- Только сказки, легенды и песни менестрелей?
Бриенна робко (совсем по девчоночьи) кивнула.
- И там, в этих твоих сказках драконы похищают принцесс, а потом рыцари сражаются с драконами?..
- Угу.
- Но он же - не принцесса.
- Ну да. Принц Денер – не принцесса. И я не понимала, почему дракон его похитил. А вот теперь понимаю… потому что ты не дракон, а дракониха!
Мелеис рассмеялась, оглянулась на башню. Острое драконье зрение позволяло рассмотреть, каким любопытством сияют голубые глаза высунувшегося в окно Денера.
- Ты ведь умная?
- Отец говорит, что слишком умная для женщины, - голос девушки становился все тоньше и тоньше с каждой фразой.
- Ну, вот и скажи мне, Брана, почему в столице ни одна собака при всех моих габаритах не заметила, как я - здоровенный дракон вытаскиваю из окна королевского замка наследного принца. А затем несу его в когтях куда-то в драконью башню?
- Ну… - замялась девушка.
- Пошли, Брана, познакомлю тебя с принцем.
И Мелеис направилась к башне, ожидая, что воительница последует за ней, только та не последовала. Мелеис обернулась – Брана неподвижно сидела верхом с окаменевшим и бледным, словно мел, лицом. Вышколенный жеребец рыл копытом землю, но с места не сдвинулся.
- Брана! – окликнула Мелеис. – Принц ждет!
Девушка вздрогнула, судорожным неуклюжим движением нахлобучила на голову шлем и тогда только поехала.

***

Мелеис с умилением наблюдала, как за чашечкой чая принц болтает с Браной. Та вначале краснела, бледнела, постоянно давилась бубликами, и захлебывалась чаем, а потом поняла, что с Денером вполне можно нормально разговаривать. В конце концов – оба одного вида, не то, что Мелеис с его прадедом сто лет назад.
Мелеис свернулась клубочком на солнышке, подложила хвост под голову, прикрыла веки.

В те времена она была молодой и глупой. Превращалась в кого-попало и влюблялась во всех подряд. Ее заинтересовал красивый человеческий город, но так как люди, заметив Мелеис издали, начинали кричать: «Дракон!», «Дракон!», а потом присылали рыцарей, которые совершенно не ценили ее драконовской красоты, Мелеис решила сама стать человеком.
Она обратилась в женщину. Примерно такую же, как эта девочка Брина – высокую, крупную и широкоплечую. Мелеис, когда рассматривала свое отражение в озере, казалась себе довольно красивой – в драконьем роду ценится сила и мощь. Но люди так не считали. Над ней смеялись в открытую, пока она не начистила стальным кулаком пару нахальных рож, а после… тоже смеялись, но уже где-то за спиной, за углом.
С королем Роджером I Мелеис познакомилась на рыцарском турнире. Весьма интересная людская забава…
Вначале она наблюдала издали, как мягкие, лишенные природного панциря, людишки, облачаются в железную броню, вывешивают повсюду пестрые флажки и пытаются проткнуть друг друга прутиками.
Затем какой-то из межевых рыцарей повел себя с ней не совсем почтительно, за что поплатился оружием, доспехами, конем, а, возможно, и памятью… от таких ударов люди часто теряют память.
Доспехи пришлись Мелеис как раз впору. Конь сначала ее боялся, а потом, когда она пообещала не есть его – успокоился. Рыцарские меч, щит и копье Мелеис покрутила, и поняла, что пользоваться ими не так уж и сложно.
Потом Мелеис выиграла все битвы: конные, пешие, групповые и один на один, и король Роджер первый объявил ее Победителем Турнира и предложил выбрать Королеву любви и красоты. Мелеис очень удивилась и сказала, сняв шлем:
- А что ее выбирать-то? Я и сама могу… за нее…
Тогда все зрители, рыцари, оруженосцы, придворные и даже, кажется, лошади онемели минут на пять. А потом Роджер пригласил ее к королевскому столу. И завертелось…
Оказалось, что королю нравятся такие большие и сильные женщины. Он предложил ей выйти за него, она опрометчиво согласилась. Нет, все у них было хорошо. Она его любила. И Роджер в ней души не чаял. Мелеис даже родила ему сына. Она целых три года ни разу не превратилась обратно в дракона. А потом больше не смогла сидеть в стенах тесного замка, ее тянуло в небо. Мелеис хотела летать.
Она призналась во всем мужу и попрощалась с ним, оставив, как память о себе волшебное кольцо.
- Если случится беда, надень это кольцо на безымянный палец правой руки, и я тут же прилечу.
Но Роджер не понял ее жажды неба. Он огорчился, обиделся и так ее и не простил.
Мелеис знала, что в королевстве после ее ухода случались войны, трудности, голод, заговоры. Но ни разу Роджер не надел ее кольца. Не воспользовался им и для того, чтобы просто повидаться с ней. Но во второй раз так и не женился.
Исчезновение королевы Мелеис осталось покрыто тайной.
А потом, через сто лет, юный принц Денер прочел дневники своего прадеда, которые нашел в замурованной нише вместе с кольцом. Паренек выехал за город, надел ее подарок и вызвал Мелеис. А когда познакомился с ней – не хотел отпускать, уговорил взять с собой. Оказалось, что драконовой крови в нем было достаточно, чтобы неистово мечтать о небе и полетах.

Мелеис очнулась от дремы и воспоминаний, заглянула в окно. Оказывается, и от Роджера кое-что было в Денере – ему тоже нравились большие и сильные женщины. Они с Браной целовались…

© Владислав Скрипач
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
- Какой смысл в любви, если она несёт разрушение? – печально сказала Принцесса.
Печально, задумчиво, а еще очень негромко, так что Джон едва разобрал слова.
- Какие разрушения, милая? – крикнул он, одновременно изучая стену на наличие выемок и выступов, по которым можно было бы забраться наверх.
- Сплошные разрушения! – девушка заговорила громче. – Посмотри вокруг! Вон там была ферма. А что сейчас? Обугленные развалины. А там – на востоке? Там был такой чудесный пруд… Теперь черная земля. Вон – сожженная роща. А вон – мельница с покорёженными лопастями.
- Это всё Дракон?
- Это всё мой отец! Дракон лишь исполнитель, и делает то, что ему говорят. Принцы и рыцари приходят толпами, пытаясь вызволить меня из башни. Сражаются с Драконом. - Пока она говорила, Джон начал трудный подъем по вертикальной и почти гладкой стене.- Эти герои гибнут сами и губят других. Они хотели только одного – получить приз – то есть меня! Им всем было напревать на мои чувства! Как и отцу… Как и тебе…
- А Дракон? – кряхтя (лезть было довольно тяжело), спросил Джон.
- Что Дракон? – Принцесса впервые за все время посмотрела вниз, до этого ее подбородок был высоко вздернут, а мечтательный взгляд обращен куда-то вдаль.
- Его ты не винишь? Совсем?
- Он животное! Как можно его винить?!
Нога Джона потеряла опору, и он повис, удерживать лишь пальцами одной руки. Разбиться – не разобьется, еще не очень высоко, но все равно жаль затраченных усилий.
- Животное? – переспросил он, обретя, наконец, некоторую устойчивость.
- Дракон… Он, как большой кот… - мечтательно поясняла Принцесса, - или как сторожевой пёс… Нет… Он, конечно, не кот и не пёс… А Дракон! Он терпеть не может чужих. Когда являются принцы с этими их шпагами, перьями в шляпах и пафосными речами, или рыцари, обвешенные железяками – он злится…
- Да, это раздражает… - пробормотал Джон себе под нос, преодолевая очередной ряд каменной кладки.
- Дракон их жжет, ест их лошадей, особо рьяных убивает, конечно. Большинству же дает возможность сбежать, унося свои жалкие душонки, помятые доспехи и клеймо позора на воинской чести. Дракон груб и у него очень странное чувство юмора. Но, когда никого нет, он очень милый…
- Значит, считаешь его милым?.. – выкрикнул Джон.
- Да уж милее, чем вы – рыцари, принцы, бароны, маги! Все, кто проходит зачем-то меня освобождать! Вам нужна моя рука и моё – нет, не сердце – королевство! К тому же этот зверь единственный, кто находился рядом со мной последние пять лет. Все меня бросили… Отец говорит, что он из великой отцовской любви заточил меня в эту башню! Он, якобы, желает мне счастья! Мол, лишь тот достоин стать моим мужем, кто станет за меня бороться, не побоится сразиться с Драконом! Тот, кто победит крылатого зверя, докажет истинную свою любовь. Но на самом деле, они доказывают лишь то, что любовь несет разрушение! И неизвестно какая любовь хуже – настоящая и безумная, как у моего отца, или фальшивая и притворная, как у желающих заполучить трон, женившись на мне! Дракон же всегда рядом… Пусть он не человек, но он слушает мои песни и мои сказки…
- Небось, сама сочиняешь? И в твоих этих сказках наверняка прекрасные мужественные принцы освобождают томящихся в заточении принцесс? – Джон отдыхал на случившемся по пути выступе.
- Откуда ты знаешь?! – взволнованно воскликнула принцесса, перегнувшись через подоконник.
- Догадался… - Джон пожал плечами. – На самом деле ты только и ждешь своего героя, который…
- Хочешь сказать, что это ты? – перебила принцесса. – Ты тот самый герой, достойный моей руки?!
- А почему бы и нет? Или тебе только твой Дракон нужен?
- Мой Дракон – зверь, но он в сотни раз умнее и благороднее тебя! И кстати, о нем! Очень скоро от твоей наглости останутся лишь дымящиеся косточки!
- А что ж он не летит? – Джон продолжил подъем.
Принцесса долго не отвечала – видимо сама беспокоилась.
- Наверное, хочет посмотреть, как высоко ты залезешь! А когда ты будешь уже под самым окном, он выглянет из-за башни, и тебя хватит удар! - Она искусственно рассмеялась.
- Ха-ха-ха! – передразнил Джон. – Ты лучше скажи, как было написано в королевском указе? «Принцесса достанется тому, кто сможет вызволить ее из башни…» Так, вроде?
- «Принцесса и королевство» - ведь за этим ты пришел? И еще нужно победить Дракона! А у тебя даже ржавого меча нет! Ты чем собрался драться?
Джон уже был под самым окном. Дракон (естественно) ни откуда не выглянул. Он подтянулся и сел на подоконник. Принцесса отступила вглубь комнаты.
- А я его заболтаю, - весело сказал Джон.
- Это ты можешь… - проворчала принцесса, явно удивленная его успехами в скалолазании.
Джон спрыгнул, осмотрелся. Снял с пояса моток веревки. Прошелся по комнате, ища, за что бы привязать ее конец.
- Вещи какие есть? Что будешь с собой брать?
- Брать? Вещи? – переспрашивала ошарашенная принцесса.
- Ну да, ты переезжаешь.
- Куда?
- Как куда? В наш дом! Я ведь тебя спас, могу на тебе жениться. А жена должна жить в доме мужа.
- Но… Я принцесса! Я должна жить во дворце!
- В доме, дворце, замке, башне… Дизайн сама придумаешь.
Принцесса помолчала, а затем спросила – как-то жалобно и тоскливо:
- А Дракон?
- Что Дракон?
- Как же… Почему он не летит? Ты… его… убил?.. – ее губы задрожали, а глаза заблестели от слез.
- Да, можно и так сказать, - Джон подошел к принцессе.
- Ты убийца! – она вдруг влепила ему пощечину, а затем отвернулась, упала на кровать и принялась безутешно плакать. - Ты его убил! Он был моим другом! Как ты не понимаешь? Он был самым дорогим для меня существом на свете!..
- Но… - Джон растерялся. Ее слезы выбивали у него почву из-под ног. – Я тебя люблю, принцесса…
- Нужна мне твоя любовь! – выкрикивала она в перерывах между всхлипываниями. – Любовь только разрушает! Какой в ней смысл?
- Не реви, Абигейл, я и есть твой Дракон! Я это! Только огнем сейчас дышать не могу! Не узнала… Эх! А еще – «самое дорогое существо»…
- Что?! – Абигейл вскочила, удивленно уставившись на него красными от слез глазами.
- Я был заколдован. Очень долго… Ну… сама знаешь, как это бывает.
- Но… Как ты освободился?!
- Я тебя люблю. А какой смысл в любви, если ради нее ты не готов что-нибудь разрушить? Хотя бы это чертово заклятие!

© Владислав Скрипач
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Восемнадцать мне уже



Принцесса Николь металась по дворцу и нервничала. А когда Николь нервничала, лакеи и горничные прятались по шкафам, поварята залазили в бочки из-под солонины, король срочно уезжал на охоту, а королева вспоминала, что ей давно не навещала свою хорошую подругу герцогиню Ронд, живущую в далекой южной провинции. Потом принцесса успокаивалась или (что чаще) получала желаемое, и все возвращалось на круги своя.
Но на этот раз никто никуда не уехал и не спрятался, ведь огорчению принцессы были серьезные причины. Николь вчера исполнилось восемнадцать лет, а ее (только подумать!) не похитил дракон! Пальцем не пошевелил, злодей! Даже не прилетел! Даже гостей не напугал! Несмотря на вековые традиции и заключенные договоренности.
- Может он заболел? – предполагала королева Лилия.
- Вполне вероятно, - соглашался король Брон, - на Рури, - так звали дракона, - всегда можно было положиться.
- Я никому не нужна! – причитала принцесса. – Я опозорена! Монри из Браборга похитил дракон! Красси из Либрусского королевства – похитил! И даже Дюдюшу Ринскую – и ту похитил в ее совершеннолетие! А меня нет! На Дне рождения Монри так вообще, и огненное шоу было, и двадцать пять париков у придворных сгорело! И башню хвостом зацепил… А что у меня? Что?! Ни-че-го! Торт! У меня был ТОООРТ! Какой позор!
- Ну успокойся, успокойся, деточка, - приговаривала няня. – Придумаем что-то…
- Я вам не деточка!!! – еще больше распалялась Николь.
Вот уже сто пятьдесят лет в Зеленых землях существовала традиция. Каждую принцессу в день ее совершеннолетия похищало чудовище… ну не такое уж и чудовище – доброжелательно настроенный дракон, который пленницу не ел, не обижал, а просто катал на спине и возвращал назад. После такого ритуального действа считалось, что юная дева, прокатившая на спине чудовища, способна и королевством править и мужа держать в узде.
Молодой дракон Рури вот уже сорок лет подходил для этого дела как нельзя лучше. По сути Рури был еще драконенком, только-только начавшим входить в период зрелости.
Король Брон отправился к чудовищу за три недели до Дня рождения дочери и обо всем договорился. Сотня баранов и вклад в сокровищницу – вполне приемлемая цена, которую король может себе позволить, а дракон согласится принять.
Но Рури не прилетел. Его прождали весь день и всю следующую ночь, а утром отправили послов к драконьим пещерам, разузнать, что же случилось.
А тем временем Николь рвала и метала, запугивая людей и разрушая замок ничуть не хуже какого дракона.
Ее ярость достигла пика, когда возвратившиеся послы сообщили, что Рури сидит в пещере, выглядит вполне здоровым (по крайней мере, физически), но не желает ни с кем разговаривать, а в ответ на все вопросы показывает раздвоенный змеиный язык и издает при этом неприличный звук.
- Доспехи, копье и коня! – скомандовала Николь таким тоном, что никто – ни король с королевой, ни первый маршал, ни даже бесстрашная обычно нянечка, - не смог ей возразить.
Только когда принцесса уже взгромоздилась на лошадь, сурово сдвинула брови и крепко стиснула латной перчаткой древко копья, королева Лилия осмелилась спросить:
- А что ты собираешься делать, дорогая?
- Показать этому обнаглевшему животному, как меня игнорировать! – сказала, точнее, прошипела принцесса.
- Ты… намерена… убить дракона?.. – король Брон явно прочитал жажду крови на ее лице.
- Я намерена оседлать дракона! Если уж он не хочет катать меня на спине добровольно! Ну, или убить… – ответила принцесса и ускакала галопом по пыльной дороге.
Монархи, придворные и слуги стояли в оцепенении еще минут десять. А как только фигура в доспехах скрылась вдали, засуетились, забегали, заспорили, стали собирать войско, чтобы, то ли принцессу спасти от дракона, то ли дракона от принцессы.

А Рури грустил. Огромный страшный ящер пребывал в печали уже седьмой день. То ли съел несвежего быка. То ли задумался о предназначении драконов в этом мире. То ли просто не выспался… Бедному дракону не леталось, не охотилось, не дышалось огнем и даже не валялось в сокровищах. Рури впервые в жизни познавал ее – Великую Драконью Депрессию!
Вначале молодой дракон просто сидел в пещере, не желая никого видеть. Но спустя пару дней, когда заметно начал терять в весе, он осознал, что нуждается в помощи. Рури вызвал старую крысу - доктора Айжитьнехочу. Крысы – эти уважаемые светила науки, заботились о психологическом здоровье драконьего рода на протяжении вот уже трех сотен веков.
- На что жалуемся? – спрашивал крыса, поправляя круглые очечки.
- Ничего не хочется… - вздохнул Рури.
- Антидепрессанты вам нужны, милок, - заключил Айжитьнехочу. – Принимайте во время еды… вернее, вместо еды две принцессы в год, и все наладится. Это я вам гарантирую! Еще ваш достопочтимый дедушка Родриг лечился принцессами, и прожил две тысячи лет в добром здравии.
- В добром? А разве это не у моего дедушки Родрига были приступы панической атаки и неконтролируемой агрессии?
- Все потому, что не принял вовремя антидепрессанты!
- Я не могу… Есть принцесс запрещено с прошлого века, - пожаловался Рури.
- А как же закон о защите вымирающего вида драконов? – возразил крыса. – Вы занесены в Красную книгу! В международном Пакте так и сказано: «Всеми силами поддерживать существование и способствовать выживанию драконов»! Разве нет? Принцесс этих вон, пруд пруди, а вы – вымирающий вид!

- Ру-у-у-ри!!! – вдруг послышалось со стороны входа в пещеру. - Эй ты, подлая скотина! Выходи! Восемнадцать мне уже!
- Кто это? – удивился доктор крыса.
Рури, морща лоб, задумался, но ответ озвучил сам себя:
- Я – принцесса Николь, первая этого имени, Градорожденная, именуемая Бесстрашной и Непереспоримой! – заорал голос. – Выходи на честный бой! Отвечай за свои обещания!
- А вот и лекарство! – улыбнулся доктор Айжитьнехочу, радостно потирая свои крысиные лапки.
Рури скривился.
- Не кривитесь! Лекарство не должно быть приятным! Ешьте, и не забывайте о здоровом сне!
Доктор крыса быстренько собрал свой чемоданчик, захлопнул блокнотик и исчез в норе. А Рури остался один на один с «лекарством». При мысли о глотании принцессы, его подташнивало.
- Ру-у-у-ри-и-и!!! Выходи! И ответь, почему это ты не явился на мое совершеннолетие?! Какого-такого ящера ты меня опозорил?! Я из тебя чучело сделаю!
Рури вдруг вспомнился и его договор с королем Броном, и те сто баранов, которых он съел в качестве оплаты за услуги, и люди короля Брона, которые чего-то требовали… Рури стало немного стыдно. А потом он разозлился – дракон он или не дракон?! Какие-то людишки смеют сновать туда-сюда и раздражать великого и могучего Дракона! А эта, так называемая принцесса, самый раздражающий из всех факторов!
- Чего тебе? Иди лучше домой, в куклы играй! Пока я тебя не съел!
- ЧТО?!!! В КУКЛЫ?!!! – В этот момент камень, закрывающий вход в пещеру, со страшным грохотом откатился, и разъяренная девушка ворвалась внутрь. – Мне. Уже. Восемнадцать!!! Я совершеннолетняя!!! И я это докажу, прокатившись на твоей спине, животное!
Дракон не успел проследить взглядом, как принцесса оказалась позади, он лишь ощутил болезненный укол в ягодицу.
- А-а-а!!! Что это ты делаешь?
Маленькие ножки Николь Непереспоримой протопали по его хребту и остановились в районе шеи.
- Я! Николь! Первая этого имени! Приказываю тебе лететь!
Дракон сердито пыхнул огнем и попытался сбросить с себя наглую девицу, но та вцепилась в него, словно блоха в собаку.
Окончательно разозлившись и выйдя из себя, Рури мимоходом вышел и из своей пещеры, взмыл в небо и несколько раз совершил сальто в полете, ожидая избавиться от Николь.
- Молодец! – услышал он вместо «А-а-а-а!» и «шмяк». – Неси меня теперь прямо в родное королевство!
- Еще чего! – зарычал дракон. – Ни в какое королевство я тебя не понесу! И вообще, я собираюсь тебя съесть! Мне доктор прописал!
Полный решимости дракон метался из стороны в сторону, изгибая шею и стараясь достать принцессу, или хотя бы сбросить ее вниз. Ничего у него не выходило. В конце концов Рури выдохся, приземлился и объявил:
- Все равно вечно там сидеть не будешь. Есть захочешь – сама слезешь. Или во сне свалишься. А мне ты совсем не мешаешь. Я могу и с тобой заниматься своими драконьими делами.
А драконьих дел у Рури оказалось очень много: охота, еда, сон, снова еда, опять сон, заглатывание облаков, еда, сон, маневрирование между радугами, еда, сон, купание в озере, еда, сон, закапывание в груды сокровищ, еда, сон. Сон. И еще сон. И еще еда.
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Принцесса клещом сидела на спине. Иногда она ойкала, когда Рури нырял в холодные волны озера, и громко отплевывалась потом от воды. Иногда вздыхала и сглатывала слюнки, когда Рури ел аппетитно прожаренную оленью ногу. Иногда подхрапывала, когда Рури грелся на солнышке. Порой пыхтела, когда ее заваливало золотом в процессе закапывания. Но все равно не отставала.
Так они провели вместе весь день, а к вечеру Рури посетил доктор Айжитьнехочу. Он постучал по драконьему носу, измерил размер зрачков, внимательно осмотрел кончик хвоста и состояние чешуи.
- А вам, я вижу, значительно лучше, - заключил крыса. – Принцесс принимаете?
- Да вот… прицепилась одна… - Рури скосил глаза на прилипчивую всадницу.
Айжитьнехочу поправил очки, внимательно разглядывая Николь. Он обошел вокруг дракона несколько раз. Влез Рури на спину. Оббежал уже здесь вокруг принцессы. Попробовал оторвать ее руку от шипа на его хребте.
- О! Так это же новая методика! – воскликнул наконец светило науки и спрыгнул вниз, сразу взявшись что-то записывать. – Я диссертацию так защищу!.. – бормотал он. – …Ставить принцесс-пиявок гораздо более эффективно, чем принимать их внутрь. Рекомендуется выбирать принцесс с самым скверным характером, так как доказано, что именно эти особи больше всего пьют крови!
Рури и Николь, недоумевая, следили за действиями врача. Закончив, он сложил чемоданчик и собрался уходить:
- Выздоравливайте! Следуйте моим рекомендациям.
- Стойте! – завопил Рури. – Я думал, вы скажете, как ее отцепить!
- Что вы, милок, зачем?! Она еще не сделала свое дело. С пиявками оно как, насосется крови – сама отвалится.
- Что??? – взревела Николь и тут же «отвалилась».
Он бросилась к доктору, схватила его за хвостик, подняла в воздух и закричала прямо в крысиную мордочку:
- Это я тут пиявка? Слушай ты, разносчик чумы! Умничать тут будешь! Да я тебя, да я!..
Дракон накрыл Николь своей огромной лапой.
- Попалась!
Доктор крыса с возмущенным писком скользнул в нору.
- Отпусти меня… А? – приглушенно попросила Николь.
- Ты опять прицепишься и станешь портить мне жизнь, - отвечал Рури.
- Ты заслужил! Ты сам мне всю жизнь испортил! Мне тут восемнадцать исполнилось, а ты… Ты не прилетел! Все соседские принцессы надо мной смеются! Неужели так трудно было выполнить обещание?
- Но у меня была депрессия! – возразил дракон.
- Подумаешь, депрессия у него! А как я теперь жить буду? Если покажусь на балу, все станут шептаться – вот, смотрите, это Николь, она еще маленькая, потому что дракон не прилетел на ее совершеннолетие. А как стану выходить замуж? Любой ушлый юрист сможет аннулировать брак, потому что я еще официально несовершеннолетняя! А что потом? А стану старенькая и седая, а у меня не будет ни мужа, ни детей, ни внуков! Я все буду сидеть и ждать своего дракона?
Из-под когтистой лапы послышались сдавленные рыдания.
- Ну… - виновато сказал дракон. – Мне не хотелось… Ничего не хотелось… И я…
- Из-за того, что тебе не хотелось, ты всю мою жизнь превратил в сущий ад! Теперь и мне ничего не хочется! Поздравляю, Рури!
- Но это же депрессия! Великая Драконья Депрессия! Наш род страдает этим недугом вот уже сколько поколений… Я не виноват…
- Надеюсь теперь, когда ты испортил жизнь одной НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕЙ принцессе, тебе стало лучше… А вообще, лучше съешь меня, чтобы наверняка выздороветь! Мне уже все равно! Ешь!
- Но...
- Что же ты не ешь, Рури? Давай!
- Но… знаешь, мне кажется уже стало легче… Я вот и купался, и ел с аппетитом, и сладко спал, и даже радовался сокровищам, когда ты была у меня на спине. Похоже, ты меня вылечила… - неуверенно заметил дракон и поднял лапу, освобождая Николь. – А так как ты меня вылечила, я должен тебя отблагодарить.

Все войско государства, король Брон и королева Лилия видели, как из пещеры, которую они осадили, чтобы кого-нибудь от кого-нибудь спасти, вылетел молодой зеленый дракон, который нес на спине их Непереспоримую принцессу Николь.
- Урррааа! – грянул хор воинов, радующихся, что битва с драконом, или еще хуже – с принцессой, отменяется.
Видели зеленого дракона и над дворцами соседних королей, все принцессы, и совершеннолетние, и несовершеннолетние выглядывали из окон, завистливо глядя в небо. Их-то дракон прокатит максимум один круг, а эту Николь над всем материком пронес.

Так Николь окончательно закрепила свое восемнадцатилетие и приобрела нового зубастого бронированного крылатого друга. Рури с тех пор в Великую Драконью Депрессию больше не впадал. А когда ему становилось чуточку грустновато, он звал Николь, чтобы та потрепала ему нервы, попила крови и вернула вкус к жизни.
Доктор Айжитьнехочу защитил диссертацию и стал одним из самых известных психологов животного мира.

Владислав Скрипач
 

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Фантазия на тему: а что если бы принц-лягушонок был родом из Одессы.


Принц-лягушка и его еврейская мама

- Изя! – начала лягушка.
- Что, мама, мне холодно? – спросил лягушонок.
- Нет, Изя!
- Я хочу кушать?
- Нет, Изя, ты хочешь жениться!
- Ой, мама, не зацепляйте меня за волнительную тему, поберегите нервы.
- Изя! Как мне поберечь нервы, когда ты мне их постоянно делаешь? А я таки имею тебе кое-что сказать по этому поводу, - возразила лягушка.
- Мама, вы всегда имеете мне кое-что сказать и потом имеете себе нервы.
- Изя, ты совсем не любишь маму. Ведь мама ради тебя стала лягушкой. Даже больше того, Изя, ЖАБОЙ!!!
- Ой, мама, ну шо вы меня душите! Ну какая вы жаба – вы лягушка!
- Жаба, Изя, жаба! Лягушка – это ты, а мама, которая ради тебя обратились лягушкой, когда поняла, что ты таки останешься лягушонком, если мама не найдет тебе жену, - это уже не лягушка, Изя, это ЖАБА!
- Ой, мама, ну шо вы делаете из мухи истребитель? Мне не нужна жена, мне нужен один поцелуй – и я опять стану нормальным мальчиком.
- Может от поцелуя ты и станешь нормальным мальчиком, а вот нормальным мужчиной ты станешь, когда закончишь мЭдинститут и женишься. Вот скажи мне, Изя, мама приводила тебе прЫнцессу в прошлом месяце?
- Таки да… - вздохнул лягушонок.
- И шо ты с ней сделал? – Лягушка прекрасно знала, чем все кончилось.
- А что с ней сделаешь, когда она убегает, как будто за ней гонится тетя Софа с Привоза и требует отдать деньги.
- Вот зачем тебе понадобилось ее пугать?
- Ой, мама, кто ее пугал? Но она так боялась, так боялась… Шоб меня бедность так боялась… К тому же эта прЫнцесса была такая худая, как будто от нее попрятали всю еду в королевстве.
- Ладно, Изя, а неделю назад я заманила на болото баронессу?
- Таки заманили, мама… - послушно согласился Изя.
- И шо баронесса? Шо она сказала?
- Она сказала своим слугам меня ловить и жарить!
- Да… - задумчиво протянула лягушка. - С этой француженкой мама не подумала, но зато какая у нее была тазобедренная композиция! А что? Мама не железная, мама тоже имеет права делать ошибки, а не только обязанности делать твое счастье. Ну ладно эти тощие прЫнцессы и прожорливые баронессы, а вот позавчера мама принесла на болото девушку твоего размера…
- Так эта Дюймовочка не хотела меня видеть, не то чтобы целовать! Она как меня заметила, сделала такую морду страданий, что ее жук пожалел. А жук никогда никого не жалел, даже когда хоронили его жену, он плакал только потому, что пришлось заказать дорогую музыку.

Мама Роза только вздохнула, она понимала, что лучшие годы ее Изечки тают на этом болоте, как форшмак на столе перед тетей Сарой.
Год назад Изечку заколдовала в мЭрзкую лягушку эта мЭрзкая гойка** - фея Рита за то, что Изя назвал ее доцю толстой курицей, Ну и шо в этом такого?! Изечка сделал девочке комплимент. Вот, если бы он обозвал девочку тощей курицей - это обидно, мама Роза согласна. Но толстая курица? Разве, кого-то обидит на Привозе толстая курица? Нет! Все только таких и выбирают, а эта гойка решила, что Изя хам. Разве может ее сына хамить девочкам, даже если они гойки. Нет! Но Рита разозлилась и превратила мальчика в лягушку!
Мама Роза категорически потребовала наколдовать обратно, а фея заявила:
- Пусть расколдовывает та безмозглая, которая теперь согласится поцеловать твоего Изю прямо в его жабью рожу.
- Моего Изечку я таки расколдую, а вот твоей Фимочке не грозит не то, что мужа найти – расстаться с невинностью, даже без всякого зловредного колдовства.
- Гляди там – расколдует она! Хочу я посмотреть, как ты будешь ходить с лягушонком по привозу и предлагать деньги, чтобы нашлась дура легкого поведения, что согласится на эту аферу!
- Зато с внешностью твоей Фимочки, ее поведение такое тяжелое, что его можно добавлять к гирям дяди Семы, когда он обвешивает покупателей! А я найду моему Изечке не просто дЭвушку для поцелуйчиков, а порядочную жену!
- Ага, такую порядочную, как Руфочка из борделя, которой Изя прошлым вторником цветы нес!
- Жена Изечки будет такой прекрасной, что твои гойские глаза вылезут на твой морщинистый лоб и примут форму аж двух квадратов! Я смогу найти достойную прЭтендЭнтку даже если сама буду жабой!
- Ну, как говорится, любой каприз за ваши деньги, а сегодня у нас таки акция! – И фея Рита припечатала Розу волшебной палочкой, тоже превратив в лягушку.

Роза искала сыночке жену днями и ночам. И все без толку. А ведь Изечка – не простой мальчик, Изечка таки принц, потому что папа Изи в прошлом был королем, а значит, сама Розочка – королевой, только дурные феи не имеют никакой субординации.
- И вот что я думаю, мама, - заявил вдруг Изя. – Ни к чему вы пускаетесь в такие кругосветные поиски. Вы столько сил тратите, а ваши кандЫдатурки и моя мечта – две большие разницы.
- Кончай мне этих штучек, Изя! Ты – мои вырванные годы! – возмутилась лягушка. – У тебя, конечно, должно быть свое собственное мнение, и мама сейчас тебе его расскажет. Мама поведет тебя на дворцовый пруд. Во дворце живет прекрасная дЭвушка. И не сорви гешефт*, Изя, таки выторгуй хотя бы один поцелуй!
- Мама, вы будете учить меня торговаться?
- Изя, я буду учить тебя взрослеть! Ты помнишь этого припоцанного дядю Жору? Так он тоже думал, что таки может торговаться. Так мама купила у него три кило бычков за три рубля!
***
Принцесса горько плакала над прудом. Из воды высунулась зеленая голова лягушонка:
- Чиво вы плачете? Я с вашими рюмсами имею соленую воду. А если бы я хотел жить в соленой воде, сидел бы в Черном море.
- Я уронила в воду золотой мяч, - плакала принцесса еще сильнее.
- Золотой? – оживился лягушонок. – Таки весь золотой?
- Да, - принцесса вытерла платочком носик, - он такой красивый!
- А какого примерно он был размеру?
- Вот такой, - принцесса раздвинула ладони.
- Ого! Таки большой! – воскликнул лягушонок и добавил еле слышно: - Я конечно не силен в гЭомЭтрии, но судя по размерам, золота в нем почти шо полкило!
- Я бы исполнила любое желание того, кто мне его достанет!
- Да я бы сам таки исполнил любое желание тому, кто мине достанет полкило золота забесплатно. - И лягушонок скрылся под водой.
***
- Давай поговорим за прЫнцессу, Изя!
- Ой, мама, далась вам та прЫнцесса!
- Изя! С таким отношением, у тебя не будет ни прЫнцессы, ни человеческой физиономии!
- Зато у меня таки имеется капитал! А с капиталом у меня будут и прЫнцессы, и магазинчик! А человеческой физиономии нет у половины Одессы и ничего!
- Какой капитал? Ты шо, больной? Тут тебе не банк, а пруд!
- Я нашел на дне золотой мячик прЫнцессы.
- А мой инфаркт ты там не нашел? Изя, мама тебя, конечно любит, но ты не Изя – ты адя***! А может даже адиёт****! Если дЭвушка может себе позволить топить золотые мячи в пруду, а не носить их на шее на цепочке, то это значит, Изя, что это очень обЭспЭченная дЭвушка! А ты, Изя, хоть и прЫнц, но без копейки денег!
- И шо вы хотите? Чтобы я возвратил этой криворукой шиксе***** мой капитал?
- Ой, мне все равно, лишь бы ДА! Кто ж уходит с Привозу с одной курицей, когда через два часа можно будет купить еще и петуха с яйцами за те же деньги. Торгуйся, Изя, торгуйся! А то мама пойдет и сама все сделает, а потом тебе придется потратить свой капитал на мои похороны! И не смей мне возражать, Изя!
- А я не возражаю, я молчу.
- Так убери это мнение со своего лица!
***
Принцесса ела из своей золотой тарелочки. Рядом с ней на высоком стульчике сидел лягушонок и тоже ел из золотой тарелочки принцессы. Девушка ласково улыбалась – она была очень благодарна за то, что лягушонок достал со дна пруда ее золотой мячик.
Король тоже улыбался тому, что его дочка такая воспитанная и благодарная.
Вдруг - топ-шлеп-шлеп-шлеп - кто-то взбирается по мраморной лестнице и, взобравшись наверх, стучится в дверь и говорит:
- Изя! Изя, это настоящее свинство! Ты хочешь, чтобы твоя мама взяла и умерла посреди полного здоровья? Изя! Ты сидишь в теплом домике, а мама должна прыгать по холодному болоту? Немедленно впусти маму, Изя!
- Кто это? – удивился король.
- Мама… - протянул лягушонок.
Король тут же повелел дочери немедленно впустить маму лягушонка, усадить ее за стол и дать тарелку.
- А шо для Изи у вас не нашлось золотой тарелочки? Почему он кушает с одной тарелки с вашей дочкой? – спросила лягушка.
Король приказал принести прибор для лягушонка.
Лягушка, с сомнением оглядев длинный стол, на котором кроме тарелок и бокалов ужинающих ничего больше не было (блюда подносили слуги), сказала:
- Это вам не жук начихал на скатерть? Вы хотя бы положили больше хлеба.
Король не знал, что здесь отвечать.
- Чем вы кормите моего Изечку? – мама понюхала суп. - Когда это готовилось? Когда я еще не была жабой?
Король и принцесса покраснели и опустили глаза – им вдруг стало очень стыдно. Король подумал, что нужно, пожалуй, казнить повара.
- Кушай, Изечка, кушай. Ты очень мало кушаешь! Неизвестно еще когда тебя тут покормят в следующий раз.

Ужин подошел к концу, и настало время сна. Принцесса взяла лягушонка на руки и понесла в свою спаленку – так они договорились у пруда. Она уложила лягушонка рядом с собой в мягкую постельку, укрыла его одеяльцем, укрылась сама и уснула.
Ночью принцессе вдруг стало очень холодно, она открыла глаза и увидела перед собой лягушку, которая стягивая с нее одеяло, чтобы получше укутать лягушонка.
- Мама, шо вы делаете? – сонно спросил лягушонок.
- Спи, Изечка, спи. Ты очень мало спишь. Еще неизвестно будут ли тут давать тебе высыпаться.
- Мама, вы делаете мой сон банкротом.
- Молчи, Изя. Тебе дует?
- Нет, мама, не дует.
- ДЭвушка! ПрЫнцесса! – лягушка принялась толкать принцессу в бок. – Просыпайтесь, и ложитесь с краю, а Изечка ляжет на ваше место, а то ему дует!
Принцессе это не понравилось, но она слишком была благодарна лягушонку, поэтому поменялась с ним местами. Но едва она снова задремала, как раздался голос:
- Она тебя не задавит, Изя?
- Нет, мама, нет! Никто кроме вас меня не задавит.
- Дэвушка! Дэвушка! Прынцесса! – лягушка снова принялась толкать принцессу в бок. – Вы с вашими габаритами можете чисто случайно задавить моего Изечку!
- Я вовсе не толстая! – обиделась принцесса, которая на самом деле была хрупкой девушкой.
- А кто говорит, шо вы толстая? Вас просто очень много! Вы хотите иметь вину за две большие трагедии? Вам оно надо?
- Какие две трагедии? – удивилась принцесса.
- Утром вы найдете плоское тело моего Изечки и мои холодные ноги от разрыва сердца! Ложитесь лучше на коврике. Там много места, и там вы никого таки не задавите.
- Мама! – вмешался лягушонок. – Это кровать принцессы, она не может спать на полу!
- Вы только посмотрите на этого филантропа за мой счет! Ложитесь, ложитесь на полу, прЫнцесса. С вашей осанкой надо больше спать на твердом.
- Мама! – опять вмешался лягушонок (а надо сказать, что к этому времени принцесса уже успела ему понравиться, и он с ней почти подружился). – У принцессы прекрасная осанка!
- И хорошая фигура, - добавил он.
- Не расчесывай мне нервы, Изя! Ты просто не видел хороших фигур. И, поверь мне Изя, все равно какой фигурой тебя раздавят! Если тебя лягнет тощая кобыла…
- Она не тощая кобыла!
- Я не тощая кобыла! – одновременно закричали принцесса и лягушонок.
Тут принцесса, несмотря на то, что она была доброй вежливой девочкой, очень разозлилась, схватила лягушку и швырнула ту об стену. А потом подхватила лягушонка и чмокнула за то, что он ее защищал.
И в одно мгновение и лягушонок, и его мама превратились в людей.
***
Мама Роза сидела за столом в отведенных ей в замке короля покоях и писала письмо дяде Жорику:
«Уважаемый, дядя Жорик!
Вы с сожалением приглашаетесь на свадьбу моего превосходного сына принца Изи Соломоновича и какой-то Невоспитанной Грубиянки, имя которой я не запомнила.
Самая большая катастрофа в истории нашей семьи состоится в 7 вечера в пятницу, 5 августа и закончится браком.
Не сомневаюсь что со временем его возможно будет аннулировать.
Передайте привет Цилечке, скажите ей, что она очень хорошая девочка. Пусть пока не выходит замуж, потому что увлечение моего Изечки скоро таки пройдет»
***
На Черноморском пляже под видом обычных отдыхающих на шезлонгах расположилась высокородная чета: принц и принцесса. Одной рукой принцесса сжимала ладонь мужа, а второй держала в руках книгу со сказками братьев Гримм. Их трое розовощеких детишек сидели на надувном матрасе и с открытыми ртами слушали сказку, которую читала мама.
- «Когда повелитель его был превращен в лягушонка, верный Генрих так опечалился, что велел сделать три железных обруча и заковал в них свое сердце, чтобы оно не разорвалось на части от боли да кручины…»
- Доча, шо ты такое читаешь? – дама, загоравшая чуть поодаль, повернула голову в сторону принцессы.
- «Король-лягушонок, или Железный Генрих», мама.
- А при чем тут этот Генрих? Они бы еще назвали сказку «Бронзовым Дюком»******!..
- Мама, это просто сказка! – встрял принц.
- Молчи, Изя! Эта ваша сказка так поиздевалась над фактами, как время над лицом тети Сары! Там ни слова за маму, Изя! Там ни буковки за жертву материзма!
- Материнства… - поправил Изя.
- Ты стал злым, Изя, ты стал циничным. Стал заносчивый, как гаишник с престижного перекрёстка.
- Мама, ну шо вам не хватает! – не выдержал Изя. - Мы подарили вам новенький готель на берегу моря?
- Конечно, Изя. В самом отдаленном месте. Куда не ходят маршруток.
- Но мы же подарили вам сорокаместный автобус Мерседес!
- Можно подумать, Изя, мама умеет водить автобус.
- Так наймите водителя, мама!
- Ты, Изя, не знаешь, сколько денег сегодня стоит покупить бензин? Если мама заплатит водителю, то ему придется тянуть автобус, как тетя Циля тащит с пьянки дядю Борю, потому шо денег на бензин таки не останется.
- Мама, мы заключили договор с арабским шейхом, вам будут прямые поставки бензина, и я пришлю вам десять королевских водителей на государственном жаловании. Чем вы еще не довольны?
- Тем, Изя, шо мне пришлось заковать свое сердце в три железобЭтонных обруча, после того, как тебя понесло жениться.
- Но мама! Вы же сами хотели, чтобы я женился и нашли для меня моё золотце, - принц поцеловал руку принцессы, мама скривилась.
- Кто же знал, Изя, что эта девочка окажется такой грубиянкой? Швырять маму об стенку!..
- Но она нас разве не расколдовала?
- Лучше жить жабой, Изя, чем обязанной другой жабе.
- Не называйте мою жену жабой, мама!
Мама поджала губы, отвернулась и натянула соломенную широкополую шляпу на нос.
- Похорони меня рядом с твоим отцом, Изя, - раздался приглушенный слабый голос из-под шляпы спустя некоторое время. – Напиши на том пластиковом памятнике, шо ты поставишь на мою могилу, шо мама таки тебя любила…
- Не надо, мама!..
Принцесса не обращала внимания на жалобы с соседнего шезлонга, а продолжала читать сказку. «Вот опять и опять затрещало что-то в пути, королевич думал, что это треснула карета, но были то обручи, что слетели с сердца верного Генриха, потому что хозяин его избавился от злого заклятья и снова стал счастливым!»
- Зачем она бросила лягушонка об стену? – поинтересовался младшенький сынок, когда мама закончила.
- Шо ты хочешь от моей жизни? – вздохнула принцесса. - Уже сиди и не спрашивай вопросы…

* гойка, ***** шикса – не еврейка.
** гешефт - сделка
*** адя – сокращенно от адиёт,
**** адиёт – идиот.
******бронзовый Дюк – Памятник герцогу де Ришельё в Одессе.
Авторы: Владислав Скрипач и Ярина Катич
 
Последнее редактирование модератором:

Софи

участник
Регистрация
08.02.2017
Сообщения
8 209
Репутация
1 198
Баллы
0
Лайки
6096
Пол
женский
Эффект вазочки

Дракон проснулся от того, что его пинали по носу, пытались приподнять веко, дергали за усы, а потом еще и заорали в самое ухо:
- Эй! Ты кто?
- Я? – он вздрогнул, удивился вопросу, пытаясь рассмотреть того, кто причинял ему все эти неудобства. – А ты кто?
- Я то понятно. Я самая обыкновенная. А ты?
- Нет-нет. Это со мной все ясно. Я просто дракон, который спал спокойно в пещере. И мне совершенно непонятно, кто и зачем меня разбудил?
- Пфф! Какой ты глупый! Принцессу своей страны узнать не можешь. Меня тут каждый знает. Я – Софи.
- Во-первых, я не каждый. – Дракон принялся загибать пальцы. - Во-вторых, твоя страна – это не моя страна. - Софи на вид была совсем маленькая. И дракон подумал, что если ее съесть, то даже не распробуешь. - И в-третьих, если ты такая умная, то наверняка знаешь сказку про Красную шапочку.
- Знаю, и что?
- А то, что девочек, которые разговаривают с незнакомыми страшными дикими зверями, ждут бооольшие неприятности.
- Во-первых, - принцесса тоже принялась загибать пальцы на своей маленькой ручке, – у меня нет красной шапки. Во-вторых, ты не незнакомый, потому что мы уже познакомились. А в-третьих, я дослушала эту сказку до конца и знаю, что бывает со страшными дикими зверями, когда они глотают маленьких девочек.
- Хм… Логично… - задумался дракон. – Так, а все-таки, что ты тут делаешь? Не пирожки же бабушке решила отнести?
- Понимаешь, я вазочку разбила… - вздохнула принцесса.
- Ну и?
- Любимую мамину, китайскую…
- Так мамину или китайскую?
- В любом случае влетит страаааашно.
- Так и не понял, от мамы или от китайцев?
- Неважно, главное что влетит. Ну вот, я сначала боялась, боялась… а потом, думаю, ну влетит и влетит – это же недолго и не каждый день – переживу. Поэтому я еще фарфоровый сервиз разбила.
- Зачем?
- Ну, а как же! Он, сервиз этот, старый-престарый, тыщу лет уже, вот-вот сам рассыплется. А я его когда-то чуть случайно не уронила. А вдруг я его завтра уроню? Мне снова влетит. А там двадцать предметов. А если я по одному предмету буду каждый день ронять? Что тогда? Каждый день на орехи получать? Нет уж, фигушки! Пусть лучше сильно, но один раз.
- Логично.
- А потом я подумала, и съела немытый персик. Просто мне очень хотелось, а мне не разрешали, пока не помоют и не порежут. А потом взяла мамину корону, обула мамины туфли и два часа играла в королеву в тронном зале.
- Тоже не разрешают?
- Ага, - кивнула принцесса. – Дальше я вспомнила, что папин волшебный меч, который хранится в Зале славы, и его охраняют страшные заклятия.
- И?
- И порезалась… - принцесса продемонстрировала небольшую царапину на указательном пальце. – Из-за этих страшных заклятий конечно. Ну еще я немного поломала папину любимую лютню… Чуть-чуть перепутала все флакончики в кабинете придворного колдуна. Выпустила из загона табун королевских лошадей… Подложила вредному рыцарю Идальго крапиву в доспехи. Пустила собачку Лапочку, которую папа, глядя на нее снизу вверх, почему-то называет: «Монстропотам переросток» на родительскую кровать, и мы с ней прыгали до самого потолка. И розочку на торте съела…
- И тебя не поймали?
- Ха! Я очень быстрая! – гордо произнесла принцесса. Затем наклонилась и доверительно шепнула: - Еще нет.
- А дальше?
- Потом я села и стала думать, что бы еще такого по-быстрому сделать, за что обязательно влетит, и чтобы влетало один раз сегодня, а не каждый день потом.
- И?
- И вот я здесь! Меня сюда никогда не пускали. Говорили, тут живет жуткое чудовище.
- Правильно говорили. Я такой и есть, - угрожающе оскалился дракон.
- Пфф… - принцесса махнула рукой. – Это у тебя комплексы, никакое ты не жуткое чудовище. Очень даже симпатичный. Тебе просто нужно в себя поверить. И я скажу как.
Дракон обескураженно нахмурился, а она продолжала:
- Становишься утром перед зеркалом и говоришь: «А кто тут у нас самый прекрасный и симпатичный! Самый добрый и умный! О! Так это же я!» И все.
- Что все?
- Комплексы, как рукой снимет.
- Хм… - дракон потер подбородок. И в этот момент снаружи раздались крики, шум, бряцанье оружия. Затем все стихло, а чей-то зычный бас проорал:
- Поганое чудовище! Мы пришли отомстить за нашу принцессу! Сейчас ты умрешь, тварь треклятая!
- Так выражаться при детях… - поморщился дракон, затем обратился к принцессе, насмешливо спрашивая: – Ну, а насчет них, ты что посоветуешь? Как думаешь, если я выйду и скажу: «А кто тут у нас самая обаятельная милашка? О! Так это же я!» Поверят?
Принцесса уныло показала головой:
- Не-а. Это рыцарь Идальго, он не поверит. Злой очень. И шуток не понимает.
- Ну конечно, а кого крапива в доспехах делала добрым и веселым?
- Хочешь сказать, это моя ошибка? – принцесса уперла руки в бока.
- Хочу.
- Эй! Выходи! Дракон! А то мы выкурим тебя оттуда ядовитым дымом?
- Прячься! – приказала принцесса, прижала голову дракона к полу, суетливо бросила сверху парочку веточек и листочков, случайно попавших в пещеру, а сверху накрыла своим носовым платочком. Платочек закрывал только половину ноздри дракона, но видимо являлся волшебным, раз принцесса так была уверена в его маскирующих свойствах.
Потом она смело шагнула за порог.
- Нет тут никакого дракона! Я все проверила!
Лица рыцаря Идальго, короля и королевы, а также слуг и придворных, среди которых был королевский волшебник, не предвещали ничего хорошего. Они в упор смотрели на принцессу несколько небольших вечностей, а потом королева вдруг расплакалась.
- Мы ужасно переволновались! - причитала она. – Зачем ты так?
- А нечего было из-за какой-то там вазочки так со мной строго…
- Из-за какой вазочки?
- Той самой… - хмуро проворчала принцесса, - за которую мне влетит…
- Да бог с ней, с вазой! – воскликнула королева. – В пещеры ты зачем подалась? А вдруг там дракон?
- Вот и я так подумала. Но, к сожалению, никакого дракона там нет!
- Тебе ужасно повезло, принцесса, - заметил рыцарь Идальго. – Злобный дракон, видимо как раз отсутствовал, иначе он обязательно бы тебя сожрал.
- Будто бы мне есть совсем нечего… - очень тихо проворчал в пещере дракон. Никто его, конечно, не услышал.
Тут вперед вышел волшебник, поправил свою остроконечную шляпу, назидательно поднял вверх указательный палец и поучительно произнес:
- Я расскажу тебе историю, Софи. Ты думаешь, будто разбитая вазочка – это ерунда? Но на самом деле, один маааленький поступок может привести к глобааальнейшим последствиям. Вот однажды, в одном, точно таком же королевстве, жила точно такая же принцесса, как ты. И она по чистой случайности разбила точно такую же вазочку, но никому ничего не сказала. А эта вазочка была подарком очень могущественного соседнего короля – залогом мира и дружбы между двумя державами. Когда он прибыл в ту страну с официальным визитом и не увидел своего дара, то ужасно разозлился, объявил войну королевству. И знаешь, что случилось дальше?
- Что? – испуганно захлопала ресницами принцесса.
Волшебник выдержал паузу, затем медленно проговорил:
- Там все умерли.
Дракон в своей пещере возмущенно фыркнул.
- Ой! – принцесса прикрыла ладонями рот. – Как страшно! Надеюсь, из-за того, что я примеряла мамины наряды, ничего такого не случится?
Волшебник на секунду задумался, а потом снова начал историю про точно такое же королевство, точно такую же принцессу и точно такой же случай.
- …И снова все умерли, - подытожил волшебник.
- Да конечно… – проворчал дракон.
- А если я… то есть она, та принцесса, трогала отцовский меч и лютню? – принцесса еще больше испугалась.
Новый рассказ волшебника повествовал об ужасных последствиях плохого поведения принцессы, которое привело к тому, что все в королевстве умерли. Дракон, слушая, не понимал, зачем так пугать ребенка?
Затем Софи проверила на ужасность последствий выпущенный табун, крапиву в доспехах, прыганье с собакой на кровати и даже съеденную на торте розочку. Все, конечно же, приводило к тотальной гибели королевства. Больше всего волшебнику не понравились перепутанные флакончики в его лаборатории. От этого вообще чуть ли не полмира отправилось на тот свет.
- Почему-то у тебя, что ни сделай – все умирают, - подозрительно сощурилась принцесса.
- Вот-вот! – оживился дракон.
- Это не у меня, - возразил волшебник. – Это в историях. И в каждой истории есть мораль! Как ты думаешь, Софи, какова мораль в этих историях? Ты хоть что-нибудь из них поняла?
- Да поняла я, поняла, - принцесса громко вздохнула. - Мораль тут в том, что вы любое приключение своей моралью хотите испортить …
И тут дракон не выдержал и громко-громко рассмеялся. Пещера задрожала. Лошади испугались. Рыцарь Идальго ринулся в пещеру, но тут же выскочил оттуда с воплем:
- Дракон! Дракон!
За ним гнался дракон собственно персоной, крича:
- Да я не злой! И очень даже симпатичный!
- Мы все умрем! – заорал волшебник и грохнулся в обморок.
- Вот такой вот эффект вазочки, - развела руками принцесса.

P.S. Никто в том королевстве, конечно же, не умер, но перепугались все знатно (особенно волшебник). Дракон объяснил, какой он добрый и симпатичный. Ему почему-то не поверили. А вот у принцессы Софи – получилось, хоть и не с первого раза. Все успокоились. Прекратили панику. Подружились. И устроили пикник на полянке.
- И какова же мораль у этой истории? - спросил за чашкой чая окончательно пришедший в себя волшебник.
- Нужно слушаться, - предложила свой вариант королева.
- Нельзя трогать вещи взрослых, - высказался король.
- Опасно вытворять всякие штуки (вроде крапивы в доспехах), снижающие боеспособность рыцарей, - сказал Идальго.
А самый мудрый из всей компании - дракон молчал, попивал чай, а затем вставил свое веское слово:
- Если маленьким принцессам (или даже не маленьким и не принцессам) слишком много всего запрещать, рано или поздно, это приведет если не к всеобщей гибели, то уж к массовому перепугу – это точно.

© Владислав Скрипач
 
Последнее редактирование модератором:
Сверху Снизу